WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
6 АЛЬТЕРНАТИВНО-РИЗОМНАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА Метапаттерн ризомы занимает особое место в ряду метапаттернов истории. Он появился как прямая противоположность, альтернатива всем известным мировоззренчески-методологическим "призмам" исторического познания, как протест против всяких паттернов, а тем более с приставкой "мета". Но, как это часто бывает, низвержение прежних подходов само обернулось утверждением нового подхода. В протесте против всех метапаттерновых подходов постепенно вызрел новый — ризомный метапаттерн истории.

Некоторые авторы даже называют точную дату его Постмодернизм:

рождения — 1968 г., время студенческих волнений общая идея в Париже. Впрочем на этот счет есть и другие мне- ния. Так, А.Тойнби полагает, что постмодернизм, представляющий новый исторический цикл западной цивилизации, ведет свой отсчет с 1875г.

В данной связи интересную хронологию предлагают Х.Агнес и Ф.Ференц. В истории послевоенной Европы они различают три поколе- ния: экзистенциалистское с зенитом в начале 50-х годов, "отчужденче- ское", или поколение отчуждения, пик которого пришелся на 1968 г., и постмодернистское (80-е годы — пик еще впереди) [45, с. 136].

Сам по себе постмодернизм — явление неопределенное, размытое, с неясными мировоззренческо-методологическими установками, с плохо просматриваемыми сюжетными линиями и другими подобными характеристиками. Его нередко отождествляют с авангардизмом, да- же неоавангардизмом, что вызывает возражение тех, кто называет эти же феномены модернизмом. Одни видят в постмодернизме совре- менные высокие технологии, а другие — прямо противоположное — конец всякого технологизма и его идеологического — выражения тех- нократизма, наступление эпохи экологов, "зеленых", альтернативни- ков, натуропатов.

Скорее всего, постмодернизм — это какое-то настроение, состояние ума, в первую очередь творческой интеллигенции, интеллекту- альной элиты, а затем уже и широкой культурной общественно- сти. Ю.Хабермас назвал его эмоциональным течением, проник- шим во все поры современной интеллектуальной жизни. Упоми- навшиеся уже Х.Агнес и Ф.Ференц выражают суть постмодернизма как общего культурного движения одной фразой: "Все пойдет". То есть можно протестовать против всего и вся или, напротив, со всем соглашаться, можно чувствовать себя непринужденно в лю- бом обществе или, наоборот, страдать от одиночества, некомму- никабельности, общей неуютности бытия. На наш взгляд, впол- не постмодернистскими являются также слова одного литератур- ного героя "Ничто не слишком!". У.Д.Баннард называет постмодернизм бесцельным, аморфным, всеядным, горизонталь- но структурированным, патологически популярным явлением со- временной культурной жизни*.

Определений постмодернизма предложено много, и они — разные.

Но явно или неявно их объединяет одна мысль: постмодернизм — это резко негативное отношение к модернизму, т.е. новоевропейской ра- циональности, стилю, дискурсу, культуре, восходящим к эпохе Про- свещения. Поэтому постмодернизм называют еще постпросвещением.

Разумеется, как всегда, есть и другие точки зрения. Некоторые авто- ры представляют постмодернизм в качестве последней стадии модер- низма или, по примеру Ф.Джеймсона, как "логику культуры поздне- го капитализма".

Принимая во внимание сказанное, рассмотрим от- Основные личительные особенности модернизма — истори- черты ческой предтечи постмодернизма. В качестве об- модернизма щекультурной доктрины просвещения модернизм привычно ассоциируется в нашем сознании с XVII в., и это понятно.

Европейский XVIII в. — эпоха Просвещения. Расцвет Просвещения был одновременно и расцветом модернизма, его принципов, ценно- стей, норм, идеалов. Однако ни одно историческое явление не исчер- пывается расцветом. Модернизм выходит — и далеко — за рамки XVIII в. Он значимо присутствует как в предшествующем, так и по- следующем культурно-историческом развитии вплоть до наших дней, конца XX в.

У модернизма мощная корневая система, по крайней мере в евро- пейской культурной традиции. Его истоки лежат в античности, гре- ко-римском мире. Исторически древнегреческая культура выработа- ла понятие человеческого разума — центральное для модернизма. С помощью разума и наблюдения (созерцания) древние эллины искали и по-своему находили общую, внеличную гармонию — сущность во всем существующем. Наиболее яркое тому подтверждение — древне- греческая атомистика, которая была одной из первых (если не пер- вой) попыткой объяснить — умозрительно, рационально — переход от Хаоса к Космосу, притом всеохватным образом: в большом и в ма- лом, в едином и во многом, в материальном и в духовном.

Древняя Греция дала модернизму еще два ключевых для него по- нятия: "гуманизм" и "демократия". С первым изначально связыва- лись утверждение ценности и достоинства человека, реализация его познавательных (истина), этических (добро) и эстетических (красо- та) способностей, со вторым — полагание демосных ("демос" — на- род) оснований политической власти, становление социально-по- литической идентичности индивида.

Несомненно, важнейший фактор последующего исторического вызревания модернизма — древнеримское право с его формальным равенством, кодифицированностью и универсальной (на всех терри- ториях, ко всем гражданам и не-гражданам) применимостью. К чис- лу факторов или условий этого вызревания следует отнести также имперский мессианизм Древнего Рима — идеологию, оправдывав- * Более полную семантическую картину постмодернизма см.: [7, с.109 — 136].

шую необходимость распространения и даже насаждения среди "вар- варов" того, что считалось цивилизованным, передовым, современ- ным в метрополии, центре империи. Древнеримский мессианизм не ограничивался только идеологией. Были у него и другие, более при- влекательные стороны и направления, включая строительство горо- дов-крепостей и дорог в провинциях империи.

Исторические корни модернизма — также в Ренессансе, проте- стантской Реформации и научной революции XVI — начала XVII в.

Ренессанс — это мощное, действительно эпохальное гуманистиче- ски-культурное движение, отличавшееся светлым, жизнерадостным, исполненным лучших ожиданий и надежд мироощущением. Кажет- ся, именно тогда человек окончательно поверил в себя, в свои миро- устроительные силы, в то, что нет и не может быть непреодолимых преград на пути его исторического восхождения к свободе, счастью, справедливости.

По-особому готовила модернизм протестанская Реформация. Об- мирщение священного, приближение "неба" к "земле", насыщение веры рациональными доводами, аргументами "от разума", право на индивидуальное толкование Библии, личная коммуникация с Богом и пр. — все это так или иначе возвышало человека, укрепляло пре- тензии его разума на руководство жизнью.

Научная революция XVI — начала XVII в. была переходом от схо- ластической к опытно-аналитической, экспериментальной науке, пе- реходом, окончательно определившим авторитет рационального, т.е.

объективного, но открываемого человеческим разумом, закона, вер- ховенство науки, научной истины, знания как такового. Механи- стичность мировоззренческо-методологических идей этой науки не отталкивала, напротив, привлекала, притягивала к себе людей. Ви- димо, своей простотой, доступностью, известной обозримостью как истин, так и их доказательств.

Рассмотрев вкратце истоки и предпосылки модернизма, факторы его исторического становления, обратимся к анализу его зрелых черт — свойств и отношений особого, просвещенческого (новоевропейского) типа рациональности*. Лежащий в его основе разум всегда претендо- вал на прозрачность, естественность ("естественный свет"), простоту и, добавим, так или иначе являлся таковым. Он намеренно дистанци- ровался, отстранялся, уходил от "вторжений" со стороны бессозна- тельного, от всевозможных аффектов, искажающего преломления со- циальных и иных факторов. Все подобные явления рассматривались им не иначе, как досадное и в общем-то искусственное искажение, затемнение его естественной, первородной чистоты. Как не вспом- нить знаменитые бэконовские идолы! Для такого разума традицион- ной, никогда не снимаемой проблемой было его очищение от аффек- тов, страстей, эмоций, которые, как полагали, затрудняют доступ к истине, до неузнаваемости размывают ее лучезарный облик.

Теоретико-познавательным следствием названной прозрачности было резкое и однозначное противопоставление субъекта объекту, * Под рациональностью вслед за А.И.Ракитовым будем понимать самодостаточную сис- тему правил, критериев и эталонов, являющихся общезначимыми и имеющих одинаковый смысл для всех членов общества (профессиональной или этнической группы) [27, с.57].

духовного материальному. Убедительным концептуальным обобще- нием этого противопоставления был картезианский дуализм. Правда, абсолютное противопоставление объекта и субъекта несколько смяг- чалось тем, что онтологически автономный объект все же познава- тельно открывался столь же автономному в своем бытии субъекту.

Открывался по все той же схеме, по мере очищения его от "темно- ты", "аффектов" и "страстей" в виде той или иной превращенности, случайности, инородности, короче, от всего того, что рассматрива- лось как отклонение от природы (фюсиса, по античной терминоло- гии, "внутренней формы") объекта. Таким образом, в естественном свете разума открывалась естественность объекта. Перед нами нечто вроде всепроникающей, универсальной естественности, лишь слегка сдобренной субъект-объектным противоречием для ее же собственно- го развития. А если вспомнить, что фюсис объекта нередко понимал- ся как концептуально схваченная сущность, как гипостазированное понятие, то в конечном счете все сводилось к разуму или, что то же самое, выводилось из него. В результате разуму оказывался не только ключом к открытию реальности, или естественности, но и ее источником.

Просвещенческий тип рациональности был в своей основе разу- мом унифицирующим (во всяком случае по методологической уста- новке). Он не признавал общественно-идеологическую ангажирован- ность и индивидуально-психологическую дискретность своих непос- редственных носителей. В его естественном свете все эти дифференциации просто-напросто блекли, растворялись, исчезали без видимых следов, заметного остатка.

На первый взгляд, однако, кажется, что это не так, что индивиду- альные различия вовсе не игнорировались разумом Просвещения.

Ведь его определяющим методологическим принципом был анализ, т.е. разложение исходного материала до единиц, далее не делимых, фиксируемо устойчивых. При этом природа материала не имела зна- чения. Так, базовыми единицами общества выступали индивиды, их устойчивость чаще всего, как, например, у А.Смита, очерчивалась эгоистическим интересом, себялюбием. Но все дело в том, что разум Просвещения не признавал за этими единицами сущностной само- стоятельности, субстанциальности, он неизбежно подводил их под какие-то принципы или идей, нивелирующие всякую индивидуаль- ность. Истинная реальность, или субстанциальность, виделась лишь на стороне последних. В самих же индивидуальных единицах, от- дельных элементах она исчерпывалась их схожестью, безликой оди- наковостью, предрасположенностью к интеграции, а значит, и уни- фикации (в пределах соответствующих предметных областей).

Применительно к обществу названная субстанциальность чаще всего выступала в виде социального контракта ("общественного дого- вора"), опирающегося в свою очередь на естественные потребности, неотчуждаемые права и свободы человека, считавшиеся самоочевид- ными для любого непредубежденного ума. Иногда, как у Смита, суб- станциальное единство принимало форму "невидимой руки рынка", все улаживающей, разрешающей и направляющей.

Унификалистские устремления новоевропейской рациональности принимали на стороне субъекта форму твердой убежденности, а фак- тически веры в то, что есть, существует в мире некое общее, все и вся объединяющее начало. Стоит только проникнуть в механизм, подо- брать ключ к исходящей от него детерминации, и все объекты станут легко и полностью обозримыми. Вся качественная мозаика сущего сводилась к одному-единствснному инвариантному началу (к мате- рии или духу, если называть только крайности), который органично, как казалось, увязывает друг с другом методологические и предмет- но-сюжетные параметры познавательной деятельности человека.

Концептуальным выражением рассматриваемой убежденности или веры был монизм. Просвещенческий разум был радикально и невоз- мутимо монистическим.

Самой распространенной формой проявления всеобщего начала мира, его интегративного поля считался закон. Отсюда следует еще одна характеристика разума, определяющего просвещенческую ра- циональность, — его законосообразность. Разум был внутренне сори- ентирован на объективные универсальные законы, управляющие ми- ром, всеми его процессами и системами, причем не только, отметим, самим по себе миром, но и деятельностью по его познавательному ос- воению. В этом отношении новоевропейская рациональность методи- ко-нормативна. Главная ее методическая норма — эмпирическая подтверждаемость, или верифицируемость.

Методическая нормативность разума, подкрепляемая "врожден- ными идеями", априорными понятиями, другими самоочевидностя- ми, а также "высокой степенью согласия" среди людей науки, как правило, выходила за собственные познавательные рамки в онтоло- гические структуры мира, превращая законосообразность в законода- тельность.

Эссенциализм ("эссенция" — сущность) — еще одна примеча- тельная черта просвещенческого разума. Он был просто одержим страстью к "копанию". Его исследовательский бур не знал усталости, он постоянно углублялся во все новые и новые пласты реальности, выдавая на-гора все более глубокие и истинные сущности, — этакая эссенциалистская матрешка. Глубина приравнивалась к подлинно- сти, аутентичности, даже какому-то совершенству. Тем самым объ- яснительные и иные возможности феноменологического разнообра- зия мира принижались, недооценивались, а порой и сознательно иг- норировались. У бесконечного погружения в глубину было, пожалуй, всего одно ограничение — трансценденция, т.е. нечто такое, что всег- да оставалось за пределами разума, его познания, что не поддавалось переводу (во всяком случае полному) в познавательные образцы, в знание. В гносеологической области такой трансцендсенцией был объ- ект (его "невычерпаемость"), в моральной — Бог и т.д.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.