WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

Всякая община не только российский крестьянский мир, но и, скажем, герман ский городской цех, или еврейский кагал, или казачье войско — строится на одних и тех же принципах: ей предоставляется некий природный или социальный ресурс в хозяйственное распоряжение под определенные условия. Община никогда не была Общинное землевладение в системе крепостного права собственником земли в России. Собственником был князь, боярин, а общине предо ставлялся лишь определенный ресурс: земля, лес, рыбные воды, — и она должна была вести хозяйство на этом ресурсе под условием несения определенного тягла, натуральных повинностей, налогов и т. д.

Она обеспечивала равную платежеспособность собственных членов равным дос тупом к ресурсам, которые были ей предоставлены. Это подавляло всякую хозяй ственную конкуренцию внутри общины. И если говорить о том, почему принужде ние, барщина, была производительней оброка, почему принуждение повышало про изводительность крестьянского труда, то потому, что без барщины община подавляла конкуренцию, и это было свойственно не только русскому народу, это характерно для любой общины.

В Германии крестьянская единица земли называется Morgen (утро). Это то коли чество земли, которое можно вспахать за утро, а не за день, потому что крестьянин считал нежелательным пахать весь день. Он должен был обеспечить себя, обеспе чить то, что он должен выплатить по условиям общины, что является условием су ществования общины, а дальнейшее становилось уже излишним, потому что все равно изымалось.

Это подавление внутренней хозяйственной конкуренции, невозможность эконо мического роста в рамках общины обеспечили относительно одновременную ликви дацию по всей Европе крепостного права во всех его модификациях и общины. В ка ких то регионах, как, например, в Германии, раньше исчезла община, в каких то — крепостное право. Это институты, поддерживавшие друг друга, и если говорить о рациональности крепостного права, то я здесь допускаю его рациональность для го сударства в одном аспекте: община вместе с крепостным правом катастрофически понижала представление о ценности личности. Ведь ресурс у общины был неизме нен. Рост населения общины уменьшал этот ресурс, ухудшал экономические усло вия ее существования. Поэтому каждый лишний мужик воспринимался общиной как ущерб для нее, что создавало пониженную ценность личности. Именно по этой при чине так легко была внедрена рекрутская система набора, и оплакивали рекрутов, как мертвых, потому что для общины солдат становился именно таким. Он не пре тендовал больше на общинные земли как государев человек.

Низкая цена человека создавала для государства возможность военной мощи, совершенно непропорциональной экономическому уровню общества. Это было ос новное условие существования империи и ее роста — непропорциональная эконо мике военная мощь, создаваемая за счет подавления человека, но она же была и ги белью для империи. Крепостничество — это одна из исторических ловушек, в кото рую общество легко и незаметно вошло, но когда осознало, что эта форма исторически неперспективна, выхода уже не было. Поэтому вся критика реформы 1861 г. как по ловинчатой, недостаточно решительной и т. д. основывается на исключительно не достаточном знании предмета.

М. Свердлов:

Вопросы, которые я хочу задать, возможно, задал бы незабвенный А. И. Копунев, замечательный историк, доктор исторических наук, по происхождению, между про чим, из северных крестьян. Кстати, превосходно зная предмет, он постоянно напо минал: «Крестьянин без общины жить не может». А. И. Копунев исследовал состо 22 В. В. Кавторин яние северного русского крестьянства и реальные частноправовые акты купли про дажи вкладов земельных участков, что свидетельствует об их собственности на эту землю. Как тогда вы бы прокомментировали эти наблюдения, которые изложены в двух книгах, изданных институтом истории Академии наук Это первый вопрос.

Второй вопрос касается состояния крестьянской общины, волости, которые не повсеместно были включены в систему крепостного права. Северная русская общи на как раз не была включена в систему крепостного права. Как бы вы прокомменти ровали это обстоятельство В. К.:

Н. Я. Данилевский, изучавший… М. С.:

Он этого не знал.

В. К.:

Позвольте продолжить. Он изучал положение северных крестьян, будучи коман дирован министерством государственных имуществ для того, чтобы разобраться с причинами нехватки продовольствия на севере. К сожалению, у нас мало знают его отчет об этой командировке, хотя он опубликован в журнале Министерства государ ственных имуществ.

И Н. Я. Данилевский в этом отчете дает ряд рекомендаций. Кстати, до этого он изучал общинное хозяйство на юге, у яицких казаков и, как вы знаете, был сторонни ком общины. Северную общину он считал чистой общиной, не затронутой крепост ным правом. Прежде чем зачесть выписку из отчета Н. Я. Данилевского, мне хоте лось бы напомнить мнение доктора философии Пивоварова, высказанное им в стать ях о Н. Я. Данилевском и обнаруживающее его знание предмета исключительно по труду «Россия и Европа» Н. Я. Данилевского, мол, он не допускал распада общины.

Между тем вот что пишет Н. Я. Данилевский в своем отчете: «Здесь, как и везде, где русский человек имел возможность распорядиться организацией своего труда, сооб разно своим наклонностям, и своим понятиям о праве пользования дарами природы, он сделал это не на началах индивидуальной, а общинной совести, служащей у него основанием лежащих на нем повинностей». Да, на севере не было крепостничества, там был предоставлен государством ресурс в виде земель.

Б. Миронов:

Значит, было государственное крепостничество.

В. К.:

Ресурс в виде земель, и община его эксплуатировала, обеспечивая доступ не только к пахоте, но и к сырью для смолокурен и т. д. на равных основаниях.

М. Свердлов:

Но были ведь реальные сделки В. К.:

Да, реальные сделки были. Могли продаваться расчистки. Вот если крестьянин сам расчищал участок, он имел право его продать, а после 1861 г., кстати, это право отменили. Стали, переделив, эти расчистки тоже использовать. В результате, как пишет Н. Я. Данилевский в этом докладе, расчистки прекратились. Было неинтерес но расчищать, горбатясь, лес, чтобы потом это переделили. И он предлагает здесь правительству отдавать расчистки в пожизненное наследственное пользование тем, кто их расчистил, то есть фактически разрушать общину.

Цикл русской истории: от освобождения крестьян до ухода Eльцина Б. М.:

Во первых, был задан вопрос об А. И.

Копуневе, но кроме А. И. Копунева су ществует еще две точки зрения на сдел ки, которые практиковались в северной деревне в XVI–XVII вв., в том числе — А. И. Шапиро и других. Не все считают, что там была частная собственность, это как раз одна из маргинальных точек зре ния. Мне очень понравилось то, что вы, будучи писателем, а не историком, ин туитивно очень точно почувствовали, что община и крепостное право — это две стороны одной медали. Это действи тельно так. Еще одна интересная с этой точки зрения мысль, прозвучавшая в вашем выступлении, состоит в том, что община была вставлена государством в С. Коровин. На миру. систему государственного управления.

Российское государство было очень слабым. Бюрократия была крайне слабой и не многочисленной. И только используя самоуправление, можно было наладить функ ционирование государства. Государству удалось включить общину в систему госу дарственного самоуправления.

С. В. Чебанов, профессор кафедры национальной безопасности факультета безопасности Санкт Петербургского технического университета Цикл русской истории:

от освобождения крестьян до ухода Eльцина После реформы 1861 г. сложилось общественное устройство России, которое является эталонным для бытовой мифологии широких слоев населения СССР Рос сии последних десятилетий.

24 С. В. Чебанов Это эталонное устройство характеризуется:

– максимальной юридически закрепленной величиной территории империи, ее высоким экономическим ростом и международным авторитетом, максималь ным приростом численности населения, всесторонней модернизацией и вклю ченностью в процессы глобализации;

– образом России как аграрной страны;

– наличием выраженной общественной стратификации с характерным для каж дой социальной группы бытовым укладом;

– тенденцией ориентации детей на воспроизведение не только социальных ста тусов родителей, допускающей некоторую модификацию, повышающую этот статус, но и самой системы таких статусов (с некоторой модернизацией).

Последующая история является историей исчезновения (уничтожения) этих со циальных групп.

Граница XIX–ХХ вв. характеризуется разорением и вытеснением с ключевых по зиций помещичьего дворянства, возвышением разбогатевших крестьян (проблема «вишневых садов»).

В 20–30 е гг. ХХ в. насильственно уничтожается дворянство, купечество, духо венство, ставится под сомнение существование крестьянства (на границе 1910– 1920 х гг. в очень радикальной форме).

В 1950 е (в особенности в конце) — 60 е гг. интенсивно идет размывание кресть янства как социальной группы (за счет общей либерализации, введения паспортов для колхозников, создания сети автобусного движения в сельской местности, разви тия сети телевизионного вещания и т. д.), продолжающее отток крестьянства из сель ской местности во время индустриализации и военных действий конца 1930–40 х гг.

Процесс разложения завершается программой ликвидации «неперспективных» де ревень и началом массового садоводческого движения. Этот процесс вызывает ост рую ностальгию у разных групп населения, рождая творчество писателей деревен щиков (от В. А. Солоухина до Ф. А. Абрамова).

1970–80 е гг. характеризуются размыванием уклада рабочих как социальной груп пы, в том числе распространением деятельности операторов (начиная с работы опе раторов станков с ЧПУ), обладающей чертами труда и быта как рабочих, так и инже неров. Стремление рабочих дать высшее образование своим детям, появление зачат ков непрерывного образования, распространение движения рационализаторов и массового садоводства еще более усиливают этот процесс.

Застой 1980 х гг., как и последующие революционные преобразования, сделали наиболее востребованными, динамичными и социально адекватными лиц со средним специальным и с незаконченным высшим образованием.

В результате распада СССР оказалась невостребованной деятельность остатков как крестьянства (на их место все в большей мере приходит фермерство), так и рабо чих.

Кроме того, на протяжении 1990 х гг. произошло разложение как «образованщи ны» (советских ИТР и «научных работников»), так и ее предшественницы — интел лигенции — последней социальной группы пореформенной России. На их место при ходят интеллектуалы.

Крепостное право: право или бесправие В итоге к концу ХХ в. не только исчезают все социальные группы пореформенной России, но и вообще оказывается, что в России вместо общества имеется социум — неорганизованная диспергированная социальная масса, своего рода «белый лист», с которого может начаться новый цикл социального развития.

В. Е. Семенков, доцент факультета социологии Cанкт Петербургского государственного университета Крепостное право: право или бесправие Уважаемые коллеги, меня не устраивает то направление работы, которое сложи лось у нас на семинаре. Я пришел на другой семинар. Уважаемый М. Свердлов гово рил о том, что историки не должны заниматься идеологией, политикой и т. д.

Во первых, это научный эскапизм, во вторых, нам всем раздали документ, кон цепцию семинара. Это идеологический документ. Этот документ предполагает впи сать тот феномен, который мы сегодня обсуждаем, крепостное право, в рамки опре деленного исторического процесса. Я цитирую: «но видится полноправной составля ющей того впечатляющего процесса, начало которому было положено» восстанием рабов на Гаити. Я вижу задачу нашего семинара не в том, чтобы обсуждать крепост ное право, это слишком комфортная позиция для историка, давайте обсуждать кре постное право, восстание Спартака и т. д. — я вижу задачу нашего семинара выска заться по поводу этого документа, я сюда пришел ради этого.

Можно ли вписать крепостное право в этот процесс, который обозначен в этом документе Я убежден, что нет. Крепостное право — это право, а не бесправное со стояние. Отмена крепостного права — это определенная правовая реформа, вели кая правовая реформа. Причина его отмены — утрата государством ведущих пози ций на мировой арене и военно политическое поражения в Крымской войне, поэто му для меня отмена крепостного права никак не видится полноценной параллельно восстания рабов на Гаити. Спасибо.

26 А. А. Грякалов А. А. Грякалов, доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой истории философии Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Мифологема крепостничества в современном сознании В названии семинара, уважаемые коллеги, я хотел бы актуализировать первые и последние слова — «крепостное» и «современность». И действительно, наверное, историкам чрезвычайно интересно отслеживать детальные особенности, вводить в культурный контекст неизвестные архивные материалы. Все это, безусловно, очень значимо. Но я хотел бы обратить внимание также и на проект ЮНЕСКО «Невольни чьи пути».

Полагаю, имеются в виду не просто определенные дороги, но и маршруты как схе матика. То есть как возможная некоторая схематика рабства, которая действительно проявляется как нечто всеобщее, хотя каждый раз, вне всякого сомнения, предельно упакована в конкретную историческую реальность. Мне кажется, что тот разговор, который здесь намечается, я имею в виду, в том числе и последнее выступление, как раз показывает две позиции: между ними лежит не столько истина, сколько проблема.

С одной стороны, исторический опыт чрезвычайно значим, я вспоминаю слова профессора В. Ф. Асмуса, говорившего молодым студентам философам в московском университете: «Если что нибудь открыли, покопайтесь в истории философии; если там ничего не найдете, значит, открыли глупость». С одной стороны, мифологема крепостного, конечно, задает некоторую схематику, существующую до настоящего времени, а с другой стороны, исторический опыт ничего не объясняет, и очень часто злые языки говорят, что история учит только одному: тому, что она ничему не учит.

Мне представляется, что чрезвычайно важным было бы обсудить то, как некото рый феномен, некоторый архетип крепостного живет в современности. Потому что о чем бы мы ни говорили, мы говорим только о самих себе. В этом смысле, если вспом нить знаменитое высказывание блаженного Августина, существует только насто ящее. А прошлое или будущее интересуют нас только в той степени, в какой они переживаются как настоящее.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.