WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Ценовая стабильность – основа экономического и социального развития Алексей Улюкаев, хочу посвятить первый заместитель свое выступление председателя ЦБ России Ятеме инфляции.

Александр Дмитриевич Жуков упрекнул меня, что ЦБ мало внимания уделяет борьбе с инфляцией. Я хочу отвергнуть это обвинение:

мы боремся с инфляцией, и довольно неплохо. И вооб ще, если ЦБ отвечает за ре альный эффективный курс, а министр экономики отчиты вается по поводу инфляции – это неправильно: должно быть строго наоборот. К ре гулированию реального эф фективного курса ЦБ имеет очень косвенное отношение, мы работаем только с номи нальным эффективным кур сом, а реальный эффектив ный курс – это сложная про изводная конкурентоспособ ности нашей экономики от носительно экономик тех стран, с которыми мы име ем торгово-экономические отношения. Инфляция – это, безусловно, наша забота, наша проблема.

Главный принцип всех ЦБ очень хорошо сформулировал Отмар Иссинг, один из основателей европейской валютной системы, бывший в течение продолжительного периода главным экономистом Европейского ЦБ, – по-английски этот принцип звучит так: «Stability first and last» («Стабильность – альфа и омега»). Стабильность, прежде всего ценовая стабильность, создает условия для нормального делового планирования, для нормального социального климата без нарушений социальных обязательств, что способствует позитивным отношениям государства и общества. Если стабильность отсутствует, то и перечисленные сопутствующие компоненты исчезают.

В последнее время в дискуссиях по поводу инфляции принято говорить о важности влиянии немонетарных факторов на инфляционные процессы, а монетарными действиями добиться якобы можно немногого. Не могу согласиться с этими утверждениями: инфляция – это всегда монетарный феномен. Но структурно – это комбинация различных дефляторов. Действия различных структурных частей инфляции на разном временном интервале выглядят различно. То, что на коротком временном периоде кажется немонетарным фактором, на протяжении длительного промежутка времени оказывается связанным с денежной динамикой, как и все прочие факторы.

Иначе говоря, при анализе воздействия на уровень инфляции различных факторов необходимо помнить о разном временном горизонте.

Основной механизм в борьбе с инфляцией – это механизм денежный. Временные лаги между динамикой денежных агрегатов и показателями инфляции, а также сила их воздействия изменяются и бывают трудно уловимыми. Временные лаги могут составлять и месяц, и квартал, и год. И если во II, в III кварталах прошлого года мы допустили ослабление денежной политики, и рост агрегата М2 в июле–августе 2005 г. превышал 44%, нет ничего удивительного в том, что в феврале у нас впервые за 2 года выросла базовая инфляция, т.е. та, которая не связана с воздействием локальных факторов, а вызвана фундаментальными причинами.

Поскольку инфляция – это монетарный феномен, и коль скоро главная цель Центрального банка (как записано в законе о Центральном банке) – финансовая, и прежде всего ценовая, стабильность, ЦБ должен иметь соответствующий инструментарий воздействия на уровень инфляции. И этот инструментарий известен. Это два трансмиссионных механизма – механизм курсовой политики и механизм процентной политики, определения цены денег.

На разной стадии зрелости финансовых систем, при разном сальдо (положительном или отрицательном) платежного баланса действует тот или иной механизм. В течение длительного времени в качестве инструмента воздействия на инфляцию мы использовали в основном механизм курсообразования, что связано с экстремально высоким положительным сальдо платежного баланса и недостаточным развитием банковской системы и финансовых рынков. Этот механизм, в принципе, действенный и эффективный, возможно, в прошлые годы мы пользовались им недостаточно смело.

В этом году за неполные 3 месяца мы 6 раз укрепляли, точнее, позволяли рублю укрепиться относительно корзины валют. В целом номинальное укрепление рубля составило примерно 2,5%. В чем заключается опасность укрепления курса рубля В условиях достаточно либерального валютного регулирования (а у нас оно теперь либеральное, капитальные валютные операции совершаются практически так же свободно, как текущие, лишь некоторые из них осуществляются через специальные счета и с очень небольшим денежным обременением) всегда есть опасность, что привлекается краткосрочный иностранный капитал. Валютные инвесторы приходят на российский финансовый рынок, конвертируют свою валюту в рубли, и возникает та же инфляционная проблема на более высоком уровне денежного предложения. Поэтому инструментом курсообразования нужно пользоваться очень аккуратно, и в этом году, надеюсь, нам удастся это сделать. В ближайшее время не предполагается использовать этот инструмент. Инструментом воздействия на инфляцию в основном будет изменение цены денег, а именно депозитных ставок – прежде всего однодневных и недельных депозитных ставок в форме постоянно открытого окна.

Почему сейчас Еще год назад мы имели очень большой дифференциал процентных ставок между основными финансовыми рынками и российским финансовым рынком. Это было мощным стимулом для прихода краткосрочного спекулятивного капитала на российские рынки. В течение 2003–2004 гг.

мы дважды имели очень высокую волну притока такого капитала, что лихорадило уровень ликвидности банковского сектора.

Теперь такого разрыва процентных ставок не существует, сейчас средневзвешенные ставки на мировых рынках на доллар, евро и фунт – около 4%. У нас в настоящее время краткосрочные депозитные ставки (дневные и недельные) 1–1,5%, и есть потенциал их укрепления, соответственно есть потенциал стерилизации избыточной ликвидности этими инструментами.

Таким образом, сочетание этих инструментов будет создавать условия для снижения инфляции.

Начало этого года статистически дало нам чрезвычайно высокий и опасный уровень инфляции (4,1% – за 2 месяца, 4,3% – за 2,5 месяца). Вместе с тем создана хорошая база для сниже ния инфляции в дальнейшем, поскольку динамика денежных показателей начала года существенно ниже, чем динамика денежных показателей прошлого года. В этой связи можно твердо рассчитывать на снижение базовой инфляции и существенное снижение к середине года индекса потребительских цен.

За первых три месяца этого года мы уложимся по показателю инфляции в 5%. Это много, но у нас есть основания полагать, чтобы мы не превысим тот норматив, который определен.

Принято считать, что, упражняясь таким образом с номинальным эффективным курсом, мы создаем существенные проблемы для отечественных производителей, что курсовые соотношения с поправкой на инфляцию сейчас соответствуют уровню 1998 г., а это вызывает неприятные ассоциации. Однако в настоящее время ситуация совершенно противоположная той, что была в 1998 г. по платежному балансу, по притоку капитала, по исполнению бюджета и т.д. Нет никаких статистических доказательств, что в современной России, России XXI в., есть корреляция между укреплением реального эффективного курса рубля и снижением экономического роста. Единственное соображение, которое подтверждает эти опасения, связано с тем, что снижаются относительные издержки импортеров, и отечественные производители, конкурирующие с импортными товарами, в торгуемых секторах проигрывают. Но это единственное, что поддается логическому объяснению. Вопервых, с точки зрения экспорта Россия практически не зависит от реального эффективного курса – как страна, имеющая 2/3 своего экспортного баланса в виде энергоносителей, у которых запас рентабельности чрезвычайно большой. К тому же на самом деле государство не устанавливает норматив рентабельности через систему экспортных пошлин.

Исследования экономической экспертной группы и Центра развития показали, что для ряда товаров, для ряда отраслей экономия потребителей на удешевление импортных товаров означает дополнительный спрос не на импортные товары, а на российские товары несколько другого качества и другой ценовой категории, другой эластичности по цене. В этом случае оказывается, что не все рыночные сектора, а только часть из них страдает от укрепления курса. Но не надо забывать о том, что укрепление курса национальной валюты – это мощный сигнал для привлечения иностранных инвестиций, прежде всего прямых, которые в прошлом году возросли более чем на 50%, и в этом году перспектива достаточно положительна. Укрепление курса национальной валюты – это основание для улучшения рейтингов, для улучшения условий корпоративных заимствований и т.д.

Не надо распространять мифы о безусловной вредности укрепления рубля. Есть страны, которые переживали периоды очень быстрого укрепления национальной валюты, – это такие страны, как Бразилия и особенно Южно-Африканская Республика, где за 3 года национальная валюта укрепилась более чем на 50% без отрицательных последствий для национальной экономики. Ситуация всегда конкретна. Поэтому, когда мы пишем в «Основных направлениях государственной денежнокредитной политики» о том, что считаем уровень укрепления реального эффективного курса рубля в 9% нормальным, естественным, приемлемым для российской экономики, мы это пишем еще с заметной долей осторожности.

По поводу взаимосвязи денежной и бюджетной политики. С точки зрения стимулирования увеличения денежного предложения роль бюджета весьма велика. Изменение бюджетных расходов, повышение непроцентных бюджетных расходов увеличивает денежное предложение с небольшим временным лагом. И здесь важен не абсолютный уровень доли расходов бюджета в валовом внутреннем продукте. Мы знаем экономи ки, в которых высокий уровень расходов сопровождается высоким уровнем налоговых изъятий, но не приводит к ценовой и финансовой дестабилизации. Важны динамика и четкая взаимосвязь между бюджетными расходами и налоговыми изъятиями. Идеальным является примерно равная жесткость монетарной и бюджетной политики. Известна ситуация середины 1990-х годов, когда жесткая монетарная политика и мягкая бюджетная политика привели к весьма неприятным последствиям. Если по каким-то причинам мы решаем, что экономике нужно дополнительное денежное вливание, это ни в коем случае нельзя делать с помощью механизмов бюджетной политики, механизмов фискальной политики. Если мы считаем, что в ближайшем будущем у нас будет изменяться платежный баланс, снижаться его положительное сальдо, сокращаться прирост золотовалютных резервов, что в результате этого могут возникать проблемы с ликвидностью банковского сектора, то мне кажется, мы должны категорически отказаться от желания решить эту проблему посредством увеличения бюджетных расходов или путем сокращения налоговых обязательств.

С моей точки зрения, фискальная и бюджетная политики должны быть долгосрочными. Фискальная политика – это выражение общественного договора, договора между государством и обществом относительно того, что государство предоставляет определенные общественные блага, а общество платит за это определенную цену. Общественный договор не может изменяться в зависимости от конъюнктуры цен, он не может изменяться ежегодно или в течение одного года. Если общественный договор меняется часто, есть подозрение, что общественного договора нет совсем. Монетарная политика по своей природе весьма динамична. Она может меняться и год от года, и в течение года, и в середине года, в течение месяца. Есть механизмы стерилизации денег, есть механизмы рефинансирования. В последнее время мы заметно нарастили масштаб инструментов рефинансирования, под который можем обеспечить рефинансирование банковской системы. При необходимости можно снижать дисконты, т.е. принять дополнительные риски на Банк России, в случае необходимости в короткий срок предоставить дополнительную ликвидность банковскому сектору, понимая, что также сможем за короткий срок привлечь назад эту ликвидность. Бюджетными инструментами в данном случае оперировать не следует.

Мы, безусловно, должны сохранить те правила формирования и использования Стабилизационного фонда, которые имеем. За единственным, может быть, исключением – это более четко сформулировать те источники, за счет которых впрямую пополняется Стабилизационный фонд, т.е. добавить к экспортной пошлине на сырую нефть экспортную пошлину на нефтепродукты и газ и сохранить консервативные принципы инвестирования средств Стабилизационного фонда.

Вместе с тем, если общество считает, что те средства, которые накапливаются, избыточны, то ничто не мешает создать параллельно со Стабилизационным фондом, который выполняет функцию страхования, другой фонд – накопительный. И не надо сетовать, что Стабилизационный фонд не приносит дохода. За страховку мы никогда не получаем доходы, за страховку мы платим страховщику деньги. Мы можем параллельно с ним создать фонд будущих поколений, по сути своей – накопительный фонд, который аккумулирует активы на случай каких-то долгосрочных волн, долгосрочных колебаний. И в этом случае правила инвестирования могут быть совершенно другими, гораздо более либеральными. Мы можем гораздо меньше внимания обращать на ликвидность вложения в эти активы и гораздо большее внимание – на доходность этих вложений.

Но в этом случае правила должны быть совершенно иными.

В завершение я хотел бы сказать об общемировой тенденции – это переход к инфляционному таргетированию, точному определению целей по инфляции. Европейский центральный банк, банки развитых стран в основном определяют инфляционную цель на уровне 2–2,5% по индексу потребительских цен. Мы можем взять эту цифру как ориентир для базовой инфляции, очищенный от сезонных колебаний и влияния административно-регулируемых тарифов. Обычно дельта между базовой инфляцией и индексом потребительских цен порядка 1,5–2%, поэтому 2–3% для базовой инфляции и 4–5,5% для индекса потребительских цен являются естественными ориентирами, к которым мы должны стремиться. При этом для таргетирования инфляции мы должны внести некоторые изменения в нормативно-правовые акты, точнее прописать распределение ответственности между ведомствами.

Еще раз хочу привлечь внимание к тому, что основная ответственность лежит на нас, на Банке России. Но для того, чтобы мы должным образом реализовывали эту ответственность, должны быть обеспечены прозрачность процедур, независимость принятия решений, не формальная, а реальная независимость Банка России. Оборотной стороной независимости должно быть постоянное разъяснение: почему мы делаем то или иное, что мы собираемся делать в дальнейшем.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.