WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 101 |

Данная концепция рассматривает социальный конфликт как следствие ущемления или неадекватного удовлетворения той совокупности человеческих потребностей (или их части), которая и определяет реальную человеческую личность как активного субъекта социального процесса. Причем, если до сих пор общепринятым являлось представление о конфликте любого уровня как о «споре из-за дефицита» — ресурсов, духовных и материальных благ, территории, престижа и т. д., то здесь на первый план выдвигаются основные человеческие потребности — в безопасности, благосостоянии, признании, идентичности и т. п. — как те «параметры», которые «универсальны и онтологичны» и потому составляют более фундаментальные основания конфликтных ситуаций любого уровня.

Соответственно этому меняется и подход к урегулированию конфликтов.

Если прежде основным его способом представлялось организованное побуждение и принуждение одного из противников к тому или иному типу действий, выгодному другой стороне или посреднику между ними, то теперь достигаемый таким образом «мир» или компромисс рассматривается как непрочный и недолговечный. А значит — нестабильный и ненадежный, поскольку не устранена сама исходная причина соперничества. И потому постконфликтные отношения субъектов остаются чреватыми опасностью новой вспышки конфликтного противо борства.

Подлинным завершением конфликта, с этой точки зрения, может быть только такое его разрешение, которое достигается в процессе длительного обоюдного анализа противостоящими субъектами как истоков, так и содержания возникшего между ними противоречия. И устойчивое, стабильное равновесие сторон возникает как следствие фактического преодоления тех обстоятельств, которые породили конфликт, что позволяет установить между ними новые отношения согласия, удовлетворяющие обе стороны. Поэтому одно из основоположений концепции, сформулированное Дж. Бертоном, гласит, что «только те организационные усилия, которые полностью удовлетворяют основные человеческие потребности, могут принести подлинное завершение конфликта, то есть такое его разрешение, которое во всем объеме затрагивает предмет спора и устанавливает новые, самодостаточные отношения между противниками».

Эффективность концепции принципиального разрешения социальных конфликтов, развиваемой в контексте теории человеческих потребностей, ее сторонники усматривают в том, что она позволяет справиться с теми «глубоко укорененными конфликтами», для которых обычные подходы к урегулированию спорных вопросов оказываются несостоятельными. Они доказывают, что эта несостоятельность обусловлена как раз нежеланием противоборствующих субъектов (и их посредников) признать, что причина конфликта состоит в ущемлении (фрустрации) либо посягательстве на какую-либо из основных человеческих потребностей, в отрицании той или иной неотъемлемой человеческой ценности, реализация которой составляет глубинный интерес каждого. И потому успешное разрешение противоборства требует вычленения потребностей, испытавших фрустрацию, а затем обоюдного выяснения тех изменений в социальной структуре, институтах и политическом курсе, которые необходимы для удовлетворения ущемленных потребностей. Иначе говоря, по выражению Дж. Бертона, «успешное и окончательное завершение любого конфликта должно включать в себя удовлетворение тех потребностей его участников, которые оказались фрустрированными в данных условиях при данных отношениях».

Включение теории человеческих потребностей в концепцию социального конфликта служит конструктивному применению результатов последней к осмыслению и совершенствованию практики переходного периода. Вместе с тем, оно порождает ряд серьезных проблем, являющихся в настоящее время предметом оживленных дискуссий зарубежных конфликтологов. Прежде всего дискуссионными являются проблемы природы и структуры потребностей, их гетерогенности, вариативности и устойчивости в историческом времени и культурном пространстве. Не менее оживленно и разносторонне обсуждается зарубежными исследователями, что же, собственно, служит детерминантами конфликтной ситуации: сама природа человеческих потребностей или недостаток адекватных средств их удовлетворения.

Сложность изучения природы и функций потребностей связывается ими также с тем обстоятельством, что потребности не поддаются непосредственному наблюдению. Непосредственно наблюдаемо только поведение, которое потребности детерминируют и в котором они реализуются, удовлетворяются. Это обстоятельство дает даже основание некоторым исследователям (К. Ледерер, К.

Гилвард) утверждать, что потребности представляют собой всего лишь теоретические конструкты.

Не менее трудными и неоднозначными оказываются ответы на вопросы, все ли потребности, реализованные в поведении, обладают равной онтологической значимостью для их субъектов, существует ли иерархия потребностей и возможен ли их полный список Большинство исследователей склонны упорядочивать структуру потребностей, выделяя фундаментальные и периферийные составляющие. Выстраивая иерархию потребностей, они определяют некоторые из них в качестве «высших», «определяющих», «основополагающих», а остальные — как им подчиненные, или зависимые. Такая традиция восходит к А. Маслоу, еще в 40-е годы предложившему в качестве основных следующие пять уровней их группировки (см. таблицу).

Согласно классификации Маслоу, каждый следующий уровень потребностей может служить в качестве мотивации только после того, как удовлетворены потребности, находящиеся на предыдущей ступени, т. е. следующая ступень мотивационной пирамиды приобретает значение лишь тогда, когда реализованы предыдущие ступени, а удовлетворенные потребности перестают действовать в качестве мотивации.

Первые два уровня представляют собой первичные (низшие) потребности, а следующие три — вторичные, или высшие. Высшие потребности составляют основу общественной жизни, но они могут определять деятельность человека лишь после того, как удовлетворены низшие.

Многие современные зарубежные исследователи опираются на эти идеи, вместе с тем так или иначе корректируя и в соответствии со своими задачами и представлениями.

Так, в интерпретации Дж. Бертона, высшими потребностями являются безопасность и идентичность. О. Надлер кладет в основу иерархии потребность в значении, то есть «необходимость для каждого человека построить свой мир и жить в нем», которая является предпосылкой удовлетворения всех прочих потребностей. Вместе с тремя другими базовыми потребностями — в идентичности, росте и трансценденции — она образует совокупность уневерсальных базовых потребностей, которые реализуются в конкретном времени и пространстве с помощью исторически и культурно варьирующих ситуативных систем потребностей.

Уровень Потребности Средства удовлетворения Пятый Потребности в са- Этот высший уровень потребностей связан с реализамореализации (са- цией человеком своих способностей и талантов, с его моактуализации, стремлением стать тем, кем он может быть; этому самовыражения) служит художественное и научное творчество, воспитание детей и т.п.

Четвертый Потребности в ува- Эта группа потребностей связана с чувством саможении уважения и (. Самооценкой человека, с его признанием со стороны окружающих:; они реализуются через статус, престиж, репутацию, мастерство, компетентность, уверенность, независимость, влияние, достоинство и т.п.

Третий Потребности в при- Люди ощущают и реализуют эти потребности через надлежности и друзей, семью, принадлежность к определенной любви (социальные группе, стране, общение, привязанность и т.п.

потребности) Второй Потребности в Проявляются и реализуются через защиту порядка, безопасности (экзи- освобождение от страха, беспокойства и хаоса, обесстенциальные) печение комфорта, постоянных условий жизнедеятельности, поддержку стабильности, закона и т.п.

Первый Физиологические Их выражением и средством реализации служит потребности (ви- стремление к пище, воде, сну теплу, крову, сексу, тальные) здоровью, чистоте и т.п., т.е. ко всему тому, что необходимо для поддержания жизни.

Несмотря на кажущуюся отвлеченность, проблема иерархии потребностей имеет самое непосредственное значение не только для теории, но и для практики разрешения конфликтов, поскольку позволяет поставить вопрос об удовлетворении той или иной потребности в зависимость от ее места в иерархии, а вместе с ней — о «глубине» решения возникшей на этой почве коллизии.

В плане принципиального разрешения конфликтов на почве потребностей вообще, базовых в особенности важное значение имеет и вопрос об их насыщении в процессе реализации, удовлетворения. Согласно К. Митчелу, любая потребность имеет определенный диапазон насыщения, приемлемый для конфликтующих сторон1. При этом у каждой потребности есть свой порог насыщения, ниже которого уровень удовлетворения оказывается недостаточным для достижения взаимоприемлемого соглашения между ними. Если конфликтующие стороны учитывают это обстоятельство, у них появляется возможность разрабатывать вариативные решения конфликта, исходя из различных уровней насыщения потребностей. В этой связи актуальной становится проблема частичной заменяемости одних потребностей на другие. Митчел пытается скомбинировать идеи делимости и взаимозаменяемости потребностей, для того, чтобы конфликтующие стороны в процессе поиска адекватных средств удовлетворения своих потребностей и основанных на них интересов получили возможность для договоренностей об определенном ypoвнe их насыщения. Например, некоторое снижение уровня безопасности может быть принято в обмен на более благоприятные возможности творческого развитии. Тем самым возникает возможность значительно расширить стратегический диапазон управления конфликтными ситуациями, получить свободу маневрирования, сопоставления нескольких решений, различных по своей радикальности и конечному результату.

Важное значение в русле концепции разрешения конфликтов на основе теории человеческих потребностей приобретает и вопрос об их динамике, также оживленно обсуждаемый зарубежными исследователями. Акцентируя на нем внимание, Д. Дэвис подчеркивав что если основные физические потребности составляют основание иерархии, то периферийные могут изменяться более гибко MChell Ch. Necessitous man and conflict resolution: More basic questions about basic human needs theory. In: Burton J. (ed.) Conflict: Human Needs Theory. Basingstoke. L.: Macmillan, 1990. P. 149176.

относительно отдельных личностей и социальных групп1. Поэтому частые иерархии потребностей могут варьировать и иметь различную продолжительность.

Приоритеты удовлетворения потребностей с течением времени могут изменяться таким образом, что потребности, прежде считавшиеся фундаментальными, будут оставаться ненасыщенными, тогда как другие, представлявшиеся зависимыми и второстепенными, станут для социальных субъектов наиболее значимыми и требующими незамедлительного насыщения. Как правило, такие пересмотры достаточно сжаты во времени, но они наглядно демонстрируют, что иерархия потребностей динамична и может изменяться под влиянием окружающей среды.

Сходную позицию занимает и И. Галтунг, который развивает идею пластичной природы потребностей и их иерархии, детерминируемых социальной и культурной средой2. Согласно его мнению, универсальную иерархию потребностей построить невозможно, потому что человечество очень сильно отличается во всех своих культурных проявлениях. В отличие от Д. Дэвиса, Галтунг показывает, что в определенных условиях, например, «полной депривации», неудачи в удовлетворении основных материальных потребностей приведут к сходных моделям поведения различных социальных групп. С другой стороны, если окружающая среда располагает средствами удовлетворения нематериальных потребностей, то среди представителей различны; культур и даже в рамках одной культуры в выборе потребностей может быть проявлена значительная гибкость. Различные социальные группы могут иметь собственные приоритеты удовлетворения потребностей. В зависимости от обстоятельств люди могут изменить порядок приоритетов и пожертвовать одними потребностями ради удовлетворения других. Они могут отдать жизнь за свободу и идентичность в такой ситуации, где физическое выживание не является доминирующей потребностью конкретных индивидов. Но в других случаях они, наоборот, готовы пожертвовать свободой и идентичностью в обмен на безопасность и благосостояние.

Все это еще раз доказывает тщетность установления какой-либо линейной» иерархии потребностей для всего человечества. При этом Галтунг не отрицает возможность частных иерархий для конкретных социальных групп в определенный период времени и в условиях определенной окружающей среды.

В отношении динамики потребностей и их иерархии Митчел обращает внимание на то, что значимость, порядок и интенсивность восприятия потребностей изменяются не только под давлением внешних обстоятельств, но и в зависимости от возраста людей, приобретенного социального опыта и т. д. Например, в один период времени более значимой может быть потребность в любви, а в другие периоды более значимой станет потребность в идентификации. Могут быть и другие варианты изменений, когда определенные потребности полностью уходят из жизненного опыта социальных групп.

В целом относительно происходящей в зарубежной литературе полемики можно заключить, что, хотя еще не сложился общий консенсус по вопросам динамики потребностей и их иерархии, все более широкое признание приобретают следующие важные положения:

1) потребности и иерархии потребностей изменяются во времени и в связи с определенными обстоятельствами;

Davies J. The existence of human needs. In: Power of Human Needs in World Society. Ed. by R.

Coate, J Rosati. Lynne Reinner Publishers, 1988.

Galtung J. Human Rights in Another Key. U. K.: Policy Press, 1994, 184 p.

2) различные группы людей могут иметь различные иерархии потребностей и собственное восприятие потребностей.

Динамическая концепция потребностей предполагает значительно большее разнообразие приемов и тактик примирения сторон, чем жесткое противопоставление компромиссного «урегулирования» и абсолютного «разрешения» проблемы.

Еще одна важная дискуссионная проблема связана в настоящее время с тем, что среди сторонников общей теории разрешения социальных конфликтов существует ряд исследователей, которые в ее основу кладут не сами по себе потребности, а средства и способы их удовлетворения. Для большинства из них аксиомой представляется положение о том, что сами по себе потребности не могут служить источником конфликтов, они нейтральны по отношению к любой связанной с ними конфликтной ситуации. Целесообразность данного подхода аргументируется тем, что не потребности как таковые являются причиной социальных конфликтов, а выбор способов их удовлетворения.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 101 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.