WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 101 |

В такой перспективе изучение "социальные движений" должно быть выдвинуто на первый план. Предложенная Аденом Туреном концепция социального движения представляет его как конфликт, ведущий не только к защите подавляемой группы или какой-то особой социальной категории, но к контролю над культурными ориентациями: "...социальное движение является особым типом борьбы..., это конфликтное коллективное действие, посредством которого агенты противоположных классов противостоят друг другу в борьбе за социальный контроль над культурными ориентациями их сообщества... Социальное движение имеет, следовательно, два измерения: конфликт с противником и проект социокультурной ориентации" [24].

Один из возникающих вопросов сводится к тому, была ли социальная борьба на Западе 1960-1970-х годов (студенческая, региональная, антиядерная, феминистская) социальными движениями в собственном смысле слова, и выступают ли эти движения характеристикой нового типа общества. Социологические исследования и интервенции выявляют их сложность и неоднозначность.

Можно считать, что в постиндустриальном обществе имеет место значительное смещение конфликтов. В индустриальном обществе промышленная организация была основным местом отношений классов и их столкновений. Однако крупная современная организация, мощь которой связана с использованием постоянно обновляемой техники и в которой осуществляется гораздо более эффективная интеграция, не является больше таким местом. Зато она входит в конфликт с социальными потребностями, которые стремится контролировать в соответствии со своими интересами.

С этого момента- нарастает новый протест, который уже не протест одних только производственных рабочих, но протест всех подчиненных классов против механизма доминации. Протест, который прежде исходил от производителя, становится протестом потребителей, молодежи, пенсионеров, всех тех, кто является объектом управления: "...протестом самого бытия с его автономией опыта и самовыражения и способностью управлять или: контролировать изменения, которые его затрагивают" [22,р.192].

Культура становится главной ставкой в классовых отношениях.

Литература (указана П.Ансаром) 13. Balandier G. Violence et antropologie // Violence et Transgression (sous la dir. De M.Maffesoli et A.Bruston). Paris: Anthropos, 1979.

14. Girard R. La Violence et le Secre. Paris: Grasset, 1972.

15. Balandier G. Anthropo-logiques. Paris: PUF, 1974.

16. Balandier G. Anthropologir politique. Paris: PUF, 1967.

17. Sartre J.-P. L’Etre et le Neant. Essai d’ontologie phenomenologique. Paris: Gallimard, 1943.

18. Schutz A. Le Chercheur et le Quotidien: phenomenologir des sciences sociales.

Paris: Klinckieck, 1943.

19. Garfinkel H. The Perception of the Other. A Study in Social Order. Cambridge, Harward, 1952.

20. Balandier G. La Pouvoir sur schnes. Paris: Ballard, 1980.

21. Balandier G. Sens et Puissance. Paris: PUF, 1971.

22. Touraine A. Production de la societe. Paris: Ed. du Seuil, 1973.

23. Touraine A. Pour la sociologie. Paris: Ed. du Seuil, 1974.

24. Touraine A., Dubet F., Hegedus Z., Wiewiorka M. Crise et Conflict, lutte etudiante (1976). Paris: CORDES, 1977.

38. А.Г.Здравомыслов. Ральф Дарендорф: конфликт и модернизация общества Основная работа Дарендорфа «Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе» была опубликована в 1957 г. — через 12 лет после окончания второй мировой войны. Автор этой книги родился в довоенное время, ужасы войны он пережил в детстве и в подростковом возрасте. Несомненно, что главным вопросом для него стал, как и для многих обществоведов его поколения, вопрос об интерпретации мира.

В готовом виде Дарендорф еще в студенческие годы застает две доминирующие интерпретации. Одна — предложенная американской социологией и воплощенная в теории социального действия Т. Парсонса. Другая — марксистская интерпретация действительности, положенная в основу тех политических систем, которые утвердились в Восточной Европе и в Советском Союзе после разгрома фашистской Германии. Ни та, ни другая интерпретация не удовлетворяют социолога. Он видит их «идеологизм», стремление оправдать соответствующие, хотя и противостоящие друг другу, системы власти.

В своем критическом анализе сложившихся интерпретаций мира Дарендорф стремится к максимальному объективизму. Он постоянно опирается на первоисточники, прибегая к обильному цитированию соответствующих авторов и прежде всего К. Маркса и Т. Парсонса. Вся первая часть его работы «Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе» полностью посвящена разбору основных положений марксистской социологии. Дарендорф не без оснований исходит из того обстоятельства, что наиболее важная часть марксистской концепции — теория класса и прежде всего теория осознания классом своих собственных интересов. Именно в классовом противостоянии — основной источник конфликта в капиталистическом обществе XIX в. Маркс не придумывает социологические понятия. Его теория классового конфликта представляет собой осмысление двух наиболее важных процессов европейской истории XVII—XIX в. — Великой Французской революции 1789—1793 гг. и промышленной революции, развернувшейся в Англии и других европейских странах. Ни тот, ни другой процесс на мог быть понят вне ' категорий классов и классовой борьбы.

Главный конфликт европейской истории XIX в. — это конфликт между предпринимателем и рабочим. Он развертывается в промышленной сфере, которая была на протяжении прошлого столетия доминирующей сферой общества. В этом пункте и именно в данных исторических границах Дарендорф полностью солидаризируется с Марксом.

Большое место Дарендорф уделяет механизмам развертывания классового конфликта. Для понимания этих механизмов особое значение имеет теория превращения «класса-в-себе» в «класс-для-себя», сформулированная К. Марксом. До тех пор, пока интересы класса остаются неосознанными, невысказанными и не сформулированными, класс не выступает на политическом поприще в качестве самостоятельной общественной силы, он остается «квазигруппой». У него имеются потенциальные предпосылки к объединению, но само объединение еще не происходит. Класс становится действительной общественной силой лишь тогда, когда он — благодаря своим идеологам и политическим представителям — обретает голос. Этот процесс завершает становление класса, превращает его в реальную политическую силу и «заинтересованную группу» в обществе. Наиболее важный признак становления класса в качестве самостоятельного субъекта исторического действия заключается, по Дарендорфу, в возникновении ассоциации — организации, претендующей на «выражение» классовых интересов или интересов некоторой иной «квазигруппы». Ассоциация приобретает политический и юридический статус. Политическая партия — один из видов ассоциации. Ее формальным признаком является сознательное членство.

В связи с анализом проблемы превращения «класса-в-себе» в «класс-длясебя» Дарендорф обращается к дискуссии о природе интересов. Он показывает, что вопрос об объективности или субъективности интересов постоянно возникает в истории социологической мысли. По его мнению, интересы не есть объективно заданные силы, они объективно-субъективны. В их структуре можно выделить латентный компонент, связанный с требованиями, вытекающими из ролевых позиций субъекта, и явный компонент или явные интересы, которые представляют собой психологические реальности. Благодаря этим явным или осмысленным интересам чувства, воля и желания субъекта, в том числе и личности, направляются к некоторой цели. В марксистской традиции это понятие сближается с категорией классового сознания.

Особое место в дифференциации и поляризации интересов играет, по Дарендорфу, отношение к власти или авторитету. Вслед за Вебером он определяет власть как способность осуществить свою волю, невзирая на сопротивление и независимо от оснований, на которых основывается сама эта способность. Авторитет в большей мере связан с легитимным признанием отношений господства (доминирования) и подчинения. Эти отношения пронизывают все структуры общественной жизни, так как ни одно совместное действие не может осуществиться без разделения уровней ответственности, т.е. без авторитета и власти. Отношения авторитета существуют при всех исторических условиях и в любых социальных образованиях. Свойства этих отношений заключаются в следующем:

1. Они всегда субординированны.

2. Вышестоящие инстанции осуществляют управление нижестоящими и это соответствует ожиданиям. Средствами управления являются распоряжения и команды, предупреждения и запреты по отношению к конкретным действиям нижестоящих инстанций.

3. Ожидания, обосновывающие правомочность управления, относятся не к лицам, а к социальным позициям.

4. В силу этого обстоятельства отношения авторитета касаются лишь ограниченной сферы. В этом отличие авторитета от власти, которая стремится к обобщенному, а не специфическому управлению.

5. Поддержание авторитета — одна из функций правовой системы.

Отношения авторитета обязательно включают в себя ситуацию конфликта, так как та группа, которая обладает авторитетом, заинтересована в сохранении соответствующих структур, а группы, которые лишены доступа к власти, заинтересованы в изменении тех условий, которые лишают их причастности к авторите ту—власти..-'' XX в. означает вступление в постиндустриальное общество, в котором снижается значение классового конфликта. Этот век внес, по мнению Дарендорфа, решающие изменения в социальную структуру общества. Прежде всего, развитые общественные системы перестали быть индустриальными обществами в строгом смысле слова. Промышленность и вместе с нею промышленное предприятие перестали играть доминирующую роль в организации общественных связей и отношений. Маркс и его последователи не смогли уловить этого перехода к постиндустриальной цивилизации. Промышленное предприятие перестало быть главным институтом, основной 1клетбчкой этого постиндустриального общества, а вместе с этим изменением потерял свое значение и классовый конфликт между предпринимателем и рабочим. Этот Конфликт перестал влиять на все стороны общественной жизни, перестал играть роль основного противоречия и главного конфликта. Он оказался локализован в рамках предприятий или отраслей промышленного производства.

Не менее важным обстоятельством, меняющим картину общественных отношений, стал факт институционализации этого конфликта. Рабочие и предприниматели западных стран выработали формы регулирования конфликта по поводу распределения прибыли и заработной платы. Отраслевые профсоюзы, законодательство, посреднические фирмы, государственная политика регулирования конфликтов — все это оказалось новой реальностью, благодаря которой была устранена крайняя напряженность классовой борьбы, пронизывающая ткань [общественных отношений в XIX в.

Все это не означает устранение конфликта из жизни общества в принципе.

Наоборот, конфликты становятся более многообразными, так как увеличивается многообразие линий дифференциации интересов и, соответственно, линий распределения авторитета. Вместо общества, которое было резко поляризовано - дихотомизировано, возникает плюралистическое общество, с пересекающимися интересами.

Изменение характера конфликтов в обществе влечет за собой и изменение типов структурных изменений. Дарендорф выделяет три основных варианта структурных преобразований.

Первый состоит в том, что в ходе преобразований полностью меняется состав правящего слоя, занимающего доминирующие позиции в ассоциации или обществе. Это преобразование революционного типа и в качестве примера Дарендорф приводит здесь русскую революцию.

Второй вариант предполагает частичную замену правящего слоя. Это скорее эволюционное, чем революционное, изменение, в большей мере соответствующее практике структурных изменений в европейских странах. Так, в Великобритании при смене кабинета министров в результате выборов новой правящей партии сохраняется прежний состав администрации, что обеспечивает преемственность государственной деятельности и большую стабильность государственных интересов.

Третий тип изменений вообще не предполагает изменения состава персонала. Изменяется политика, проводимая существующей властью. Правящая партия имеет возможность включить в свою программу требования оппозиции и корректирует свою собственную политическую линию сообразно с этими требованиями. Такой вариант изменений наиболее медленный, но вместе с тем он во многих случаях оказывается наименее болезненным. Хорошо регулируемый кон фликт ближе всего именно к этому третьему варианту структурных изменений.

Посткапиталистическое общество XX в. характеризуется прежде всего изменениями в самом типе структурных преобразований. В этом обществе вырабатываются нормы регулирования конфликтов, что связано, с одной стороны, с индустриальной демократией, а с другой стороны, с политической демократией.

Дарендорф считает, что индустриальная демократия и политическая демократия — главные системы институтов, характерные для европейских государств после второй мировой войны и главные условия обеспечения социального мира и благоденствия. Что касается индустриальной демократии, то она представляет собой новый тип взаимоотношений между рабочим и предпринимателем в промышленности, который характеризуется следующими моментами. Прежде всего, ей свойствен высокий уровень организованности противостоящих сторон: интересы предпринимателей защищаются самой организацией производства, финансовой мощью и законодательством. Но и интересы труда представлены достаточно мощными профсоюзными организациями, которые опираются на силу закона. Каждая из сторон имеет выработанные формы представительства не только на общенациональном уровне, но и в пределах каждого предприятия. Благодаря этому обеспечивается участие рабочих в управлении промышленностью.

Как индустриальная демократия, так и политическая возникли отнюдь не сразу. Западные страны вынуждены были придти к ним, чтобы сохранить стабильность или чтобы найти пути выхода из кризиса в тридцатые годы. Это новые формы общественных отношений, противостоящие тоталитарным обществам и тоталитарным структурам. Вместе с тем демократия в сфере индустриальных отношений, как и в сфере политики, не устраняет конфликта, ибо конфликт — по Дарендорфу — исходная клеточка социальной жизни. В этом пункте Дарендорф вступает в полемику, но уже не с Марксом, а с Т. Парсонсом.

Конфликт — неизбежный результат всякой системы управления, любой иерархически организованной системы. Идеал полного социального равенства — несомненная утопия, вредное заблуждение, которое приводит лишь к разрушению эффективности всякой совместной деятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 101 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.