WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Если быть точным, разум Просвещения не чуждался и экстенсив- ности, т.е. все более широкого или объемного захвата постигаемой реальности, он рос, так сказать, не только вглубь, но и вширь, не только "в ствол, но и в куст". И все же познавательная широта для такого разума была чем-то второстепенным, побочным. В конечном счете она тоже работала на познавательно-кумулятивный эффект — решительный штурм все более глубоких сущностных порядков мира (природы, общества, человека). При этом углубление могло быть и нисходящим ("вниз") и восходящим ("вверх"). Логика освоения дольнего была той же, что и горнего. Неудержимый порыв к сущно- сти, вера в ее объективное существование в любом случае — это оста- валось незыблемым, краеугольным.

Через очевидную содержательную взаимосвязь (пересечение) уже рассмотренных нами характеристик с определенностью проступает еще одна особенность новоевропейской рациональности — ее тоталь- ность. Как представлялось, она отражала некое всеобъемлющее един- ство, доминирование целого над частями, центра — над периферией и т.п. В качестве мировоззренческо-методологической установки то- тальность требовала рассматривать часть всегда только в рамках це- лого, факт — в соответствующем, но по возможности самом широком контексте, вообще все явления — в их взаимной, нерасторжимой свя- зи друг с другом.

Наконец, новоевропейская рациональность была буквально про- низана верой в прогресс, убеждением в том, что если мы даже и не живем в лучшем из миров, то во всяком случае все в нашем мире раз- вивается к лучшему. История медленно, но неуклонно продвигается ко все более и более совершенному, справедливому и достойному че- ловека состоянию, к вершинам добра, истины и красоты. Правда, встречаются на этом пути и отступления, движения вспять, смутные времена, но в целом стратегически прогрессивная поступь человече- ства различима достаточно четко, она неодолима. Прогресс общества не только желателен, возможен, но и неизбежен. Для просвещенче- ского разума прогресс имел силу универсального закона социального развития, общественной жизни. У этого закона не было особых огра- ничений в живой и даже неживой природе.

После обзора основных черт модернизма перейдем к характери- стике постмодернизма. Как уже отмечалось, он есть реакция, притом реакция негативная, критическая, на модернизм и просвещенческий разум, составляющий его ядро.

Сторонники постмодернизма считают, что ново- Постмодернистская европейская рациональность оказалась в итоге критика совершенно несостоятельной, что все ее притяза- модернизма ния: и на открытие законов, и на универсаль- ность, и на прогресс, но главное — на руководство человеческой жиз- нью, ее обустройством — так и остались на уровне притязаний, пус- тых заявок, несбывшихся надежд. Вернее, их реализация на поверку оказалась радикально двусмысленной, зловеще двуликой. Утвержде- ние обернулось отрицанием, отрицание — утверждением.

Да, благодаря разуму наша жизнь стала более комфортной и при- ятной, но одновременно и более ненадежной, опасно хрупкой, ду- ховно выхолощенной. Да, наши жилища являют собой образец функциональной целесообразности, но та же функциональная це- лесообразность была заложена в крематориях Освенцима и Бухен- вальда. Да, мы проникли в глубины вещества, постигаем субатом- ный мир, но в то же время, пройдя через кошмары Хиросимы и На- гасаки, через трагедию Чернобыля, наше бытие стало еще более негарантированным, зыбким и случайным. Оказывается, чудови- ща рождает не только сон разума, но и его бодрствование. Разум сделал более совершенной и благородной нашу жизнь, однако он же и стал источником, если не причиной, многих бед, страданий и бо- лезней XX в.

Постмодернизм устанавливает прямую связь между тотальностью как сущностной чертой рациональности и тоталитаризмом или авто- ритаристскими тенденциями в обществах XX в., между калькулиру- ющей и систематизирующей определенностью разума и функцио- нальным прагматизмом человеческого общения, между вторжением науки во все сферы человеческой жизни и ростом населения в мире и т.д. Знаменитое "Знание — сила!" нынче выродилось в знание одной силы: как ее накапливать, умело применять, как ее внедрять в созна- ние человека. Аналитизм, логоцентризм подтачивают творческие си- лы человека, иссушают его душу, убивают воображение. Впору гово- рить о диктатуре Разума.

Завершим наше изложение этой эмоциональной, чисто публици- стической версии постмодернизма. Ее содержание, характер, общая направленность достаточно ясны. Конечно, знать о ней нужно. Она широко распространена и отвечает духу постмодернизма — все стили и версии для него равноценны. Рассмотрим концептуальные основа- ния, методологические принципы постмодернизма.

Жан-Франсуа Лиотар (род. 1924), один из самых Общая известных специалистов по философским основани- характеристика ям постмодернизма, определяет его как "недоверие постмодернизма к метанарративам" [51, c.XXIV]. Следуя Лиотару, а также обобщая соответствующие высказывания других постмодер- нистов, можно утверждать, что мета- (большие) нарративы — это ба- зовые повествовательные идеи, предельно широкие объяснительные схемы, легитимирующие, т.е. обосновывающие и оправдывающие, единство, или устойчивую целостность, исследования, практического действия, вообще реальности. Например, невозмутимо положитель- ное и нормозадающее единство современной науки подкреплялось и подкрепляется двумя метанарративами: метанарративом освободи- тельной гуманистической миссии науки, начиная со средних веков, и метанарративом, представляющим науку в качестве вершины дли- тельной эволюции жизни и сознания на Земле.

Нельзя не согласиться в данной связи с мнением В.Вельша о том, что "постмодерн (постмодернизм — П.Г.) начинается там, где конча- ется целое" [7, с. 129]. Тотализирующий, властный заряд целого, или единого, считают постмодернисты, несут в себе все метанарративы, а их, оказывается, немало. К уже названным следует добавить диалек- тику духа, эмансипацию рационального, шире — человека и челове- чества, секуляризацию, субъект, закат Запада и т.д. Перечень можно продолжать.

На место целого, единства, универсального знания и других отя- гощенных монизмом вещей постмодернизм ставит части, различия, дифференциации, индивидуации и прочие сингулярности, осмысляе- мые в терминах радикального или форсированного плюрализма. Та- кая инверсия резко, до неузнаваемости все изменяет. Вещь уже не вещь в привычном ее понимании, а, как пишет Ж.Делез, "множество не сводимых друг к другу линий или изменений" [48, c.VIII]. Инди- виды и социальные группы тоже состоят из линий, причем очень раз- ных по своей природе. Линия в постмодернизме тоже необычна: во- первых, она прямо противоположна точке, всегда и активно противо- поставляется ей, во-вторых, начало и конец в ней несущественны, главное — то, что между ними, "в просвете". "Линия, — пишет Де- лез, — не идет от одной точки к другой, она проходит между точка- ми, непрестанно раздваиваясь и отклоняясь" [там же]. (Вообще тер- мин "между" и родственные ему термины: "в середине", "в проме- жутке", "в разрыве", "в просвете" — очень характерны для постмодернизма.) Каждая линия в свою очередь процессуальна, представляет собой становление. Соответственно любая вещь состоит из становлений, собранных в узел. Постмодернисты «перескакивают» с одного уровня или параметра развития на другой, их любимый образ также — ломаная линия, зигзаг.

В постмодернизме под вопрос ставятся все бинарные оппозиции:

классовые, половозрастные (мужчина — женщина, дети — взрослые), расовые (черные — белые), а также и такие, как общественный — част- ный, субъект — объект, образный — понятийный, процессуальный — непроцессуальный и т.д. Никаких противоположностей — только раз- нообразие, в котором тонет все. Вообще постмодернистское разнообра- зие довольно специфично. Поскольку все его составляющие равноцен- ны, одинаково важны и легитимны, то все оказывается на редкость, до скучного однообразным — по типу, способу бытия, принципу самоорга- низации. Можно сказать, гомогенная гетерогенность.

Такая же ситуация сплошного или однородного разнообразия ха- рактерна и для сферы познания. Согласно постмодернизму, все зна- ние вырастает из ограниченных, относительных позиций или перс- пектив познающих субъектов. Ни одна из них не может быть приви- легированной, т.е. более истинной, чем другие, а значит, нет и не может быть места для универсальных познавательных систем. Те же, кто претендует на них, наделяют свои точки зрения явно инородной, уже не познавательной силой, например, силой власти, силой давя- щего авторитета, но не истины, а вернее, поиска и жажды ее. Разно- образие жизни постигается только разнообразием (позиций, углов зрения, субъектов) познания.

Отсюда понятна и особая приверженность постмодернизма к "по- верхности и поверхностному во всех значениях этих слов" [51, c.XVIII]. Конечно, поверхность не была чужда и модернизму, но в мо- дернизме она служила проявлению и приближению сущности, глубины, внутреннего, скрытого начала. Здесь же поверхностному, в том числе обыденному, повседневному, непрофессиональному и т.п., придается самостоятельное значение, равноправное с глубинным, донным. Повер- хность — не поле явлений или проявлений, как в модернизме; в постмодернизме она являет и представляет только самое себя.

Равноправие познавательных перспектив раскрепощает и дает слово тем, кто раньше вынужденно молчал, сознавая свою неспособ- ность освоить профессиональный язык разума — единственный, на котором было принято говорить. Разум, его высокие и жесткие стан- дарты буквально подавляли. Подавленное или порабощенное разу- мом знание большинства, в том числе маргинальных слоев общества, заявляет в постмодернизме о своих правах вплоть до артикулирован- ного М.Фуко права на восстание. Естественно, на восстание против разума, его организующей и систематизирующей способности, сило- вой и репрессивной в своей основе.

Примечателен также познавательный "междуизм" постмодерниз- ма. Если, скажем, вы имеете дело с идеей, то вам вовсе не обязатель- но определять, корректна она или нет. Нужно искать принципиально иную идею в какой-нибудь другой области. Ведь в постмодернизме значимо только то, что находится, проходит между этими двумя иде- ями и не принадлежит ни одной из них [48, с. 10]. А если вы столкну- лись точно с истиной, то вот вам совет автора постмодернистского ро- мана "Имя розы" Умберто Эко: научите ее, эту истину, смеяться, по- скольку "единственная твердая истина — что надо освобождаться от нездоровой страсти к истине" [42, с.86].

Постмодернистская — и теоретическая, и практическая — инвер- сия вносит много нового в общественную жизнь людей. Она все боль- ше и больше фрагментируется, партикулируется, индивидуализиру- ется. На первый план выходит микроуровень. Везде и во всем просту- пают центробежные тенденции. Власть становится все более гетероморфной. Социально-политические изменения принимают форму "микросражений", в которых участвуют небольшие группы людей и решаются ограниченные, локальные проблемы. В этом плане очень выразительно название одной из работ Ф.Г.Гваттари: "Моле- кулярная революция: психиатрия и политика". В этой работе, в част- ности, утверждается, что политический анализ, который в принципе неотделим от политики анализа, не должен мириться с традиционной дихотомией больших общественных дел и маленьких, личных про- блем, с которыми сталкиваются люди как индивиды в своих семьях, в школе, на работе и т.д. [49, с.219].

В постмодернизме игра выступает в качестве мировоззренческо- методологического принципа. Всё — игра или во всяком случае мо- жет быть представлено игрой. Даже технология является разновидно- стью игры, но выигрывают в ней не истину, не справедливость, не красоту, а эффективность. Базовая, матричная форма игры — игра языковая. Социальность как таковая представляет собой "вырази- тельные переплетения языковых игр" [51, с.17]. Игра — одно из са- мых эффективных средств войны, которую постмодернизм объявил тотальности, диктатуре разума и другим монстрам модернизма. Од- новременно она повышает чувствительность человека к различиям и укрепляет его способность терпимо относиться к несоизмеримому, несопоставимому в теории и на практике. Игра размывает абсолют- ные моральные ценности и высокие нравственные идеалы: теперь можно просто плыть по течению жизни, играть и изобретать.

На место производства как организующего принципа обществен- ной жизни постмодернизм ставит симуляцию. Симуляция — это си- туация, когда символы обретают вдруг независимое существование, становясь более реальными, чем то, что они символизируют, когда образы (прежде всего рекламы) теряют критическую дистанцию по отношению к объектам (товарам, услугам), по существу сливаясь с ними, подменяя их. Конкретным проявлениям или выражениям дан- ной ситуации нет числа. Актер, человек сцены, нынче более реален, чем простой человек, человек жизни, которого он играет. Имидж политиков создают специальные мастера. Радио- и теленовости пре- вращаются в массовые информационные зрелища, массовые инфор- мационные развлечения (хотя речь в них может идти о войне, грабе- жах, насилиях). А в современной телерекламе информации о предла- гаемых товарах и услугах зачастую меньше, чем обещания счастья и процветания в жизни. На последние современная массовая аудитория обычно и откликается. А ведь их реальность чисто рекламная, зна- чит, воображаемая, иллюзорная, но все это остается за кадром для привыкшего обманываться зрителя, реклама же утверждает, что сча- стье так близко и так возможно.

Как уже отмечалось, в модернизме приоритет отдается разуму и проповедуется презрение к эмоциям, аффектам, страстям и, естест- венно, желаниям, особенно эротическим. Все это причисляется мо- дернизмом к теневой, чуть ли не животной стороне человеческой жизни.

Для постмодернизма же в лице Делеза и Гваттари желания не суть слепая и разрушительная сила истории, которую нужно подав- лять или как-то канализировать. Напротив, желания — неисчерпае- мый резервуар творческой энергии человека. "Наука, инновации, творчество, — отмечает, в частности, Гваттари, — все это проистека- ет из желания, а не псевдорационализма технократов" [49, с.86].

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.