WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 101 |

Субъектно-деятельностный подход помогает продвинуть методологию конфликтологического исследования и в другом весьма эвристически значимом направлении. Поскольку конфликтующие субъекты вступают в противоборство между собой ради разрешения возникшего между ними противоречия, социальный конфликт может быть определен как разрешаемое социальное противоречие, а конфликтология соответственно — как теория разрешения социальных противоречий. При такой трактовке она предстает в качестве специфического раздела или приложения более общей теории — социальной диалектики и получает возможность не только подключить к анализу социальных конфликтов весь эвристический потенциал этой теории, но и критически оценить его реальные возможности и слабости.

Как показывает анализ, одну из основных слабостей нынешнего состояния социальной диалектики составляет как раз неразработанность проблематики разрешения социальных противоречий, что вполне объяснимо для условий господства тоталитарной идеологии с ее идеей принципиальной бесконфликтности советского общества, все отношения которого будто бы были пронизаны идейным единством и согласием.

Обычно в философской литературе движение противоречия вообще, социального в том числе, анализируется в известной общей гегелевской связке «тождество — различие — противоположность — противоречие — основание», где стадия разрешения противоречия формально вообще не обозначена.

Наряду с этим приходится также признать, что в условиях тоталитаризма и господства его идеологии социальная диалектика как теория не получила импульсов к развитию, начала топтаться на месте, «повторять зады» и превращаться в мертвую догму. Не случайно поэтому содержание подавляющего большинства посвященных ее проблемам отечественных работ ограничивается выяснением хотя и значимых, но весьма отвлеченных от практических нужд вопросов о характе ре противоречий, о специфике их отражения в различных концепциях и сосредоточено главным образом на перечислении, систематизации и классификации их видов, а в апологетической своей части — на обосновании, по существу, понижения роли борьбы противоположностей, открытой и острой формой которой как раз и выступают противоречие и противоборство, и на выпячивании роли их единства как ведущего начала в движении «социалистического» общества.

Между тем, с учетом субъектно-деятельностного подхода, разрешение социального противоречия, а значит и конфликт, как субъектная форма этого разрешения, предстает не просто как этап, а как высшая стадия в его развертывании, дающая ключ к пониманию его более низких стадий и методологический ориентир к изображению всего хода развертывания противоречия в целом.

Субъектно-деятельностный подход позволяет с самого начала ввести в осмысление социальной диалектики и то важное уточнение, что действительной движущей силой выступает не противоречие само по себе, а субъект или субъекты, являющиеся его сторонами и активными выразителями. Поэтому познание процесса разрешения противоречий требует выразить «концептуальную историю» теоретического и практического разрешения противоречий субъектами, которое всегда происходит в определенных конкретно-исторических рамках.

Отметим и ряд других эвристически важных аспектов, к которым подводит анализ социального конфликта как разрешаемого противоречия и использование в нем субъектно-деятельностного подхода. Так, обычно рассмотрение логики движения противоречия начинается со стадии тождества и идет по линии изображения все большего расхождения и противопоставления его сторон. Конфликт, как разрешаемое противоречие, в этом аспекте предстает как обратный процесс отождествления противоположностей, подключения механизмов и средств снятия их существенных различий, и притом — с помощью собственных устремлений и усилий составляющих эти противоположности субъектов.

Анализ мировой практики развития и разрешения социальных конфликтов, представленный в работах ведущих западных конфликтологов, показывает, что нередко они поначалу развертываются по такому «сценарию», когда каждая из противостоящих сторон стремится «взять верх» над другой и утвердить свое «определяющее» значение. Однако это ведет к эскалации их насилия одна над другой и, в случае наличия у обеих сторон достаточно больших возможностей для продолжения противоборства, заводит в тупиковую ситуацию, в которой ни одна из них не только не может двигаться вперед, но и в существенных отношениях отбрасывается назад, деградирует, и из которой, несмотря на большие усилия и потери, оказывается весьма трудно выбраться. В таких ситуациях, как правило, лишь признание каждой из сторон равноправности другой и правомерности тех оснований, которые побудили ее к конфликтному противоборству, создает необходимые условия для их примирения и для разрешения возникшего между ними существенного противоречия посредством компромисса или консенсуса.

В этой связи встает вопрос о необходимости определенной корректировки того традиционного марксистского представления, что разрешению противоречия предшествует его предельное обострение и крайнее напряжение усилий борющихся сторон. Ибо опыт показывает, что разрешение конфликта, как правило, тем легче и эффективнее, чем меньше степень его эскалации и чем на более ранней стадии прилагаются миротворческие усилия.

Субъектно-деятельностный подход к анализу социальных конфликтов по могает также соотнести между собой и связать в целостную систему те наиболее общие понятийные средства, которые характеризуют движение социальных противоречий в субъектной форме, начиная от их восприятия в виде соответствующих потребностей и кончая выработкой определенных социальных целей, личностных черт и стереотипов поведения социальных субъектов, интересы которых приходят на этой основе в острое конфликтное столкновение. Эта «понятийная сетка» позволяет адекватно отразить как внутреннюю детерминацию поступков общественных индивидов и социальных групп в конкретных конфликтных ситуациях, так и возможности принципиального разрешения данных ситуаций.

Осуществление этой социально-познавательной задачи имеет определяющее значение для преодоления тоталитаристской догмы «бесконфликтности» и перехода к конфликтологической парадигме, соответствующей современным реалиям и целям демократизации общественных процессов и отношений.

Конфликтологическая парадигма восстанавливает субьектность социальных противоречий, позволяет изучать и осмысливать их как реальную борьбу реальных социальных субъектов, относительно самостоятельных и независимых в своих устремлениях и самоопределении, интересах и целях, направленных на удовлетворение имеющихся потребностей, определяемых особенностями их жизнедеятельности, их наличного социального бытия. И на основе этого осмысления определять и обосновывать пути и средства придания этой борьбе позитивного характера и форм, позволяющих принципиально разрешать составляющие их основу противоречия. Развернуть и закрепить в общественном сознании это новое видение социального бытия, восстанавливающее адекватное понимание его диалектически-противоречивой природы и субъектной обусловленности, и развивать его дальше — составляет поэтому приоритетную для современного социального познания теоретическую и прикладную проблему.

Нельзя не видеть тесной корреляции данной постановки проблемы с имеющимися в современной отечественной социологии предложениями по адекватному сложившимся социальным и познавательным условиям определению ее предмета. Так, по мысли одного из видных ее представителей В. А. Ядова, «именно субъектная составляющая исторического процесса, массовых действий, повседневной человеческой активности, т. е. решительно во всех ее проявлениях, является сегодня наиважнейшим предметом и теоретического анализа, и практического действия перестройки косных социальных структур и отношений»1. Потому что именно социальный субъект превращает объективную реальность в живой исторический процесс, своими действиями «производит» историю. При этом в широком смысле социальный субъект — это и человечество, и классы, и народы, и территориальные общности, и коллективы, и малые группы, и, наконец, личность как социальный субъекто – тип. «Что же касается социальных институтов, организаций и подобных образований, то все они — инструменты, средства, орудия деятельности социального субъекта, так как именно последний является реальным источником социального процесса и социальных изменений».

Важнейшее значение в этой связи приобретает диалектический анализ потребностей социальных субъектов как тех исходных внутренних детерминант их активности, которые не только втягивают их в конфликтные противоречия и противоборства со своим окружением, но и служат опорой и ориентиром в позитив См.: Ядов В. А. Перестройка требует научного знания о социальном субъекте общественных процессов / Социология перестройки. М., 1990. С. 179.

ном разрешении этих противоречий и противоборств.

Потребности как детерминанты деятельности социальных субъектов: конфликтологический аспект. Адекватным и эвристически значимым для анализа социальных конфликтов как противоречий, разрешаемых вовлеченными в них субъектами, представляется подход, развиваемый рядом отечественных авторов (А. В. Маргулис, М. С. Каган, Н. Н. Михайлов), с позиций которого потребности выступают как непременные функциональные характеристики живых и социальных систем. Они представляют собой такие состояния данных систем, которые отражают момент динамического расхождения, рассогласования, несоответствия, словом, противоречия между объективно необходимыми и конкретно наличествующими «параметрами» их существования. В качестве такого противоречивого состояния, которое выражает их самовоспроизводящуюся природу и требует своего разрешения для обеспечения их дальнейшей жизнедеятельности, потребности и выступают отправным пунктом, исходным звеном во внутренней причинной цепи функционирования и развития названных систем, стимулирующим их активную деятельность по разрешению возникших противоречий.

Потребностные состояния, отражая противоречия реальной жизнедеятельности, воспринимаются, «переживаются» субъектами, в зависимости от степени настоятельности, охвата и характера, как «беспокойство», «томление», «неудовлетворенность», «недовольство», «ущемление», «тревога», «страх» по отношению к своему состоянию, жизненному положению, взаимоотношениям со своим окружением, природным и социальным, складывающимся в нем тенденциям и т. п.

Там, где в создании и поддержании потребностных состояний субъекта оказываются «замешанными» другие субъекты, активность которых так или иначе противостоит его жизнедеятельности, между ними складываются конфликтные ситуации, проявляющиеся в первую очередь в противопоставленности их интересов, ценностных ориентации, целей, способностей, достоинства и т. д., словом, тех внутренних детерминант, которые определяют предметность и направленность их конкретной деятельности. По мере прояснения этой противопоставленности, чувства недовольства, неудовлетворенности, ущемленности, испытываемые каждым из субъектов, оказавшихся в конфликтной ситуации, становятся все более адресными, переносятся на противодействующих ему субъектов и оформляются в мотивы конфликтного поведения по отношению к ним. Развиваясь и приобретая все более активные и открытые формы, это поведение переходит в организованное противоборство субъектов, эскалация которого может приобрести весьма широкие и острые формы, вплоть до смертельной ненависти друг к другу и стремления к взаимному уничтожению.

Одновременно с оформлением и организацией целенаправленного конфликтного противоборства как субъект-субъектной формы развертывания и разрешения объективно возникшего социального противоречия, для участвующих в нем субъектов проясняется также и то, кто из их социального окружения не противопоставлен им в своих интересах, целях, ценностях и прочих детерминантах социального поведения и потому может оказать помощь, содействие и поддержку в развертывающемся противоборстве. Тем самым конфликты оказываются способом и средством не только разъединения и противопоставления, но и объединения активно действующих субъектов, сплочения их сил и устремлений.

И это обстоятельство имеет важное значение как для реальной жизнедеятельности общества, так и для отражающей ее теории социальной диалектики.

Ибо с этой точки зрения вся система социальной деятельности общества по удовлетворению возникающих в нем (как выражение его противоречивой природы и условие его динамического функционирования и развития) социальных потребностей предстает в виде системы противоборств и объединений активно самоопределяющихся социальных субъектов. Диалектическая субъектнодеятельностная трактовка потребностей позволяет не только понять и объяснить детерминацию социальных конфликтов как необходимой формы противоречивого взаимодействия составляющих общество социальных субъектов, но и осмыслить основания их урегулирования и разрешения. В этом отношении она тесно смыкается с направленностью усилий зарубежных конфликтологов, у которых все большее признание и актуальность, как показано выше, приобретает в последнее время концепция принципиального разрешения социальных конфликтов в контексте теории человеческих потребностей (ТЧП).

Разрабатываемая международным коллективом исследователей во главе с Дж. Бертоном, эта концепция переносит акцент с традиционной «объясняющей» функции исследований в области теории конфликта, занимавшихся поиском истоков конфликтных ситуаций, выявлением поведенческих стереотипов и социальных условий, чреватых опасностью острых столкновений, деструктивных противоборств, социальных «взрывов», на изучение условий и методов предотвращения и аналитического разрешения конфликтных ситуаций и конструктивное создание концепций и «технологий» эффективного урегулирования конфликтов всех типов, возникающих в основных областях общественной жизни. При этом, поскольку осмысление этой актуальной задачи происходит сегодня в ряде относительно самостоятельных дисциплинарных направлений (социологии, социальной психологии, политологии, правоведении, теории международных отношений и т. п.), ее приверженцы ставят вопрос о необходимости, для координации этих разрозненных усилий, выработать вполне определенный общий «язык», оперирующий такими понятиями, которые позволят создать адекватную и приемлемую для всех теорию человеческого поведения в конфликтных ситуациях на всех социальных уровнях.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 101 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.