WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Этим объясняется ее интерес к единичному, индивидуальному, типи- зация как исследовательский прием или метод, другие отличитель- ные особенности. Эмпирическая социология занимается самим этим микроскопическим уровнем в его известной самостоятельности по от- ношению к общественному целому. Ее предметный акцент здесь — структурно и функционально общее, естественно, в микросоциаль- ной реальности. В соответствии с микроскопическим уровнем позна- ния и паттерны эмпирической социологии являются микроскопиче- скими: статус, роль и т.д.

Теории среднего уровня: индустриальная социология, социология семьи, социология образования и т.д. — говорят сами за себя. С одной стороны, они поднимают на новый, более высокий уровень обобще- ния материалы и наработки эмпирической социологии и можно ска- зать, что теории среднего уровня — ее ближайшее родовое целое. С другой стороны, в этих теориях находят свою конкретизацию кон- цептуальные разработки теоретической социологии. Понятно, что паттерны теорий среднего уровня получают мезоскопическую исто- рическую окраску.

Теоретическая социология осваивает макроскопические реалии истории. "Снизу" она, как отмечалось, подпирается теориями сред- него уровня, а "сверху" плавно переходит в исследование мегауровня или мегатенденций современной исторической эпохи. Интересно, что данный переход с определенностью обозначился лишь в XX в. — эпо- хе глобализации почти всех фундаментальных человеческих про- блем. Таким образом, социология эффективно работает на микро-, мезо-, макро- и мегаэтажах-уровнях развития общества, истории.

В такой же последовательности располагаются и ее паттерны.

Что же остается на долю философии, философии истории Вроде бы все исторические ниши заняты, свободного исследовательского пространства, похоже, не осталось. Однако не будем торопиться с вы- водами. Для начала уточним исследовательский или познавательный статус философии истории.

Если обратиться в этом плане к западной литературе, то мы най- дем достаточно четкое разграничение двух философий истории: ана- литической и субстантивной. Аналитическая философия истории — это по сути философия исторического познания и знания. Нынче она явно в авангарде философско-исторических исследований. Субстан- тивная философия истории, претендуя на охват "всей истории", на историческое целое, продолжает изучать в общем-то традиционные для этой дисциплины проблемы: каузальные и мотивационные струк- туры общественного развития, цели и смысл истории, взаимосвязь личности и общества и т.д. [46].

В принципе обе эти интерпретации философии истории правомерны, хотя, на наш взгляд, их можно объединить, сделав аналитическую философию истории просто частью, рефлексивнометодологической подсистемой философии истории.

Философия истории есть прежде всего философия, и это — не-тав- тология. (А если и тавтология, то тавтология эвристичная.) Она за- остряет внимание на том, что философия истории не должна застре- вать, как это часто происходит, на логико-методологических, социоло- гических, эмпирических и других подобных аспектах истории.

Поисковый компас философии однозначно указывает на предельную реальность. В ней ее предметная специфика и особенность методоло- гических устремлений. На поиски предельной реальности должна быть нацелена и философия истории, причем именно как философия, как разновидность философского знания. Эта нацеленность лучше всего выражается с помощью греческой приставки "мета". Она озна- чает не только "после" (например, метафизика — после физики), но и "вне", "за", "позади", "сверх", "за пределами". А может быть и так: мета — это такое "после", которое выводит нас "за пределы" всего известного, специализированно мыслимого, познавательно до- ступного и при этом выступает в качестве конечного основания его внутреннего единства. Поэтому философию истории правильнее бы- ло бы назвать метафизикой истории, метаисторией, учением о пре- дельной реальности истории или в истории. Соответственно и паттерны философии истории можно было бы назвать метапаттернами истории.

Метапаттерны истории принципиально отличают- Метапаттерны ся от ее микро-, мезо-, макро- и метапаттернов.

истории По определению, они должны представлять не ка- кой-то уровень, сегмент или аспект исторической реальности, а исто- рию как целое. Думается, не нужно доказывать, что со всех точек зрения это — сверхзадача. Целым истории овладеть практически не- возможно. И не только потому, что история очень сложна и многооб- разна, а ее содержательное богатство представлено бесчисленным количеством форм, свойств, сторон, граней. Главное в другом — она непрерывно продолжается, т.е. всегда открыта будущему, разомкну- та на его все расширяющиеся горизонты. Да и в прошлое она уходит, как в бесконечность.

Какого-то завершения, предполагаемого историей как целым, в самой исторической реальности не видно. Пожалуй, только в перс- пективе исторического преформизма такая завершенность представ- ляется естественной, поскольку здесь история — лишь развертыва- ние того, что заранее, однажды было положено, задано, как говорит- ся, целиком и полностью. Приведем еще одно соображение, касающееся недоступности исторического целого. Его познание пред- полагает постижение более широкого целого, в которое оно в конеч- ном счете погружено или заключено, — мира как целого. Условие яв- но невыполнимое. Мир как целое — предмет спекулятивной фило- софской рефлексии, самых общих гипотетических рассуждений, нечто вроде прагипотезы человеческого познания как такового.

Итак, историческое целое для наших познавательных усилий не- доступно, недосягаемо. И все же в своем стремлении к систематично- сти и целостности историческое познание с неизбежностью выходит на идею истории как целого*. Впрочем, идею истории и историю как целое необходимо различать: история как целое есть нечто явно не- достижимое, изначально противоречивое, а идея истории есть самый общий способ помыслить, несмотря ни на что, это целое истории, есть то исходное предпонимание, без которого невозможно, вообще гово- ря, никакое историческое познание. В данной связи можно понять Р.Дж.Коллингвуда, когда он пишет, что "эта идея принадлежит каж- дому человеку в качестве элемента его сознания, и он открывает ее у себя, как только начинает осознавать, что значит мыслить" [17, с.237]. Если обратиться к языку Канта, следовало бы вести речь о це- локупном синтезе всех исторических явлений и о регулятивной идее Истории как его результат**.

Вернемся к вопросу о метапаттернах истории. Метапаттерны ис- тории выступают в роли архетипически укорененных прообразов * Целостность и целое — пещи не тождественные. Целостность — это просто орга- ническая взаимосвязь данного или наличного. Целое же есть завершенная полнота того, в чем это данное оказывается лишь частью.

** Для расширения концептуального пространства рассматриваемой проблемы в качестве информации для сопоставительного размышления сошлемся на "четыре глав- ные идеи" А.Н.Уайтхеда: "Во-первых, что движение исторической и философской критики метафизических вопросов, которое господствовало на протяжении последних двух столетий, сделало свое дело и должно быть дополнено усилием конструктивной мысли. Во-вторых, что истинный метод философского творчества состоит в том, чтобы выработать наилучшую (в пределах наших возможностей) схему общих идей и бесстра- стно применять их к истолкованию опыта. В-третьих, что все конструктивное мышле- ние на любые специальные темы научного интереса находится во власти такого рода схемы, хотя и не сознает этого, подчиняясь схеме интуитивно. Важность философской работы и состоит в том, чтобы сделать эти схемы явными и, следовательно, доступными критике" (A Key to Whitehead's "Process and Reallty"/Ed. by D.W.Sherburne. N.Y.:

Macmillan, 1966, 204 p.).

идеи истории. Вернее даже так: метапаттерн — это базовая интуиция историка и вообще образованного человека, интуиция истории как целого. Как в предельное, последнее основание, в нее упираются все "врожденные идеи" и фундаментальные априори исторического по- знания.

Важно заметить, что базово-интуитивная определенность мета- паттернов истории не распространяется на исходный образный мате- риал. Она именно и только метапаттерновая. Скажем, цикл убеди- тельно вычерчивает даже суточное чередование дня и ночи — это до- статочно распространенный образ динамики, с которой мы сталкиваемся. Однако индуктивного (или любого иного рационально- го) перехода от этого повседневного наблюдения, эмпирического об- раза к циклической интеграции общественной реальности в единое целое истории нет и, видимо, быть не может. В этом случае выручает действительно лишь творческое воображение, интуитивное прозре- ние. Таким образом, базовой интуитивностью в метапаттерне исто- рии удостоверяется не исходный образ (он может быть самым обы- денным), а его функция, функция предельной интеграции социаль- ной реальности, общественного развития.

Выявление и показ метапаттернов истории — задача настоящего исследования. И это не противоречит названию работы "Концепту- альные модели истории". Концептуальные модели в нашем случае являются рациональной экспликацией, первичной теоретической разверткой метапаттернов истории. С другой стороны, концептуаль- ные модели углубляют идею истории, сближая ее с метапаттернами истории, реально опосредуя их взаимосвязь.

Метафизический, базово-интуитивный статус метапаттернов ис- тории направляет наше внимание не столько на саму историю, сколь- ко на тех, кто ее изучает — историков, людей, стремящихся понять развитие общества, опираясь на его прошлый опыт, опыт прошлого.

Метапаттерны "гнездятся" в историческом сознании исследователей.

Сказанное не следует понимать в том смысле, что история как ре- альность здесь ни при чем, что все дело в реальности познавательной, в чисто методологическом оснащении исторического знания. Нет, ко- нечно. Историческая реальность является естественным основанием процесса формирования метапаттернов исторического познания.

Скажем так: она индуцирует их своей эволюционной диспозицион- ностью, своей открытостью различным познавательным перспекти- вам и трактовкам, своей удивительной податливостью, пластично- стью и многомерностью.

В работе будет мало критики, так как метапаттерн — не тот пред- мет, который можно и нужно критиковать. Метапаттерны представля- ют предельно глубокий, экстралогический уровень исторической реаль- ности. Логические аргументы и доказательства в данном плане бессиль- ны. В чем-то здесь, пожалуй, прав Фихте [35, C.126]: "Философ, который занимается историей в качестве философа, руководится при этом априорною нитью мирового плана, ясного для него без всякой ис- тории; и историей он пользуется отнюдь не для того, чтобы что-нибудь доказать посредством последней (ибо его положения доказаны уже до всякой истории и независимо от нее), а только для того, чтобы пояснить и показать в живой жизни то, что ясно и без истории".

Метапаттерны именно как метапаттерны все равны, одинаково правомерны и состоятельны. У каждого свои сторонники или поклон- ники. И никакими просчетами, ошибками и т.п. в их фактурном, эм- пирическом представлении эту связь разрушить невозможно. По- другому, не через призмы-паттерны смотреть на социальную реаль- ность, историческую действительность просто нельзя. В понимании метапаттерна важна не истинность, а аутентичность, т.е: что сам ав- тор думает обо всем этом, каким образом и чем именно он убеждает нас в своей правоте, создает соответствующее настроение. Метапат- терны, обобщая сказанное, даже не выбирают — их предпочитают. А если все же критикуют, то только паттерн паттерном, предлагая вме- сто критикуемого какой-то другой, более, как кажется, интересный и перспективный.

Обращаться к критической рефлексии мы будем только там, где рассматриваемый метапаттерн явно покушается на "злобу дня", ста- новится "слишком" актуальным. По определению, метапаттерны должны быть выше этого, чем-то из бесконечности и вечности нашего бытия.

Настоящая работа не претендует, разумеется, на охват всех мета- паттернов истории. Цель автора более скромная и простая — пока- зать нетривиальность уже наработанного в данной области материала и пригласить к поиску новых, действительно прорывных метапаттер- нов истории.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.