WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования обсуждались на ежегодных Международных научнопрактических конференциях, проводившихся в МГПУ в 2004, 2005, 2007 и гг.; семинарах по принципам и методам семантических исследований (Москва, 2005, МГПУ); 40-ом Международном лингвистическом коллоквиуме «Язык и когниция: традиционные и новые парадигмы» (Москва, 2005, МГПУ); Вторых чтениях памяти О. Н. Селиверстовой (Москва, 2005, МГПУ); 41-ом Международном лингвистическом коллоквиуме «Упорядоченность нормативного языка и дискурсивная дифференциация» (Маннгейм, 2006, Университет Маннгейм); 42-ом Международном лингвистическом коллоквиуме «Языковое многообразие и стратегии обучения языку. Повышение уровня языковой компетенции» (Родос, 2007, Эгейский Университет); 43-ем Международном лингвистическом коллоквиуме «Современное состояние лингвистики и ее отраслевых дисциплин» (Магдебург, 2008, Университет Отто фон Герике Магдебург); Третьих чтениях памяти О. Н. Селиверстовой (Москва, 2008, МГПУ).

По результатам исследования опубликовано 5 печатных работ общим объемом 3,3 п.л., включая 1 работу объемом 0,6 п.л. в рецензируемом научном издании.

Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, сопровождающихся выводами, заключения, списка использованной литературы, включающего в себя 192 наименования, в том числе 56 на иностранных языках; списка использованных словарей и их условных сокращений; списка произведений художественной литературы, послуживших источником для создания корпуса примеров; списка интернет-ресурсов и двух приложений. Общий объем работы составляет 217 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении обозначены цели и задачи исследования, определены его предмет, объект, а также обоснована актуальность и сформулировано, в чем состоит новизна, практическая и теоретическая значимость, обоснована принятая структура работы.

Первая глава «Проблема интерпретации значения языкового знака в когнитивной лингвистике и методы его исследования» посвящена обоснованию теоретических предпосылок и метода исследования. В ней рассматривается принимаемое в работе понимание значения языкового знака и проводится сопоставление основных положений данной теории с концепцией значения в рамках когнитивной лингвистики. В рамках этой же главы рассматривается проблема метода в современной когнитивной лингвистике;

описываются этапы применения гипотетико-дедуктивного метода на материале настоящего исследования; обосновывается необходимость использования математико-статистических методов при систематизации и анализе данных, полученных в результате проведения семантического (лингвистического) эксперимента.

Процессы языковой концептуализации и категоризации получают выражение в значении различных по структуре единиц языка – слов, словосочетаний, предложений, текстов. Формирование значения такой единицы языка, как слово определяется тем, как представлено в слове то или иное концептуальное содержание и с какой конкретной категорией оно соотнесено.

Однако сам термин «значение» не получил однозначного определения в лингвистике.

Проблема понимания значения всегда являлась принципиальной для любой семантической теории, играя решающую роль при определении объекта, целей и метода исследования. Отсутствие однозначного решения данной проблемы и, как следствие, наличие большого количества трактовок значения во многом обусловлены как объективной сложностью языка (лишь немногие его аспекты поддаются количественной оценке), так и различным характером решаемых задач в каждом научном направлении.

В данном исследовании принимается концепция значения языкового знака, которая в настоящее время многими лингвистами характеризуется как классическая. В исследовании, однако, также учитывались и другие трактовки значения и результаты, полученные в рамках других направлений.

Исходя из традиционного представления о языке как о системе знаков, подобно многим другим лингвистам, мы определяем значение как «знаковую информацию (набор сведений), которую несет означающее языковой единицы» (Селиверстова 2004: 78). Такое понимание соответствует традиционной лингвистической трактовке значения – толкованию значения как концепта у Ф.

де Соссюра (Соссюр 1977), способа представления внеязыкового содержания у А. А. Потебни (Потебня 1958), «наивного понятия» у Л. В. Щербы (Щерба а), «семантического содержания», закрепленного за единицей выражения языкового знака у А. И. Смирницкого (Смирницкий 1956: 149), и т.д.

Понимание значения как информации, или определенного набора сведений, содержащихся в языковом знаке, оказалось принципиально важным для практических семантических и в целом для когнитивных исследований.

Так, принимаемое определение значения позволяет решить вопросы разграничения значения и понятия, значения и денотата, значения и контекста, значения и экстралингвистических знаний, что позволяет отделить объект семантики от связанных с ним, но не равнозначных явлений. Кроме того, подход к значению как информации, передаваемой о денотате языкового знака, помогает отграничить значение от других ментальных представлений описываемого денотата, которые могут быть сформированы в сознании говорящего и слушателя (Маляр 1998: 38) – ср. также (Смирницкий 1956: 149152).

В результате сопоставления основных положений принятой в настоящей работе классической теории значения с концепцией значения в рамках когнитивной лингвистики были получены следующие выводы, принципиальные для данного исследования.

1. Теория значения в когнитивной лингвистике согласуется с пониманием значения как ментальной структуры, или концепта, в традиционной семантике.

2. Хотя такие понятия когнитивной лингвистики, используемые для представления значения, как образные схемы и ментальные пространства (Fauconnier 1998), не являются языковыми концептуальными структурами, они могут успешно использоваться и для описания языкового значения в рамках традиционной семантики. Так, применительно к настоящему исследованию при анализе структуры концепта «пустой» практический интерес представляет образная схема ВМЕСТИЛИЩЕ (CONTAINER), введенная М. Джонсоном (Johnson 1987), основная идея которой заключается в упрощенном представлении о способности ВМЕСТИЛИЩА содержать в себе что-то, вмещать в себя что-то. Эффективным при семантическом описании прилагательных, репрезентирующих концепт «пустой», также оказывается теория ментальных пространств, разработанная Дж. Фоконье (Fauconnier 1998).

При анализе семантики этих прилагательных представляется релевантным учитывать следующие аспекты: 1) (ментальные) пространства порождаются и аккумулируют информацию в процессе обработки лингвистических структур (Dinsmore 1987) (высказываний) – подобные пространства могут, например, представлять пространство функциональной системы, психическое, ментальное пространство, пространство жизни и т.д.; 2) одно пространство может размещаться внутри другого – так, функциональное пространство может возникнуть в рамках физического пространства; 3) пространства структурированы – например, структура функционального пространства может определяться наличием актантной позиции или характером функциональных связей, отношений между рассматриваемыми объектами. Например, обработка высказывания The real-estate developer purchased the vacant office-building (Застройщик купил свободное офисное здание) предполагает создание и локализацию функционального пространства здания, а также представление в этом пространстве информации об установлении функциональных связей с застройщиком.

3. Теория прототипов оказывается полезной в традиционном семантическом исследовании при условии, что значение действительно представлено как складывающееся из набора вариантов, одни из которых являются центральными, а другие – периферийными, при этом за всеми выделяемыми значениями стоит некоторый инвариантный, хотя и не очень четкий концепт. Такой подход к описанию значения позволяет раскрыть механизмы человеческого мышления и выявить когнитивные процессы, связанные с формированием значения. В лингвистике, однако, понятие прототипа может использоваться и по отношению к денотативной сфере и ее ментальным отображениям, при этом под прототипическими понимаются «такие объекты и ситуации, в которых признаки, соответствующие значению, представлены наиболее однозначно. Наряду с ними существуют объекты и ситуации, в которых данные признаки более или менее размыты» (Селиверстова 2004: 910). Применительно к настоящему исследованию релевантным оказывается употребление понятия прототипа как по отношению к самому значению (так, исследование семантики анализируемых прилагательных построено на презумпции прототипической организации значения), так и по отношению к денотатам, в которых отраженные в значении признаки проявляются наиболее отчетливо.

Важным для проведения данного диссертационного исследования явилось обоснование методологии экспериментальной части работы, в частности к проведению лингвистического эксперимента. В целом исследовательская процедура построена на основе компонентного анализа в соединении с гипотетико-дедуктивным методом, основу которого составляет эксперимент. Компонентный анализ как исследовательская методика не является сам по себе достаточным инструментом, позволяющим выявлять принципы, лежащие в основе когнитивных процессов формирования концептов и их функционирования в естественном языке. Компонентный анализ является скорее исходной посылкой о структуре значения языковых единиц и определенным исследовательским приемом, позволяющим найти способ представления этого значения (Сулейманова 2004: 12-13). Таким образом, компонентный анализ «должен быть соединен с другими процедурами исследования и прежде всего с гипотетико-дедуктивным методом» (Селиверстова 1980: 300), в соединении с экспериментальной методикой.

Использование гипотетико-дедуктивного метода обеспечивает научно обоснованное построение хода исследования, а именно: отвечающую задачам исследования формулировку гипотез, их экспериментальную верификацию, анализ полученных результатов и их обобщение. В работе все этапы применения гипотетико-дедуктивного метода получают детализированное описание на материале настоящего исследования.

Впервые в лингвистическом эксперименте применяются метод экспертных оценок, алгоритм определения компетентности информантов и меры согласованности мнений информантов, а также используются инновационные математико-статистические методы обработки данных семантического эксперимента, позволяющие отделить фактор случайности, вносимый участием информанта, от оценки, детерминированной языковыми закономерностями. В работе обосновывается необходимость использования математико-статистических методов при систематизации и анализе данных, полученных в результате проведения семантического (лингвистического) эксперимента.

Во второй главе «Концептуализация фрагментов внеязыковой действительности средствами естественного языка» рассматривается понятие «языковой картины мира» как особой и своеобразной концептуальной системы, зафиксированной в языковых формах; обосновывается семантикокогнитивный подход к данному исследованию; разрабатывается метааппарат описания концепта «пустой».

Под языковой картиной мира мы понимаем зафиксированную в языке и специфическую для данного языкового коллектива схему восприятия действительности, иными словами, языковая картина мира – это мировидение через призму языка (Яковлева 1994).

Важным положением в рамках данной главы является то, что языковая картина мира определяется не только теми концептами, которые лежат в основе значения отдельных языковых единиц, но и неким стандартным узуальным представлением некоторых ситуаций, которые по своим объективным свойствам и исходя из общих возможностей человеческого восприятия допускают и иное представление (Селиверстова 2004: 742).

В данной работе для раскрытия фрагмента «языковой картины мира», связанного с языковой концептуализацией «пустого», применяется семантикокогнитивный подход, в рамках которого исследуется соотношение семантики языка с концептосферой народа, то есть соотношение семантических процессов с когнитивными.

Задача, связанная с выявлением принципов, лежащих в основе когнитивных процессов концептуализации «пустого» в естественном языке, непосредственно связана с проблемой разработки понятийного аппарата описания – метаязыка, на котором могут быть сформулированы семантические гипотезы. В рамках настоящего исследования в качестве основных метатерминов используются понятия «пространство» и «множество».

В работе выделяются следующие основные типы пространства:

физическое (двух- / трехмерное), функциональное, ментальное / психическое пространство, пространство времени / жизни, пространство множества. Данные типы пространства получили в работе определения в качестве метатерминов, например, физическое трехмерное пространство получило следующее толкование: объект может быть осмыслен как физическое трехмерное пространство S, если его можно представить в виде трехмерной конфигурации, положение точек которой определяется в соответствии с трехмерной прямоугольной (декартовой) системой координат, заданной в данной конфигурации. Нахождение некоторого объекта (X-a) в S означает, что все точки, соответствующие X-у, принадлежат той конфигурации, которая образуется точками пространства S – ср. определение пространства в качестве единицы метаязыка у О. Н. Селиверстовой (Селиверстова 1983 а: 143).

В процессе проведения исследования стало очевидным, что при описании семантики слов, репрезентирующих концепт «пустой», релевантными оказываются не просто пространственные геометрические отношения между объектами, но и пространственная среда, или функциональное пространство, в котором объекты взаимодействуют, и в котором между ними устанавливаются функциональные связи. Несмотря на то, что учет функциональных связей является исключительно важным для семантики исследуемых слов, представляется неоправданным считать, что геометрические и топологические характеристики пространства обязательно вторичны. Так, например, при описании семантики варианта значения empty1, характеризующего физическое пространство S, геометрические характеристики пространства S и объектов«наполнителей» X являются определяющими – ср. an empty box – пустой ящик;

an empty room / flat / apartment – пустая комната / квартира (без мебели и / или без людей); an empty bottle – пустая бутылка.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.