WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 75 | 76 || 78 | 79 |   ...   | 101 |

1 Mithell C.R. Necessitous Man and Conflict Resolution: More Basic Questions about Basic Humsn Needs // In: J.W. Burton (ed.). Conflict: Human Needs Theory.

N.Y., 1990. P.149-176.

2. Lederach J.P. Conflict Transformation in Protraced Internal Conflicts: The Case for a Comprehensive Framework // In: K.Rupesinghe (ed.). Conflict Transformation. L., 1995.

3. Avruch K., Black P.W. Conflict Resolution in International Settings: Philosophy and Perspectives // In: D.J.D. Sandole, S. Sandole (eds.). Conflict Management and Problem Solving: Interpersonal to International Applications. N.Y., 1987. Pp. 131-145.

4. Lederach J.P. Beyond Prescription: New Lenses for Conflict Resolution Training Across Cultures. Waterloo, Canada, 1992. P.2.

5. Ledersach J.P. The Conflict on Nicaraguas Atlantic Coast: An Inside view of War and Peace Making // In: Ed.Garsia (ed.). War and Peacemaking. Essays on Conflict and Change. Quezon City, 1994. Pp.101-122.

60. Природа конфликта и теории человеческих потребностей (pеферат работ, вышедших под редакцией Д.Бартона) В реферате представлены материалы двух сборников, которые вошли в четырехтомную серию "Конфликт", изданную в 1990 г. по инициативе Американского института мира. Главный редактор серии Джон Бертон является одним из основателей нового направления в изучении социальных и международных конфликтов, получившего название теории разрешения ("conflict resolution").

В реферат вошли статьи из второго и третьего томов данной серии, в которых рассматриваются теоретические аспекты проблемы управления конфликтными ситуациями и их разрешения. В предисловии, открывающем серию, Бертон подчеркивает, что академические разработки в области теории конфликта традиционно ограничивались созданием "'объясняющих' концепций, т.е. поиском истоков конфликтных ситуаций, выявлением поведенческих стереотипов, чреватых социальным или международным взрывом (2). В последнее десятилетие все больший интерес у специалистов вызывают методы предотвращения и аналитического разрешения конфликтных ситуаций задача социальных исследователей, занятых проблемой конфликта, состоит в том, чтобы от вопросов 'урегулирования" и "разрядки" перейти к созданию теории и «техники» разрешения конфликтов всех типов. Осмысление этой задачи происходит сегодня в нескольких, не связанных между собой дисциплинарных направлениях (институционально-социологическом, социально-психологическом, юридическом, с позиций теории международных отношений). Для координации этих разрозненных усилий необходимо выработать вполне определенный язык, оперирующий такими понятиями, которые позволят четко разграничить различные подходы и создать адекватную и приемлемую для всех теорию человеческого поведения на всех социальных уровнях” (2, с. XI).

Очевидно, что новый подход к феномену конфликта не может быть ограничен рамками какой-либо из существующих социальных дисциплин. Еще менее оправдано представление о нем как о результате междисциплинарного синтеза или взаимодействия разных подходов в пределах нескольких дисциплин.

Предотвращение конфликта, управление им и его разрешение в концептуальном отношении представляют собой «адисциплинарную сферу исследований», которая не признает никакого разграничения знания (2, с. ХП). Доказательством этому, по мнению Бертона, служат статьи и док лады специалистов самого разного социального профиля, вошедшие в серию "Конфликт".

Во втором томе серии содержатся материалы международной «конференции, которая состоялась в США в июле 1988 г. и была посвящена проблеме разрешения конфликта в контексте теории человеческих потребностей (ТЧП). По мнению Бертона, эта теория, одним из авторов которой является КЛедерер, может стать отправным пунктом для разработки адекватней концепции социального конфликта. В отличие от традиционного подхода социальных наук, когда анализ конфликта начинается с изучения социальных институтов и структур, в отношении которых отдельный индивид выступает как "податливый инструмент политического процесса", ТЧП предлагает совершенно иной угол зрения; социальный конфликт есть следствие ущемления (или неадекватного удовлетворения) всей той совокупности человеческих потребностей (или их части), которые и составляют "реальную человеческую личность" как активного субъекта социального процесса. Общепринятым до сих пор являлось представление о конфликте любого уровня как о "споре из-за дефицита" - ресурсов, духовных и материальных благ, территории, престижа и т.п. ТЧП, которая выдвигает на первый план те человеческие характеристики, которые "универсальны и онтологичны", позволяет увидеть более фундаментальные основания конфликтных ситуаций любого уровня_ - основания, "могущество которых превосходит всякую военную силу" (2. с. 2).

Кристофер Митчел (Центр аналитического изучения и разрешения конфликтов, университет Джорджа Мэйсона, США) предлагает обзорную аналитическую статью, посвященную новейшим разработкам методов разрешения конфликтов с позиций ТЧП (4). Цель Митчела - выяснить, может ли ТЧП стать ядром общей теории разрешения конфликтов и проанализировать некоторые фундаментальные теоретические и методологические проблемы, которые связаны с новым подходом.

Специалисты в области теории конфликта традиционно различают два противостоящих друг другу способа (и процесса) завершения конфликтной ситуации – ее урегулирование и разрешение. Первый способ представляет собой результат организованного успешного побуждения (или принуждения) одного из противников к тому или иному типу действий, выгодному другой стороне или посреднику. Достигнутый таким образом "мир", или компромисс, непрочен и недолговечен: поскольку исходная причина соперничества не устранена, постконфликтные отношения противников остаются чреватыми новой вспышкой борьбы. Подлинным завершением конфликта с этой точки зрения может быть только его разрешение, которое достигается в процессе длительного обоюдного анализа противниками как истоков, так и содержания их спора; устойчивое равновесие сторон возникает как следствие Фактического преодоления тех обстоятельств, которые породили конфликт, что позволяет установить новые отношения равновесия, удовлитворяющие обе стороны.

В новейшей литературе по теории конфликта проблема разрешения все чаще рассматривается через призму удовлетворения основных человеческих потребностей. Такие потребности - например, в безопасности, признании, идентичности, социальной принадлежности и т.п. - присущи как отдельному индивиду, так и социальным группам, этническим образованьям, целым обществам и государствам. В основу данного подхода положен тезис о том, что "только те орга низационные усилия, которые полностью удовлетворяют основные человеческие потребности, могут принести подлинное завершение конфликта, т.е. такое его разрешение, которое во всем объеме затрагивает предмет спора и устанавливает новые, самодостаточные отношения между противниками'' (4, с.152). Этот тезис был сформулирован Дж.Бертоном применительно к так называемым "глубоко укорененным конфликтам", т.е. ситуациям, в которых не работают обычные способы урегулирования спорных вопросов. Такие неудачи по большей мере обусловлены нежеланием противников (и их посредников) признать, что причина конфликта состоит во фрустрации или посягательстве на какую-либо из основных человеческих потребностей либо (что то же самое) в отрицании той или иной неотъемлемой ценности. Ни то, ни другое не может быть предметом переговоров или "купли-продажи", обычных при соперничестве интересов. Разрешение "глубоко укоренённых конфликтов" требует поэтому вычленения потребностей, испытавших фрустрацию, а затем "обоюдного выяснения тех изменений в социальной структуре, институтах и политическом курсе, которые необходимы для удовлетворения ущемленных потребностей. Иначе говоря, успешное и окончательное завершение любого конфликта должно включать в ceбя удoвлeтвopeниe тex потpeбнocтeй которые оказались фрустрированными в данных условиях приданных отношениях" (4, с. 153). Таким образом, теория Бертона заменила "экономического человека", "человека агрессивного" или «стремящегося к власти» понятием «человека нуждающегося»; на любом социальном уровне естественные и универсальные потребности человека составляют фундаментальную первопричину всех конфликтных и спорных ситуаций, начиная с бытовых и кончая международными.

ТЧП дает ответы на многие традиционные вопросы стратегии и тактики разрешения конфликтов, считает Митчел. Так, здесь четко обозначены этапы аналитического процесса (выявление "ущемленных" потребностей, взаимный поиск их "освобождения") и конечный результат, т.е. момент завершения спора (взаимное удовлетворение соответствующей "нужды" противников, создание новых отношений партнерства, лишенных опасности фрустрации). Тем не менее включение ТЧП в концепцию социального конфликта порождает ряд серьезных проблем, которые сегодня являются предметом дискуссий среди сторонников Бертона. Важнейшими из них Митчел считает: 1) вопрос о том, что же собственно служит причиной конфликтных ситуаций - сама природа человеческих потребностей или недостаток адекватных средств их удовлетворения; 2) проблему организации и структуры потребностей, их гетерогенности, вариативности и "устойчивости" в историческом времени и культурном. пространстве.

Для большинства специалистов в области развития человека, которые занимаются проблемой потребностей, аксиомой представляется положение о том, что сами по себе потребности не могут служить источником конфликта, они "доброкачественны"' или ''нейтральны’’, по отношению к любой связанной с ними ситуации соперничества.. Последняя же есть всегда следствие дефицита или ''скудности" подходящих средств методов, способов удовлетворения соответствующих потребностей. С такой позицией солидарно большинство теоретиков конфликта: соперничество возникает как итог той или иной стратегии "насыщения потребности'', как порождение обстановки "дефицита средств", в которой протекает борьба за удовлетворение потребностей, либо как результат действий, цели которых вовсе не связаны с потребностями, а продиктованы лишь отображениями "интереса".

Своеобразную апологию потребностей можно проследить уже в самом характере их наименования: большинство исследователей выбирает исключительно позитивные, "миролюбивые" языковые средства. Идентичность, безопасность, самоактуализация, любовь, контроль, творчество - все эти "семантические ярлыки" содержат не явное указание на то, что в принципе их носители могут (и должны) "получить удовлетворение" без вражды, соперничества и конфликта.

Однако те же самые "позитивные" потребности при определенных условиях легко обращаются в свою противоположность: идентичность окажется неотделимой от желания иметь враждебные аутгруппы, любовь обернется желанием господствовать и повелевать и т л. Сложность разграничения "хороших" и "плохих" потребностей связана с тем обстоятельством, что потребности не поддаются непосредственному наблюдению. Наблюдаемо лишь поведение, в котором реализуется потребность; последние же, по замечанию К.Ледерер, есть всего лишь теоретические конструкты. В таком случае теоретик конфликта оказывается перед проблемой критерия, который позволил бы различить конфликтные формы поведения детерминированные стратегией урегулирования, адекватной данной "потребности, фрустрирующей ее либо безразличной к ней. С другой стороны, возникает не менее серьезный вопрос, о том, все ли потребности, реализованные в поведении, обладают равной онтологической значимостью для их субъектов, существует ли иерархия потребностей и возможен ли их полный список Существующая литература по ТЧП не дает однозначного ответа на эти вопросы. Каждый серьезный последователь располагает собственным "списком потребностей", который тем более разнообразен, чем дальше он отстоит от физиологических и первичных материальных нужд. Дж. Лэвис, один из создателей ТЧП, полагает, что потребности, или "генетически запрограммированные предрасположенности", состоят из физических, социально-аффективных, самооценочных и самоактуализирующих компонентов. По мнению Й.Гальтунга, для теоретика конфликта наиболее существенны потребности в безопасности, благосостоянии, идентичности и свободе. Тем не менее большинство исследователей склоны так или иначе упорядочить структуру потребностей, выделяя фундаментальные (существенные, центральные) и вторичные (производные, периферийные) составляющие. Это обстоятельство имеет самое непосредственное значение для теории разрешения конфликтов, так как позволяет поставить вопрос о степени удовлетворения потребности в ходе урегулирования спора (в зависимости от ее места в иерархии), а также о ''глубине" решения спорной проблемы. Таким образом, возникает возможность значительно расширить стратегический диапазон при управлении конфликтными ситуациями, получить свободу маневрирования, сопоставить несколько решений, различных по своей радикальности и конечному результату. К такому же выводу приводят и размышления над проблемами частичной взаимозаменяемости потребностей и степени их удовлетворения. Очевидно, что динамическая концепция потребностей предполагает значительно большее разнообразие приемов и тактик примирения сторон, чем жесткое противопоставление компромиссного "урегулирования" и абсолютного "разрешения" спорной проблемы (например, чуть большая степень безопасности может быть достигнута за счет чуть меньшей идентичности и наоборот;

свобода и независимость любой из противоборствующих сторон возрастают пропорционально углублению обоюдных аналитических усилий, а не возникают "вдруг" на месте полной несвободы и порабощения). Статическая интерпретация потребностей означала бы в конечном счете прекращение всяких поисков альтернативных решений проблемы, так как каждый конфликт должен был бы иметь не более, чем один способ своего адекватного завершения.

Среди поклонников ТЧП выделяются исследователи, которые во главу угла ставят не потребности как таковые, а средства и способы их удовлетворения, В теоретическом отношении такой подход имеет то преимущество, что здесь бесспорно решена проблема культурной и исторической обусловленности способов и средств удовлетворения потребностей (в то время как вопрос о диалектике "универсальности" и изменчивости самих основных человеческих потребностей все еще остается открытым). Принцип социокультурной детерминации дает новое историко-культурное измерение проблеме разрешения конфликта и поиска стратегических альтернатив (очевидно, например, что, стремясь удовлетворить элементарную потребность в пище, европеец даже в критической ситуации не согласится на акт каннибализма).

Pages:     | 1 |   ...   | 75 | 76 || 78 | 79 |   ...   | 101 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.