WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 101 |

В различных ситуациях будет доминировать чувство принадлежности к различным группам. Если человек всегда поступает только как представитель какой-то одной определенной группы, это, как правило, свидетельствует о своего рода личностном дисбалансе, поскольку человек попросту не способен к естественным и спонтанным реакциям на актуальную ситуацию. Он слишком сильно ощущает свою принадлежность к конкретной группе, и это является показателем дисфункциональности его отношения к этой группе.

У некоторых евреев можно наблюдать такое поведение, которое является следствием именно этого преувеличенного осознания принадлежности к еврейской группе. Такой чрезмерный акцент — всего лишь одна из форм выражения того же самого типа отношения, которое у людей с другими личностными особенностями ведет к недостаточному акцентированию своей национальной принадлежности. Существуют люди, которые в тех ситуациях, где было бы совершенно естественным реагировать и поступать так, как это характерно для евреев, не делают этого; они подавляют или скрывают свою национальную принадлежность.

Пересечение многих социальных групп, к которым принадлежит один и тот же человек, — одна из основных причин того, почему многие люди снова и снова не могут ответить самим себе на вопрос о том, нужно ли им поддерживать свое членство в еврейской группе. Они нередко думают, что более не принадлежат к этой группе, особенно если они пытаются избежать тех неприятностей, которые связаны с членством в ней.

Среди представителей меньшинств или других социальных групп, находящихся в неблагоприятной позиции, существуют отдельные люди или подгруппы, которые очень хотят пересечь ту грань, которая отделяет их группу от других.

Они надеются либо перейти эту границу самостоятельно, либо просто полностью ее разрушить. И в этом случае можно говорить о тенденции к «ассимиляции». Имеет смысл задаться вопросом о том, каким образом эта индивидуальная тенденция связана с групповой ситуацией и положением самого человека в этой группе.

Поскольку евреи живут в диаспоре, еврейские группы во всех странах являются меньшинством с точки зрения численности населения. Это означает, что они представляют собой относительно небольшую составную часть общества.

Более того, характер группы определяется жесткостью границ, которые отделяют эту группу от всех прочих. И, наконец, еще один важный параметр — это степень сходства или различия между группами.

Жесткость и характер границ еврейской группы существенно менялись в ходе истории. В период существования гетто границы между еврейской и други ми группами были отчетливыми и жесткими. Тот факт, что евреи тогда вынуждены были жить на ограниченных территориях либо в отдельных городах страны, либо в каких-то конкретных районах города, делало границы очевидными и несомненными для любого человека (рис. 21).

По крайней мере в течение нескольких часов в сутки границы гетто препятствовали коммуникации евреев с другими социальными группами. Наряду с этими физическими ограничениями, существовали и социальные границы; и несмотря на то, что для некоторых отдельных людей или подгрупп они были чуть менее жесткими, в целом все же этот разрыв был глубок и со всей определенностью отмечался обеими сторонами: как евреями, так и представителями других групп.

Одна из наиболее важных характеристик всей социальной жизни, как нам представляется, это степень того, что можно назвать «пространством свободного движения». Границы гетто навязывали жесткие ограничения «физических локомоций» евреев. Столь же жесткие ограничения существовали и в отношении пространства «социальных локомоций».

Рис. 21. Наличие жестких границ во времена существования гетто:

Е — еврейская группа;

нЕ — нееврейская группа;

Г — граница между еврейской и нееврейскими группами;

К, Л, М, Н, О — географические территории или виды профессиональной деятельности Существовало множество видов профессиональной деятельности, заниматься которыми евреям запрещалось; следовательно, если мы представим все возможные профессии как совокупность областей, то пространство свободных «социальных локомоций» евреев было ограничено лишь несколькими частями этой совокупности.

Во времена гетто существовали следующие характеристики границ:

1. Еврейская группа была компактной как пространственно, так и социально. И поэтому можно представить эту группу как одну «связанную» область или несколько компактных областей, причем эти области крайне редко включали в себя какие-то инородные элементы.

2. Принадлежность к группе имела отчетливые индикаторы. Желтая эмблема, навязанная группе извне, или особенная форма поведения (либо специфическая манера одеваться и разговаривать), появившаяся во внутренней среде группы, делала любого еврея узнаваемым всеми. И поэтому ни у кого: ни у самих евреев, ни у представителей всех прочих групп — не возникало сомнений в принадлежности человека к еврейской группе.

3. Границы между еврейской и другими группами были жесткими и практически непреодолимыми. Как доказано множеством фактов, жесткость границ поддерживалась самой еврейской группой не меньше, чем группами по ту сторону границы.

4. Влияние ситуации на жизнь еврейской группы менялось в зависимости от социальных сил, действующих на группу. Жесткие ограничения пространства свободного движения создавали сильное напряжение как для группы в целом, так и для отдельных ее представителей. Экспериментальная психология располагает немалым количеством фактов, демонстрирующих уровень напряжения, возникающего при таких, сходных с тюремными, обстоятельствах. Если на группу оказывалось слишком сильное воздействие извне, то это могло привести к недостаточному ее развитию; данная закономерность подобна той, которую мы наблюдаем в случае чрезмерного давления на развитие детей. Такие изолированные группы, находящиеся под внешним давлением, как правило, крайне консервативны и даже иногда отстают в развитии. С другой стороны, этот консерватизм обеспечивает целостность группы.

Имея представление о том, как жили евреи во времена существования гетто, мы можем в общих чертах сравнить с этой жизнью ситуацию еврейской группы, которая была характерна для Германии перед первой мировой войной.

Положение евреев в довоенной Германии можно охарактеризовать следующим образом:

1. Еврейская группа уже не может рассматриваться как компактно проживающая. Евреев не заставляют жить в отдельных, предназначенных только для них районах. (Хотя верно и то, что даже в наше время они часто селятся в какомто одном районе города.) И они более или менее рассредоточены по всей стране.

Топологически мы можем представить эту группу состоящей из нескольких отдельных частей (рис. 22). Буквенные обозначения на этом рисунке аналогичны обозначениям на рисунке 21.

Рис. 22. Отдельные части еврейской группы Даже там, где еврейские семьи селятся в непосредственной близости друг от друга, еврейская область может включать в себя инородные группы. Эти области более не являются гомогенными. Если мы будем сравнивать этот период с временами существования гетто (см. рис. 21), то нам придется иметь дело с более рассредоточенной и менее компактной группой (рис. 22).

Та же картина наблюдается и в отношении видов профессиональной деятельности. Вследствие семейных традиций и ряда других факторов, в Германии имела место ситуация, когда некоторые профессии оставались преимущественно еврейскими, хотя евреев можно было встретить среди представителей практически любой профессии. Топологическая структура профессионального поля представляет собой картину, аналогичную той, что мы наблюдали в отношении географического поля.

2. Менее тесные связи между частями группы и более широкое рассредоточение этих частей привели к изменению характера границ между еврейской и другими группами. После предоставления евреям большей свободы эта граница перестала быть границей, зафиксированной законом (то есть относительно жесткой, четко определенной и легко ощутимой); барьер между социальными группами стал гораздо менее очевидным и осязаемым. Граница, хотя и не перестала существовать, утратила значительную часть своей жесткости и конкретности. По крайней мере, для некоторых людей эта граница стала вполне преодолимой.

3. Аналогичным образом расширилось и пространство «социальных локомоций», связанное с социальными действиями. Хотя некоторые ограничения и были сохранены (в основном те, что навязывались извне), но в целом для евреев появилось гораздо больше возможностей в плане социальной активности. Давление на группу значительно ослабло. В результате произошел заметный скачок в культурном развитии: как и любая освободившаяся группа, евреи стали гораздо менее консервативными. Можно было наблюдать прогрессивные и даже радикальные тенденции со всеми сопутствующими достоинствами и недостатками.

4. Ослабление границ между группами и расширение этих границ всегда предполагает появление большего количества точек соприкосновения между данной и всеми прочими группами. В результате более тесного контакта различия между группами становятся менее выраженными. Принадлежность человека к группе больше не отмечается такими очевидными ярлыками, как, например, желтая эмблема. Также практически исчезают явные отличия в одежде и привычках.

5. С расширением пространства свободного движения и с ослаблением внешнего давления уровень напряжения еврейской группы, несомненно, уменьшился.

Однако сколь странным ни показалось бы на первый взгляд, это снижение напряжения социальной группы в действительности не сделало жизнь отдельных евреев более спокойной; напротив, в некоторых областях жизни напряжение только увеличилось. Этот парадоксальный факт представляет собой не только научную проблему, но также и один из элементов современного еврейского бытия, вызывающий крайнее беспокойство. Мы сможем лучше понять, что означает этот парадокс и почему он имеет место, если обратимся к анализу не всей еврейской группы, а отдельного человека, и попытаемся понять, какие силы влияют на него как на личность, а также то, каким образом влияют на интенсивность и направление этих сил изменения в социальной позиции группы.

Если мы сравним позицию отдельной личности во времена существования гетто (рис. 23а) и ее позицию в наше время (рис. 236), то обнаружим, что сейчас она гораздо больше зависит от самой себя. В результате расширения и рассредоточения еврейской группы отдельная еврейская семья стала в функциональном плане гораздо более изолированной. Используя термины динамической психологии, мы можем сказать, что человек в том, что касается его еврейства, в большей степени стал «изолированным целым», чем это было свойственно человеку, жившему в период существования гетто. В то время он чувствовал, что внешнее давление оказывается исключительно на еврейскую группу как целое (рис. 23в).

Теперь, вследствие дезинтеграции группы, он гораздо больше подвергается давлению внешних сил как отдельная личность. Ослабление давления на евреев как социальную группу по истечении периода существования гетто сопровождается такой динамикой, которая переместило точку приложения внешних сил с группы на отдельную личность. Соответственно, сложилась такая ситуация, когда при ослаблении внешнего давления на группу в целом давление на отдельного еврея несколько возросло.

Во времена существования гетто евреи могли подвергаться особо сильному давлению, когда какая-то их деятельность осуществлялась за пределами группы; однако, с другой стороны, существовало некоторое количество областей, где они чувствовали себя «как дома», где они могли свободно действовать как представители своей группы и где у них не было нужды постоянно противостоять внешнему давлению. Иными словами, несмотря на то, что давление было велико, существовали области, в которых оно не носило характера дифференцированного давления на еврея как отдельную личность. В результате смешения еврейской и нееврейских групп евреям пришлось гораздо чаще сталкиваться с давлением на них как на конкретных представителей своего народа.

Есть и еще один фактор, объясняющий этот парадокс. Как и в психологии, в социологии необходимо четко разграничивать два типа сил, воздействующих на личность: те, что связаны с желаниями самой личности, и те, что «навязаны» социумом или направлены на личность из какого-то внешнего источника. Второй тип сил был более характерен для периода существования гетто и обусловливал большее давление. С другой стороны, в то время практически не существовало сил, связанных с желаниями личности, направленными в сторону нееврейских групп. Если даже у кого-то и было тайное желание пересечь границу группы, специфика этой границы, ее жесткий и фактически непреодолимый характер. разом разрушали все надежды такого рода. Еврею того времени области, внешние по отношению к его группе, скорее всего, не казались достаточно привлекательными, т. е., если использовать психологический термин, не обладали сильной «позитивной валентностью». Если же такая валентность и имела место, она могла быть реализована только лишь в мечтах и не приводила к каким-либо действиям на «уровне реальности».

На современном этапе личность оказалась в совершенно иной ситуации.

Существует множество контактов между членами еврейской группы и представителями других групп.

Рис. 23. Внешние силы, воздействующие на отдельную личность и социальную группу.

а — период существования гетто;

б — после уменьшения внешнего давления на социальную группу, Л — отдельная личность;

Е — еврейская группа;

нЕ — нееврейская группа;

—————— - действующая на личность сила, связанная с ее желаниями;

— — — — - внешняя сила, действующая на отдельную личность;

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 101 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.