WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
П. К. ГРЕЧКО КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ИСТОРИИ ПРОГРАММА •ОБНОВЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ• П. К. ГРЕЧКО КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ИСТОРИИ ПОСОБИЕ ДЛЯ СТУДЕНТОВ Издательская корпорация ЛОГОС Москва.1995 ББК87 Г81 Рецензенты:

Главный научный сотрудник Института философии РАН доктор философских наук профессор В.И.Толстых Заведующая лабораторией методологии социального познания Института философии РАН доктор философских наук профессор В.Г.Федотова Данное издание представляет собой авторскую работу, вошедшую в число победителей в открытом конкурсе "Гуманитарное образование в высшей школе", который проводится Государственным Комитетом РФ по высшему образованию и Международным фондом "Куль- турная инициатива".

Конкурс является составной частью программы "Обновление гу- манитарного образования в России".

Спонсор программы — известный американский предприниматель и общественный деятель Джордж Сорос.

Стратегический комитет программы:

Владимир Кинелев Владимир Шадриков Валерий Меськов Теодор Шанин Дэн Дэвидсон Виктор Галичин ISBN-5-88439-008-2 © Гречко П.Г., 1995 1 ВВЕДЕНИЕ: ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ В отличие от обыденных профессиональные, или научные, рассуждения об ис- тории непременно предполагают се предметную определенность. Иными слова- ми, прежде чем "по-научному" говорить об истории, надо так или иначе ответить для себя на вопрос, что она собой представляет, каковы ее содержатель- ные границы.

Впрочем в отдельных случаях можно довольствоваться и самым общим, сла- бо или вовсе не структурированным образом истории. Интуитивное, но субъек- тивно достаточно убедительное видение исторической реальности тоже может быть продуктивным. Все зависит от масштабов, целей и задач ее конкретного ос- мысления. Чаще, однако, желательно (а для философии с ее рефлексивностью, заметим, и обязательно) иметь в этом плане хорошо обозримое поле исследова- ния, ясную перспективу того, что и как познается.

Итак, что такое история, каковы ее научно-дисциплинарные рамки Обычно историю определяют как науку о про- История и феномен шлом — минувшей действительности, предшест- прошлого вующем развитии, о том, что когда-то произош- ло или случилось с человеком, народом, обществом в целом. Тем самым история сводится к простому анализу событий, процессов, со- стояний, так или иначе канувших в Лету, т.е. все дальше и дальше уносимых от нас водами реки забвения.

Такое понимание истории является не точным и не полным, более того — внутренне противоречивым. Ретроспективность сама по себе — не все и уж определенно не главное в истории. На самом деле история не дает людям забыть "свою былую жизнь", она не просто работает с прошлым, а противостоит ему, борется с ним. И побеждает, извлекая из глубин забвения все новые и новые факты из жизни наших пред- ков, ушедших поколений, исчезнувших культур и цивилизаций.

Так, еще совсем недавно мы ничего не знали о "человеке умелом" (homo habilis). Только в 1987 г. нашли следы его пребывания в Се- верной Танзании; и сразу проблема антропосоциогенеза стала глуб- же, "шагнула" в прошлое почти на 1,5 млн лет. Вообще о происхож- дении человека, о заре человечества в целом мы знаем теперь боль- ше, чем, скажем, историки античности, которые по времени, хронологически были к этим истокам много ближе. История как бы воскрешает былое, миновавшее, когда-то уже состоявшееся, заново открывая и реконструируя его для настоящего, современности. Науч- но-историческое исследование дает вторую жизнь тому, что однажды уже прошло по жизни, завершило свой земной путь, отцвело и умер- ло. История — торжество жизни над смертью, настоящего над про- шлым. Как верно заметил Р.Дж.Коллингвуд, благодаря истории, ис- торическому познанию прошлое не умирает, а продолжает жить в на- стоящем, служить современности. "Отец истории" Геродот когда-то так начинал свой знаменитый труд [10, с.11): "Геродот из Галикар- *Подробнее о значениях термина истории см. [27, с.25 — 26].

насса собрал и записал эти сведения, чтобы прошедшие события с те- чением времени не пришли в забвение и великие и удивления до- стойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвест- ности...".

Примечательно также, что в Древней Греции покровительницей или музой истории была Клио — богиня, которая прославляет. Сви- ток и грифельная палочка в ее руках — символ и залог того, что ни- что не должно бесследно исчезнуть, раствориться, сгинуть в непрог- лядной дали истории.

История есть коллективная память людей, память о прошлом. Но память о прошлом — это уже не прошлое в собственном смысле сло- ва. Это — прошлое, восстановленное и восстанавливаемое по нормам современности, с ориентацией на ценности и идеалы жизни людей в настоящем. Память всегда современна, она — составной смысловой элемент реального, непосредственно на наших глазах разворачиваю- щегося процесса.

Нет, речь не идет о замене или подмене прошлого настоящим, о произвольной модернизации, волюнтаристском осовременивании со- бытий давно минувших дней. Речь о другом — о том, что прошлое су- ществует для нас через настоящее, благодаря настоящему, в прозре- ниях настоящего. По-своему выразил эту мысль К.Ясперс [43, с.274]:

"История непосредственно касается нас... А все то, что касается нас, тем самым составляет проблему настоящего для человека". Всякая история является современной историей. Но не стоит путать "совре- менную историю" с "историей современности", хотя связь между ни- ми очевидна. Уместно сослаться здесь также на Х.Агнес [44, с.216]:

"История (История с большой буквы) не есть прошлое, это — про- шлое и будущее в настоящем".

Сказанное резонно дополнить следующими соображениями. Гово- рить и писать можно только о том, что как-то существует. О несуще- ствующем ничего сказать нельзя. А вот существует ли прошлое И если существует, то как На эти экзистенциальные вопросы пока нет удовлетворительного ответа. Ясно одно — в прямом и полном смысле слова прошлое не существует. Оно потому и прошлое, что его уже нет. Прошлое свое уже отбыло, отсуществовало. Может, действи- тельно, отсуществовав, оно куда-то отбыло В Лету, например, как думали древние, либо в особый, четвертый или какой там теперь по счету мир, либо составило онтологически вполне реальную (погру- жайтесь на здоровье) глубину настоящего.

Данные предположения пока — не более чем фантазия, вообража- емая реальность. В наше время только фантасты свободно путешест- вуют в прошлое, по прошлому. Для них, как, скажем, для Г.Уэллса, вся проблема существования прошлого может сводиться к чисто тех- нической задаче — как сконструировать машину времени.

Непрерывная связь времен, традиционно ассоциируемая с исто- рией, актуальной, непосредственной, живой является лишь в настоя- щем. Настоящее в свою очередь обращается в прошлое и, видимо, с той же скоростью, но уже с другого конца прорывается в будущее, де- лая его опять же настоящим. Настоящим сопрягаются, стягиваются воедино и прошлое, и будущее. В череде исторических событий, ситу- аций, процессов настоящее выходит, растет из прошлого, но для нас последнее, подчеркнем еще раз, в полной мере открывается лишь в настоящем, из современности*.

Прошлого нет, оно в буквальном смысле прошло, но как-то и что- то от него все-таки осталось, сохранилось, иначе бы мы о нем ничего не знали и не говорили. Прошлое сохраняется или пребывает в форме памятников материальной и духовной культуры, в виде следов и ос- татков некогда полноводно бурлившей жизни: различных сооруже- ний, орудий труда, утвари, оружия, хроник, документов, писем, лю- бых других текстов. Перечисление можно продолжать. Очевидно, что своим реальным, значимым для нас существованием следы прошлого обязаны настоящему. В современности, как в материнском лоне, вер- шится и работа по их исторической реконструкции, Разумеется, изложенным выше феномен прошлого не исчерпыва- ется, он богаче и многообразнее. В прошлом как предметной опреде- ленности науки истории есть своя эвристика, свои не до конца про- сматриваемые перспективы, очень интересные с точки зрения иссле- дователя. Чтобы убедиться в этом, укажем на некоторые из них.

Например: погружаясь, "уходя в основание" той или иной реально- сти, прошлое становится ее сущностью, может быть, не полной, не всей, но первым, исходным ее слоем или порядком наверняка. Насто- раживающе многозначна и следующая перспектива: не исключено, что даже будущее может стать давно забытым прошлым, например, в результате какой-либо катастрофы, экологической или космической.

Недавно, как известно, Землю чуть было не задела своим "хвостом" комета Галлея. На этот раз все кончилось благополучно, но гарантии от подобных встреч у нас нет. Случись такое, и придется человечест- ву опять начинать все с нуля, если вообще сохранятся условия для произрастания "семян человеческих". Во всяком случае "воспомина- ние о будущем" — не только кинематографическая метафора.

Предмет истории как науки, или историю как Природа исторической реальность, нередко отождествляют со всеми реальности проявлениями, движениями и устремлениями человеческой жизнедеятельности, со всем событийным потоком чело- веческого существования, включая его повседневность. Но это слиш- ком широкое толкование истории. А любое "слишком" искажает, ве- дет к результату, противоположному по сравнению с задуманным. И здесь очевидное стремление к конкретности и, главное, полноте на деле оборачивается игнорированием эволюционно-структурных уровней сущего, размыванием масштабов, собственной размерности истории.

"Современность, настоящее — отнюдь не одномоментное или мгновенное какое- то образование, не просто точка на оси времени, По сути своей это — определенный, иногда довольно значительный, интервал, границы которого определяются механизмом социальной деятельности" [27, с.285]. В современность, настоящее входит все, что про- должает оказывать непосредственное влияние на события сегодняшнего дня и ближай- шего будущего. Современными, к примеру, являются международные договоры, заключенные достаточно давно (сто и более лет тому назад), если только они не утра- тили своей силы до сих пор и продолжают учитываться при принятии политических и иных масштабных решении.

Историю вряд ли интересуют чисто физиологические отправления человеческого организма, его биологические структуры, процессы, функции. Что такое человеческое дыхание, как люди усваивают пи- щу, каковы причины и механизмы старения человеческого организма — все это не история, но область исторического: вне истории ничего не бывает.

Дифференциации подлежит и фактический состав, фактичность общественной жизни людей. Возьмем те же мелочи жизни. Их много, они отнимают у человека немало времени и сил. Никакая, даже са- мая возвышенная натура не может ими полностью пренебречь, Мело- чи отравляют или, наоборот, скрашивают нашу жизнь. Значит, они — история Нет, они в историческом пространстве, они историчны, но они — не история. История залегает глубже, она существеннее, она — сама сущность происходящего, непрерывно текущего. (Действитель- но, какое отношение к истории имеет такая, скажем, мелочь, как моя привычка писать перьевой, а не шариковой ручкой. Шариковая руч- ка меня раздражает, я с ней просто не могу работать. Ручка с пером дорога и значима для меня, без нее я испытываю неудобство, нечто вроде психологического дискомфорта. Для современной же истории значимость этого обстоятельства, уверен, равна нулю, нулевая,) Обратимся к существенному в происходящем, к сущности случаю- щегося с человеком — что это за история Ясно, что дело здесь не просто в большей или меньшей степени важности или значимости от- дельных явлений, событий и состояний, хотя этим тоже пренебрегать нельзя. Не найти, не различить нам историю в их отдельности, изо- лированности друг от друга. Она "прячется" не в самих по себе собы- тиях и состояниях общественной жизни, а в их взаимодействии, вза- имосвязи, взаимоотношении, в сцепленности взаимообусловливания.

Не стоит, разумеется, абсолютизировать данное противопоставле- ние, разрушая тем самым единство (а оно есть) самого взаимодейст- вия. Противительное "а" введено здесь нами для заострения пробле- мы, не более того. Суть же проблемы не в противопоставлении (собы- тия — их связь) как таковом, а в акценте на взаимоотношении, на том, что история, историческая реальность реляционна, а не субстан- циальна, даже если эта субстанциальность и дискретно-событийная.

Правильно и так: субстанциальность истории реляционна.

События нельзя резко противопоставлять их взаимосвязи, во-пер- вых, потому что именно в ней реализуется их природа, во-вторых, любое событие также можно рассматривать как взаимодействие, вза- имоотношение. Оно именно событиё, соотнесенное существование по меньшей мере двух сторон (фактов, агентов). Наконец, в-третьих, само взаимодействие, в особенности же его результат — тоже собы- тие, новое событие в общественной жизни людей.

Все исторически значимые явления имеют реляционный, взаимо- относительный характер. Вот, к примеру, феномен Наполеона. В его основе лежит взаимосвязь каких-то безусловно не рядовых способно- стей, устремлений и амбиций одного из французских генералов и особых, специфических обстоятельств, а в дальнейшем и следствий французской буржуазной революции конца XVIII в. Без подобного резонанса, т.е. по-своему удачной встречи личности с условиями и возможностями времени, исторической ситуации, Наполеон так бы и остался никому особо не известным генералом Бонапартом. Мало ли было подающих надежды генералов в истории.

Надо сказать, взаимосвязь личности и обстоятельств редко бывает равновесной. Обычно в ней доминирует одна сторона: личностная — в случае великих людей истории, "обстоятельностная" — в случае выскочек, необязательных, так или иначе случайных людей, актеров фарса, а не трагедии истории. "Человек без свойств" тоже может быть баловнем исторической судьбы. В истории нашей страны и прежде всего ближайшей истории можно найти немало подтвержде- ний этому.

В исторической взаимосвязи общественных явлений важно разли- чать уровни и масштабы. Их много, они разные и к тому же корреля- тивные. Личность, социальный институт, регион, страна, человече- ское общество в целом — все это определенные "меры", или уровни, исторической реальности. Всемирная история, видимо, "выполняет- ся" на самом глубоком, структурно предельном ее уровне. Но углуб- ляться до предела вообще-то можно при других масштабах. Скажем, поиски предельных оснований личности с необходимостью выводят нас на масштабы социальной среды, общества. И наоборот, нельзя понять общество, не обращаясь к личности, не выявляя и не раскры- вая природу человека.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.