WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Естественно, что во время существования концлагеря не существовало никаких письменных источников, по которым можно было бы судить об организации сопротивления. Все коммуникации между членами сопротивления носили конспиративный характер, и информация ограниченно распределялась между участниками во избежание провала всей системы в случае смерти или предательства отдельных участников.

На серьезную попытку восстания никто из национальных организаторов сопротивления не решался, понимая, что оно закончится для ослабленных и безоружных людей верной смертью. Однако советские, испанские, чехословацкие и немецкие заключенные полностью независимо друг от друга разработали детальные планы восстания заключенных в случае попытки массовой ликвидации.

Вследствие серьезной охраны лагеря и общего характера сопротивления, случаи побега узников носили единичный характер и практически не увенчались успехом.

Во втором параграфе рассматриваются обстоятельства побега советских офицеров из 20-го блока 2 февраля 1945 г. и значение этого события для оценки антифашистского движения Сопротивления в концлагерях вообще.

2 марта 1944 г. командование немецкого Вермахта издало секретный указ, часто называемый «предписание Кейтеля». Этот указ предписывал для всех пойманных при попытке побега военнопленных солдат и офицеров, за исключением англичан и американцев, применять операцию «К», суть которой была депортация в 20-й блок концлагеря Маутхаузен с целью уничтожения. С марта 1944 г. по февраль 1945 г. в концлагерь Маутхаузен были переданы без поименного учета, предположительно 4700 таких узников, подавляющее число из них были советские офицеры.

Специально для реализации этой операции весной 1944 г. 20-й блок был изолирован от остального лагеря каменной стеной высотой 2,5 метра с колючей проволокой, находящейся под высоким напряжением. Вне стены находились 2 наблюдательных вышки, оснащенные прожекторами, на которых находились эсесовцы, вооруженные пулеметами. Условия содержания узников были наихудшими в лагере.

Несмотря на это, в ночь на 2 февраля 1945 г. узниками этого барака был предпринят дерзкий побег, в результате которого в живых остались только 17 человек из 570. На сбежавших началась настоящая «охота»:

начальство лагеря выдало распоряжение всем близлежащим отделениям жандармерии возвращать узников в лагерь только убитыми. Преследование продолжалось в близлежащих областях около 3 недель, и в нем участвовали фольксштурм, части вермахта, отделы СА, члены НСДАП, гитлерюгенд и местное население.

Выжить в этих невыносимых условиях беглецам стало возможно либо по счастливой случайности, либо благодаря жертвенному подвигу нескольких австрийских семей, которые, несмотря на риск быть отправленными в концлагерь, укрывали беглецов.

Побег из 20-го блока неповторим в истории концентрационных лагерей в Третьем Рейхе. Этот побег доказывает, что даже при самых трудных условиях, в которых находились узники, возможность побега была, пускай даже связанная со многими жертвами. Это исключительное событие дает нам очень четкое понимание картины сопротивления в фашистских концлагерях, его исторический опыт важно учитывать при изучении движения Сопротивления в других концлагерях фашизма.

В третьем параграфе автор рассматривает особый период в истории существования лагеря – последние дни до освобождения и первые дни после освобождения. В апреле 1945 г. в Маутхаузене сложилась довольно сложная ситуация, которая характеризуется хаотичной неразберихой, лихорадочной деятельностью СС по стиранию следов преступлений, уменьшения размера выдаваемых продуктов, увеличением ежедневной смертности до 200 человек в день в главном лагере. Вместе с этим необходимо учесть, что в эти дни у узников появилась реальная надежда на скорое освобождение. В связи с продвижением частей Советской Армии, немцам пришлось в апреле эвакуировать многие концентрационные лагеря, в том числе Бухенвальд, Дора-Миттельбау, Равенсбрюк, Заксенхаузен и Флоссенбург в концлагерь Маутхаузен, что привело к переполнению центрального лагеря и основных филиалов.

В работе раскрывается деятельность Международного Красного Креста, способствовавшего эвакуации в апреле 1945 г. в Швейцарию более тысячи узников и узниц.

В последние дни перед приходом союзников в некоторых филиалах эсесовцами предпринимались попытки уничтожить узников. Эти попытки к счастью не увенчались успехом во многом благодаря организованному подпольному сопротивлению.

За несколько дней до прихода американской армии все эсесовцы покинули лагерь, оставив для охраны оборонные подразделения фольксштурма, в основном состоявшие из пожилых ополченцев, или пожарных частей.

В диссертации показана деятельность как международного движения, так и национальных комитетов. Борьба с оставшимися в живых и сопротивляющимися на последних рубежах эсесовцами, защита отдельных узников от самосудов и расправ, происходивших на каждом шагу после освобождения, организация распределения питания и медицинской помощи, недопущение конфликтов между национальными группировками – все это могло быть решено только с помощью интернационального взаимодействия.

Необходимость этого объяснялась тем, что ни американские, ни советские войска в самые первые дни после освобождения не всегда могли оказать организованную помощь освобожденным узникам концлагеря.

Большинство филиалов и центральный лагерь были освобождены 5 мая 1945 г. Характер этого процесса представлял собой одно- или двухчасовое пребывание американской разведывательной танкетки в лагере, который фактически уже находился в руках международного комитета узников. В связи с этим большую опасность представляла вероятность возвращения эсесовцев в центральный лагерь. Для предотвращения этого была организована оборона лагеря силами заключенных, немаловажную роль в этом сыграли советские заключенные под руководством Андрея Пирогова.

Вплоть до 7 мая, когда в центральный лагерь прибыл американский комендант со специальными подразделениями, имели место локальные вооруженные столкновения узников и находившихся в непосредственной близости от лагеря оставшихся подразделений эсесовцев.

В диссертации отмечается тот факт, что после обретенной свободы в среде узников сразу же вспыхнули затаенные межнациональные конфликты, например между советскими и польскими узниками.

Проблема трактовки движения Сопротивления в лагере в этот период заключается в разнице описания в ранней отечественной историографии по сравнению с западной и отечественной 90-х годов. В ранней отечественной историографии эти дни описаны в терминах «восстания» и вооруженные столкновения с остатками охраны предшествуют визиту авангарда американских войск 5 мая. В западной же историографии активные действия вооруженных узников носят характер самообороны и начинаются только после визита авангарда американской армии и сдачи в плен американцам оставшихся подразделений фольксшурма. В поздней отечественной историографии свидетели и участники этих событий также говорят об отсутствии открытого вооруженного восстания узников по отношению к подразделениям фольксштурма до освобождения американцами.

Рассматриваемая в диссертации трактовка этих событий ранней советской историографией данного периода объясняется необходимостью преподнесения происходившего в контексте холодной войны.

В Заключении подводятся итоги исследования и делаются обобщающие выводы. Комплекс концентрационных лагерей, объединенных вокруг центрального лагеря Маутхаузен, существовал с 1938 по 1945 гг. и был неотъемлемой частью карательной системы Третьего Рейха. В большинстве случаев юридическим основанием для депортации в лагерь являлось предписание о превентивном заключении.

Рассматриваемый комплекс, хотя и имел черты, общие с другими лагерями, являлся уникальным, первоначально специализирующимся на уничтожении узников через непосильный труд в каменоломне.

Заинтересовавшись источником бесплатной рабочей силы, ведомство СС решило направить труд узников для решения переобустройства городов Третьего Рейха.

Однако изменения ситуации на фронтах заставили серьезно задуматься руководителей нацистского государства о рациональности использовании труда узников в добывающей отрасли. Переквалификация занятости узников с добывающей промышленности на производство вооружений проходил в течение 1943 г. Этот процесс шел не быстро и был связан как с политическими, так и организационными проблемами. После переквалификации производственных возможностей комплекса концлагерей Маутхаузен очевидность экономического эффекта была ясной для всех уровней власти Третьего Рейха.

Географическое положение филиалов и размещение производственных цехов в штольнях обеспечивало максимальную защиту от авианалетов союзников, что с 1944 г. становилось предельно важным условием производства. Именно поэтому с 1944 г. начался грандиозное расширение лагерной системы, создание новых филиалов и новых систем штолен, общая длина которых достигала к 1945 году десятки километров.

Эти производственные мощности строились и обслуживались тысячами узников из стран Европы. Только быстрое наступление союзников предотвратило создание тысяч единиц новой боевой техники, которая была способна противостоять наступающим силам и замедлить конец войны.

Новые разработки немецкой техники успешно использовались в странахпобедительницах для создания новых типов вооружений.

Однако ценой такого технологического и производственного прорыва стало уничтожение жизней десятков тысячей узников. Высокие экономические результаты были напрямую связаны с рабским трудом, нечеловеческими условиями существования, постоянной атмосферой страха и унижения, чувством постоянного голода – только такое ужасное сочетание позволило бесцеремонно распоряжаться жизнью людей, подавляя их волю и разум. Энергетическая ценность пищевого рациона, составлявшая менее Ккал в день, не была достаточна для занятий тяжелым физическим трудом.

Представители различных национальностей, объединенные общим горем и плачевным положением, стремились находить общий язык и помогать друг другу. Апатия и чувство голода приводило к мучительному концу, и только обретение смысла жизни давало надежду на выживание.

Несмотря на давление и гнет со стороны администрации лагеря, узники, говорившие на разных языках, находили способы общаться, создавая некоторый синтезированный язык. Невыносимый распорядок дня, тяжелые физические нагрузки, постоянные наказания и отсутствие нормального питания – все это невозможно было преодолеть лишь в одиночку. Для многих узников смысл жизни в лагере был в оказании помощи своим товарищам по несчастью.

Отношение со стороны администрации лагеря к узникам из Советского Союза, второй по численности категории узников, было самое жестокое как вследствие расовой теории, господствующей в Третьем Рейхе, так и вследствие военных неудач на восточном фронте. С другой стороны, формальным основанием для оправдания массового уничтожения советских военнопленных служило неподписание Советским Союзом Женевской конвенции «Об обращении с военнопленными» в 1929 г.

Советские узники отправлялись на самые тяжелые работы: в каменоломню и на строительство туннелей. Средняя продолжительность жизни советских узников составляла несколько недель. Советским узникам было запрещено получать посылки из дома и получать помощь Красного Креста. Анализ поступавших в лагерь советских граждан показывает, что большинство из них были представителями мирного населения оккупированных фашистами областей, угнанными на работы в Германию.

Несмотря на свою многочисленность, советские узники находились в самом низу социальной лестницы.

На самом верху социальной лестнице находились немецкие и австрийские уголовники. Именно они были частью лагерной администрации, и с их помощью эсесовское руководство лагеря осуществляло контроль и управление лагерем. Критерием, по которому офицеры СС отбирали кандидатов в лагерную администрацию, являлось безропотное подчинение и склонность к садизму.

Структура лагерной администрации позволяла контролировать жизнь узников и в лагере, и во время работы. Лагерные функционеры обладали самой большой в лагере степенью свободы, что делало их фактически «хозяевами жизней».

Противодействуя этой ужасной обстановке, в каждой национальной среде начали возникать очаги сопротивления. Силы их были малы, и им удавалось только немного поддерживать своих соотечественников, не давая быстро погибнуть. Масштабы этих очагов определялись национальным менталитетом и наличием соответствующего опыта.

Реальное развитие подпольного лагерного движения смогло войти в активную фазу только тогда, когда на места лагерных функционеров вместо уголовников начали назначать, в связи с нехваткой уголовников, политических немецких и австрийских узников. Становясь функционерами, политические узники начали консолидировать национальные движения, налаживая связи и помогая национальным очагам сопротивления.

Разговора о каком-либо серьезном сопротивлении среди немецких и австрийских политических узников не было вследствие того, что для них вообще не был характерен переход к каким-либо активным действиям противостояния, побегам или восстанию. Их основной задачей было постепенное вытеснение с ключевых должностей уголовников-функционеров и замена их на активных деятелей сопротивления. Их действия были также направлены на поддержание разумного баланса между разными национальными движениями, не позволяя одним национальным комитетам превалировать над другими.

Однако национальным комитетам, особенно, советскому, отражавшим в некоторой степени национальный менталитет, был свойственен активный подход, подразумевавший планирование акций неповиновения или восстания. Это в полной мере проявилось в уникальном по своим масштабам и дерзости побеге приговоренных к расстрелу и обессиленных советских офицеров 2 февраля 1945 г. из 20 блока.

Это показывает нам совершенно другой характер сопротивления, когда находящиеся в наихудших лагерных условиях и фактически обреченные на смерть, обессиленные люди нашли в себе силы и смелость организовать побег. Из обстоятельств преследования беглецов можно сделать вывод об отношении к происходившему местного населения, активно участвовавших в охоте на сбежавших узников. Отдельно необходимо выделить подвиг трех австрийских семей, приютивших беглецов и этим фактически спасших им жизнь.

События, происходившие в последние дни перед освобождением концлагеря, демонстрируют высшую степень консолидации сил сопротивления. Силами интернационального комитета было налажено как обеспечение необходимым узников лагеря в отсутствии охраны, так и предотвращение массовых расправ и мародерства. Из анализа происходивших событий в отдельных филиалах можно сделать вывод об обратной зависимости размеров жертв, имевших место после освобождения, от степени консолидации узников.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.