WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

Пришлось создавать новый университет – ну, новый институт. Потому что старая система не принимала этот Коммуникационные технологии в социальной сфере подход, физтеховский. Я хочу сказать: образование – кон сервативная вещь. Она не может быть принята, она зачас тую не принимается не потому, что она плохая или хоро шая. А потому, что изменения в образовании – это в лю бом случае культурный шок на огромные массы.

ВЕДУЩИЙ: Да, конечно. Конечно.

Андрей ФУРСЕНКО: И этот культурный шок надо пе режить. Поэтому я бы сказал, что... Мне кажется, что у нас очень важное сотрудничество – мы спорим много с Союзом ректоров. Но есть одна вещь. Мы договорились, что мы не будем... Мы должны двигаться постепенно. Это не спорт, где надо к финишу прийти первыми.

ВЕДУЩИЙ: Это все понятно. Я хочу понять, я хочу, чтобы наши зрители понимали, для чего реально это дела ется. Что не устраивает и что надо менять, чтобы что то – там, я не знаю, что. И хочу только уточнить. По моим дан ным, сегодня (вернее, в прошлом году) в вузах нашей страны учились 5 миллионов.

Андрей ФУРСЕНКО: Семь с половиной миллионов.

ВЕДУЩИЙ: У меня – 5 миллионов 985 тысяч.

Андрей ФУРСЕНКО: 7,5 миллиона студентов.

ВЕДУЩИЙ: Данные Федерального агентства образо вания у меня.

Андрей ФУРСЕНКО: Это то, что под нашим агент ством. Есть еще вузы отраслевые, которые находятся...

ВЕДУЩИЙ: В государственных вузах.

Андрей ФУРСЕНКО: Но есть еще негосударственные вузы.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Там бесплатно учились... Вер нее, сейчас, одну минуточку. На платной основе учились 2 миллиона 982 тысячи 600 – почти 3 миллиона, т. е. при ближается к половине.

Приложения Николай БУЛАЕВ: Что касается бакалавриата. Вот я бы перевернул проблему наоборот. Никто ни у кого ничего не отнимает. Что касается трех и четырех лет, проблема дискуссии была в первом чтении.

Мы практически пришли к пониманию, что нужно де лать не менее четырех лет, и здесь особой то дискуссии не будет. Поправка будет внесена, и мы ее примем. А вот что касается магистратуры, то я бы ее рассматривал как до полнительную возможность получить человеку очень ка чественное, востребованное современной экономикой об разование, дающее ему возможность на этом рынке устро иться таким образом, что будет и хлеб, и масло, и что то другое. Поэтому мы ни у кого ничего не отнимаем. Наобо рот, мы создаем условия, при которых человек имеет воз можность получить более качественное, более адекватное современной экономике образование… ВЕДУЩИЙ: Да, пожалуйста, Геннадий Алексеевич.

Геннадий БОРДОВСКИЙ: Я бы все таки хотел сказать, что жизнь настолько сильно изменилась, что мне иногда кажется странным, почему нам так дорого то, что связано со следующим постулатом. Что такое наша система обра зования, что такое «специалист» Это значит, кто то зна ет, чему тебя научить, знает, как тебя надо научить, и зна ет, где ты будешь работать с тем дипломом, который тебе выдали. Домой придем, посмотрим – все ли мы работаем на тех должностях, которые указаны у нас в дипломах.

Сегодня жизнь требует совершенно иного. Сегодня наша система должна быть устроена так, чтобы серьезно повы сить ответственность каждого, в том числе студента, за выбор того пути, по которому он пойдет. Она должна быть гибкой. Она должна давать возможность учиться ему не пять лет – с ощущением, что меня за пять лет научили, и я Коммуникационные технологии в социальной сфере всю жизнь могу теперь быть спокойным. Он должен пони мать, что учиться ему придется всю жизнь. И я согласен с Виктором Антоновичем: четыре года – это фундамент, на котором должно быть потом построено образование, про фессиональное в том числе, на всю оставшуюся жизнь. Это другая технология. И бакалавр, и магистр – это не инже нер и не учитель. Это люди с другим багажом и с другой технологией построения своей жизни. Вот в чем дело. Это чрезвычайно эффективная вещь.

ВЕДУЩИЙ: Интересно получилось.

Я думал, что мы сначала будем говорить о школьном образовании (ну, логически, да), а потом перейдем к выс шему. А потом уже, когда мы тут сидели, я понял, что со вершенно понятно, что при количестве ректоров, которые тут сидят, конечно, сразу высшее образование перетянет.

Но все равно мы вернемся сейчас к школьному образова нию. Пожалуйста, Виктор Антонович, вы что то хотели сказать, а потом я обращусь к вам, и потом мы должны будем уйти на рекламу.

Виктор САДОВНИЧИЙ: Я хотел сказать здесь о неко ем таком скрытом пласте. Дело в том, что действительно бакалавр у нас был, специалист был, магистр был – в оп ределенных масштабах. Сейчас речь идет все таки о мас совой подготовке и переходе на массовую подготовку бака лавра – то есть четырехлетнюю. На самом деле было три года. Я на правительстве выступил резко против трех лет.

Но, может быть, исправим во втором чтении на четыре года. Это новая ситуация, ее надо понимать. Надо исполь зовать, раз уж этот закон идет, надо использовать ситуа цию так, чтобы не потерять. То есть чтобы фундаменталь ное образование осталось и чтобы мы могли не потерять наше качество, которое было на самом деле неплохим. Что Приложения мы предлагаем Вот вопрос в этом. Мы предлагаем: а) со хранить специалиста (Игорь Борисович об этом говорил).

Но это отдельная траектория. Я поступаю и сразу иду только специалистом. Все другое я должен платить: если я захочу быть магистром после специалиста, я должен пла тить.

ВЕДУЩИЙ: Вы можете сказать, какая разница между магистром и специалистом Виктор САДОВНИЧИЙ: Дело вот в чем: магистр на Западе – это человек, идущий в науку. Магистр наук. Он посвятил себя науке. На самом деле их немного. Их процентов. Вот тут Олег Николаевич гадает, но на самом деле их 20 процентов. У нас же не пойдут все в науку. Зна чит, нужно давать другие траектории. Какие другие тра ектории Специалист оборонной отрасли, врачи, юристы и многие другие – сохранили. Но все таки не должно быть 80 процентов четырехлетнее образование. Ну не должно.

Мы понижаем то, что было. Значит, мы предлагаем все таки сохранить траекторию, и после бакалавра – не как платное второе образование, а магистры. И мы даже пред лагаем, как и на Западе, дифференцировать магистра: од ногодичный, двухгодичный магистр. С тем, чтобы все таки сохранить массовое пятилетнее образование.

ВЕДУЩИЙ: Когда человек поступает в вуз, по новому тогда он поступает либо как будущий специалист, либо как бакалавр. Но вы не можете сказать, что он поступает как магистр Геннадий БОРДОВСКИЙ: Я вам скажу. Мы 15 лет опро буем систему «бакалавр – магистр». 15 лет.

ВЕДУЩИЙ: Ну Геннадий БОРДОВСКИЙ: И с работодателями работа ем. Какие выводы отсюда можно сделать Бакалавр – это Коммуникационные технологии в социальной сфере человек, который трудоустраивается на работу по стан дартным технологиям, в стандартных условиях. В тех са мых условиях – если это школа, значит, это обычные про граммы, но ни в коем случае не специализированная шко ла, не продвинутая, если это управление – то это низшее звено управления, и так далее. Что касается магистра, то не только наука, но и то, что требует творчества, то, что требу ет самостоятельности в принятии решений, что делает его специалистом другого уровня. Почему магистратура – это другой уровень.

ВЕДУЩИЙ: Да, но это потом! Геннадий БОРДОВСКИЙ: Но это ведь выбор каждого.

ВЕДУЩИЙ: Но заранее он не может сказать.

Геннадий БОРДОВСКИЙ: А может быть, ему и не нуж но Например, специалисты IТ, я вам могу сказать, они не хотят идти в магистратуру. Они теряют эти два года.

ВЕДУЩИЙ: Вопрос: когда человек поступает в вуз, сложность экзамена, требовательность вступительного эк замена одинакова для того, кто идет на специалиста, и для того, кто идет на бакалавра Николай БУЛАЕВ: Это регулируется другим законом – законом о едином государственном экзамене. Конечно, сложность будет одинаковая. Есть одна особенность. Я хо тел бы подчеркнуть, она прозвучала, и было недопонима ние. Вот бакалавр и переход на магистра.

Переход на магистра не считается вторым высшим об разованием в ныне принятом законопроекте, а это значит, что там в обязательном порядке должны быть бюджетные, то бишь для человека бесплатные места. И это очень важ но подчеркнуть.

ВЕДУЩИЙ: Если вы позволите, насчет школьного.

И вот давайте я тогда к вам с этим вопросом. Во первых, Приложения правильно ли я понимаю, что законопроект предполагает, ну, в принципе, что человек, который поступает, ну, идет в школу, в обязательном порядке оканчивает ее Андрей ФУРСЕНКО: Должен получить полное среднее образование.

ВЕДУЩИЙ: Все, значит Андрей ФУРСЕНКО: Да.

ВЕДУЩИЙ: И, значит, он может учиться – я не знаю, как это получается, – но что практически до 20 лет он мо жет учиться Андрей ФУРСЕНКО: Он должен учиться 11 лет. Но бы вают ситуации, когда человек болеет, например, когда че ловек при определенных обстоятельствах остается на вто рой год. И вот предусмотрена верхняя граница – что не бо лее чем до 20 лет.

ВЕДУЩИЙ: Не более, чем до 20.

Андрей ФУРСЕНКО: Раньше, когда речь шла...

ВЕДУЩИЙ: Вот идет в коротких штанишках такой школьник 20 лет, такой хорошенький, да Андрей ФУРСЕНКО: Почему, когда было обязательное до 9 го класса и было 18 лет, это никого не смущало Сей час добавили два года.

ВЕДУЩИЙ: Ну, это много.

Андрей ФУРСЕНКО: Нет, ну я просто говорю – было до 9 го класса 18 лет.

ВЕДУЩИЙ: Некоторые вещи разрешаются после 16, некоторые – после 18. И некоторые – после 21. Все таки я хочу дослушать министра.

Андрей ФУРСЕНКО: Это определенная защитная мера – что человек при любых обстоятельствах, будь у него се мейные обстоятельства какие то, проблемы, связанные со здоровьем, он имеет возможность до 20 лет получить пол ное среднее образование.

Коммуникационные технологии в социальной сфере ВЕДУЩИЙ: У меня нет вопроса насчет болезни. Это нет вопросов. Но вот такой тупой или не желающий учить ся, который остается на второй год один раз, на второй год второй раз. Ну и что Это как Вот это... Его нельзя..

Андрей ФУРСЕНКО: Есть определенная система обяза тельств – обязательств государства, обязательств, кстати говоря, родителей, добиться того, чтобы человек учился.

У нас сегодня есть случаи, когда люди в силу, скажем, мо жет быть, не тупости, а характера, который не годится учителям, его выдавливают из школы. Наверное, это не справедливо. Наверное, это несправедливо. На то, чтобы это не происходило, направлена и новая система финанси рования – когда у нас деньги идут за учеником, и тогда учитель, директор школы заинтересованы в том, чтобы у него было больше учеников. Но плюс к этому есть опреде ленные социальные гарантии. Вот сегодня это полное среднее образование нужно. У нас меняется система жиз ни, у нас гораздо больше интеллектуализация требуется и экономики, и социальной жизни.

ВЕДУЩИЙ: А вообще есть другие страны, вы не знае те...

Виктор САДОВНИЧИЙ: Я хочу добавить. Я согла шусь здесь с Андреем Александровичем, что обязательное 11 летнее – это плюс. Мы ведь в 90 х годах бросили это обязательство, и у нас оказались армии бездомных...

Геннадий БОРДОВСКИЙ: Я хочу, как педагог, ска зать, что школа наша столкнется с неразрешимой зада чей: никто еще в педагогике, к сожалению, не решил зада чу обязательного принудительного обучения всех. Если...

ВЕДУЩИЙ: В мире...

Геннадий БОРДОВСКИЙ: Нет такого в мире. Если при этом ставить задачу качества, то мы учим всех и опреде Приложения ленного уровня и качества – это невозможно. Если делать это обучение формальным, т. е. как это было в советские годы, «три ставим, два в уме», и как нибудь его выпуска ем, то да, дипломы могут все получить. Но представьте себе ситуацию: школьного учителя, где сидят 16 летние (а в 11 м классе начинают поступать в 16 лет). И там сидит 20 летний, который уже имеет много чего, возможно, и судимостей, и прочее. И попробуйте вот этого учителя подготовить таким образом, чтобы он сумел в этом классе дать качественное образование и тому, кто желает, – в 16 лет учиться, может быть, с опережением даже, – и тому, кто не желает. Поэтому система для школы будет ужасная. Если не будет придумано какого то иного реше ния этой задачи.

ВЕДУЩИЙ: Это не просто обучение разным предме там, а это еще что то Андрей ФУРСЕНКО: Конечно. И может быть, не столько.

Геннадий БОРДОВСКИЙ: Новая парадигма совершен но... Школа сегодня сталкивается с совершенно другой па радигмой образования. Сегодня школа – единственный фактически у нас институт, который занимается социали зацией. Когда была советская школа, мы могли давать только предметы, зная, что социализацией занимается го сударство, комсомол. Общество и так далее. Сегодня – только школа. И поэтому, изучив предметы, вы еще не га рантируете, что вы сможете в этой жизни адаптироваться.

Потому что мы должны научиться совершенно другим способам общения, взаимодействия, поиска решений и так далее. Поэтому школа другая сегодня.

ВЕДУЩИЙ: Так вы все таки за эти изменения или против Коммуникационные технологии в социальной сфере Геннадий БОРДОВСКИЙ: Нет, я – за. Конечно. Я гово рю о том, что это постановка правильная совершенно.

Проблема в том, что принудительность в нашем россий ском обществе, как правило, выражается в крайних фор мах. Когда действительно, скажем, в каком то селе, где будет 20 летний, или два 20 летних, и там другой школы нет, и его ни в вечернюю отправят, и никуда, и он будет действительно, скажем, принудительно милиционером приводиться на урок. Это вполне возможно, если это зако ном будет обязано. Я и хочу, чтобы у нас не было вот того, что у нас было уже. К этому нельзя возвращаться.

Виктор САДОВНИЧИЙ: Это гримасы... На самом деле это действительно государственное решение и ответствен ность государства, и родителей... которую мы потеряли.

ВЕДУЩИЙ: У нас осталось очень мало времени.

Николай БУЛАЕВ: Есть Конституция, в которой бес платность и доступность общего образования гарантирует ся. И нарушить эту норму невозможно.

ВЕДУЩИЙ: Виктор Антонович Виктор САДОВНИЧИЙ: Я хотел сказать, Владимир Владимирович, что, конечно, элитная, платная школа – это не благо. И я согласен, что, конечно, нам надо бы стре миться к тому, чтобы обязательное школьное образование было бесплатным. Вообще это долг государства. Кстати, элитные школы не всегда готовят лучше.

ВЕДУЩИЙ: У нас осталось 45 секунд. Вообще кто ни будь здесь есть сторонник платного образования в школе Хоть кто нибудь здесь сидящий Понятно.

Геннадий БОРДОВСКИЙ: Я сторонник того, чтобы оно не было бесплатным – в смысле и государство не платит, и никто не платит.

ВЕДУЩИЙ: Это понятно.

Приложения Геннадий БОРДОВСКИЙ: Оно должно быть платным, но со стороны общества и государства.

Олег СМОЛИН: А я сторонник того, чтобы у нас суще ствовали разные школы, в том числе и негосударствен ные.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.