WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В настоящем исследовании внимание было сосредоточено на шести типах коммуникативных неудач: коммуникативные неудачи, порождаемые прагматическими факторами; коммуникативные неудачи, порождаемые устройством языка; коммуникативные неудачи, порождаемые различиями говорящих в их культурном, идеологическом и психологическом отношении к действительности; коммуникативные неудачи, вызванные техническими и физиологическими факторами; коммуникативные неудачи, связанные с употреблением эвфемизмов; коммуникативные неудачи, порождаемые эмоциональной напряженностью.

Особенностью диалога политических дебатов является то, что его участники, будучи равноправными партнерами по коммуникации, одновременно выступают как политические противники, стараясь спровоцировать друг друга на необдуманные высказывания, неприятные признания и т.п. В политических дебатах каждый из оппонентов преследует определенную цель – с наилучшей стороны продемонстрировать свои сильные стороны и преимущества своей предвыборной политики и одновременно показать слабые стороны оппонента и его политической платформы. Особую исследовательскую значимость приобретает понятие манипулирование, под которыми мы понимаем скрытое побуждение адресата к совершению определенных действий.

В ходе детального анализа был подтвержден тот факт, что стратегия манипулирования в политическом дискурсе является глобальной. Выделяются ведущие тактики манипулирования и связанные с ними лингвистические средства:

• тактика вежливости, • тактика дискредитации оппонента, • тактика аргументативного манипулирования, • тактика занятия инициативы в разговоре, • тактика отсроченной реакции, • тактика реагирования.

Для понимания имплицитного смысла высказывания адресат должен соотнести содержание высказывания со своим информационным тезаурусом, который включает: знания о языке на фонологическом, морфологическом, синтаксическом и лексическом уровнях; знания о построении текстов и их логико-грамматических закономерностях и фоновые знания о мире, фактах, предметах, социальных нормах, нормах речевого и неречевого поведения и т.д.

Рассмотрение вежливости в терминах речевых тактик предполагает, что особую значимость при ее анализе приобретает понятие выбора, связанное с использованием таких способов осуществления коммуникативных действий, которые являются наиболее адекватными и уместными в данной ситуации общения. Например:

O b a m a. Clinton said that I wasn’t opposed to the war up from the start that is simply not true. … Clinton asserts that I said that Republicans had had very economic policy since 1980. This is not the case.

C l i n t o n. ….. It’s sometimes difficult to understand what Obama has said because as soon as he’s confronted on it he says that’s not what he meant. The facts are he has said that he really liked the ideas of the republicans over the last 10 to 15 years. And we can give you the exact quote… (http://www.youtube.com/watchv=LGYSg1pcMXY&feature=related).

В приведенном выше фрагменте Барак Обама утверждает, что Хиллари Клинтон обвиняет его в том, что он не сразу выступил против войны, и фактически говорит о том, что его оппонент лжет. При этом кандидат в президенты руководствуется в своей речи одновременно двумя тактиками (тактика вежливости и тактика дискредитации оппонента), которые актуализируются в его речи при помощи ассертивных глаголов интеллектуальной деятельности to say, to assert, а также использования стилистического приема литоты, при котором употребляются частицы с антонимами, содержащими отрицательный префикс: «that is simply not true»; «this is not the case». Здесь же сенатор Обама указывает на то, что Хиллари неверно поняла и другое его заявление об экономической политике республиканцев. Госпожа Клинтон, в свою очередь, используя тот же стилистический прием литоты «that’s not what he meant», заявляет, что Обаму иногда сложно понять, так как когда ему начинают возражать, он сообщает, что имел в виду совсем другое.

Налицо последствия коммуникативной неудачи, заключающейся в том, что оппоненты неверно понимают и трактуют высказывания друг друга. Здесь явно происходит сдвиг прагматического фокуса, что ведет к референциальной неопределенности и дискредитации политического противника, понижения его политического статуса.

В следующем диалоге ведущий теледебатов пытается спровоцировать Барака Обаму, цитируя опасное для его кампании высказывание в адрес сенатора Клинтон, требуя пояснений:

P r e s e n t e r. Senator Obama, in an interview with CNN last week you said this: ‘I stood up for a humane and intelligent immigration policy in a way that frankly none of my other opponents did.’ What did you mean by that O b a m a. It is hard political issue. Let’s be honest, this is not an issue that polls well, but I think it’s a right thing to do. And I think we have to show leadership on the issue. And it’s important for us. I believe to recognize that the problems that workers are experiencing generally are not primarily caused by immigration.

P r e s e n t e r. That means Hillary Clinton’s policy wasn’t in your words ‘humane’ O b a m a. No, what I said was that we have to stand up for these issues when it’s tough and that’s what I’ve done. I did it when I was an estate legislator, sponsoring program, so children are able to go to college, because we actually want well educated kids in our country, who are able to succeed and become part of this economy, become part of the America dream (http://www.youtube.com/watchv=Ya1VqJkLC5M&feature=related).

Кандидат в президенты попадает в неловкое положение, ответив на первый вопрос и не имея возможности уклониться от неприятного второго («That means Hillary Clinton’s policy wasn’t in your words ‘humane’»). Для этого случая также характерно использование со стороны ведущего тактики дискредитации оппонента.

Таким образом, возникает коммуникативная неудача – кандидату приходится согласиться с определенным утверждением, чего бы он предпочел не делать. Он выходит из положения, давая пояснение своим сказанным ранее словам. Здесь характерно использование в его речи глаголов интеллектуальной деятельности (to think, to believe), а также разного рода оценочных слов типа let’s be honest, it’s important, it’s hard political issue, которые создают «потенциальную позицию субъекта оценки» (Золотова, 1988: 280) и частично проясняют двусмысленность его высказывания. Он также эксплицирует возможное непонимание при помощи референционных пресуппозиций. В данном примере это достигается при помощи эмфатической конструкции what I said was…, где указывается та предметная область, в рамках которой возможно осмысление данного высказывания. Иллокутивной целью ведущего является намеренное демонстрирование непонимания – вполне вероятно, что он изначально правильно понял господина Обаму, но намеренно поставил его в положение, когда тому пришлось оправдываться и пояснять свою позицию.

Далее в диалоге ведущий продолжает задавать неприятные для кандидата вопросы, употребляя глагол с отрицательной семантикой lack.

Present er. Does she lack it in the apparate O b a m a. Well, you keep on trying to push on this issue.

P r e s e n t e r. I just try to understand what you mean.

O b a m a. There are those who were opposed to this issue. This wasn’t directed particularly at senator Clinton (http://www.youtube.com/watchv=Ya1VqJkLC5M&feature=related).

Как видно из примера Обама отказывается давать ответ, прямо указывая ведущему, что этот вопрос неприятен, и что ведущий слишком настойчив, что выражено при помощи глагола to keep on. Однако тот продолжает настаивать, объясняя свой интерес желанием понять позицию кандидата, и последнему, используя тактику реагирования, приходится давать уклончивый ответ при помощи эмфатической конструкции с выделением подлежащего, выраженного местоимением во мн. ч. (There are those…who), и отрицательной конструкции с глаголом to direct, подчеркивающие неадресованность высказанных раннее заявлений в адрес госпожи Клинтон. В результате этого диалога цель коммуникации не достигнута ни одной из сторон, что является явной коммуникативной неудачей, вызванной прагматическими факторами.

Следующий диалог из дебатов иллюстрирует то, как различия в прагматических установках приводят не просто к коммуникативной неудаче, а к настоящему спору:

O b a m a. That is a genuine difference between myself and Senator Clinton.

And the last point I would make is, the insurance companies actually are happy to have a mandate. The insurance companies don't mind making sure that everybody has to purchase their product. That's not something they're objecting to. The question is, are we going to make sure that it is affordable for everybody And that's my goal when I'm president of the United States.

Wi l l i ams. Senator, as you two -- C l i n t o n. You know, Brian -- Brian, wait a minute. I've got -- this is too important. You know, Senator Obama has a mandate. He would enforce the mandate by requiring parents to buy insurance for their children.

O b a m a. This is true.

Cl i nt on. That is the case. If you have a mandate, it has to be enforceable. So there's no difference here.

O b a m a. No, there is a difference (http://www.youtube.com/watchv=bKujUdCRKoQ& feature=related).

Сенатор Обама и сенатор Клинтон расходятся во мнениях относительно обязательного медицинского страхования. Клинтон полагает, что нельзя принуждать родителей страховать детей по болезни или от несчастного случая, настаивая на универсальном страховом полисе.

Сначала Обама пытается объяснить разницу между своей позицией в этом вопросе и позицией сенатора Клинтон: при помощи параллельных конструкций с употреблением модального глагола to have to он повторяет одну и ту же мысль, отделяя главное от второстепенного и тем самым оказывая сильное влияние на собеседника. Именно употребление им в речи эмфатической конструкции с отрицанием неопределенного местоимения something подчеркивает ту предметную область, которая не является предметом спора.

Ведущий дебатов пытается сменить тему обсуждения, но кандидат на пост президента США Хиллари Клинтон настаивает на продолжении дискуссии, не слушая возражений и не желая дать слово своему оппоненту и выслушать его мнение.

O b a m a. This is why I cover them.

C l i n t o n. -- except when the illness or the accident strikes. And what Senator Obama has said, that then, once you get to the hospital, you'll be forced to buy insurance, I don't think that's a good idea. We ought to plan for it -- Obama. With respect -- C l i n t o n. -- and we ought to make sure we cover everyone. That is the only way to get to universal health care coverage.

Obama. With respect -- C l i n t o n. That is what I've worked for 15 years -- Obama. With respect -- C l i n t o n. -- and I believe that we can achieve it. But if we don't even have a plan to get there, and we start out by leaving people, you'll never ever control costs, improve quality, and cover everyone.

O b a m a. With respect to the young people, my plan specifically says that up until the age of 25 you will be able to be covered under your parents' insurance plan, so that cohort that Senator Clinton is talking about will, in fact, have coverage.

Wi l l i ams. Well, a 16-minute discussion on health care is certainly a start. (Laughter.) I'd like to change up -- C l i n t o n. Well, there's hardly anything be more important I think it would be good to talk about health care and how we're going to get to universal health care (http://www.youtube.com/watchv=bKujUdCRKoQ& feature=related).

Это пример наглядно демонстрирует в отношении госпожи Клинтон тактику занятия инициативы в разговоре: композиция построения ее речи отличается повышенной эмоциональностью, нетерпимостью к возражениям.

Она осознанно нарушает максимы речевого общения, постоянно перебивая и тем самым игнорируя оправдательные реплики сенатора Обамы с целью доказать свою правоту. Убедительность ее речи поддерживается ассертивными глаголами интеллектуальной деятельности to believe, to think, конструкциями с условными предложениями типа «If you have a mandate, it has to be enforceable», модальным глаголом have to, параллельными конструкциями с модальным глаголом ought to, а также использованием глагола would в сослагательном наклонении (it would be good) со значением желания и лексемы эмотивной семантики с усиленной частицей too important служат цели привлечения адресата и получения его одобрения. Коммуникативный сбой явно актуализируется в использовании оппонентами параллельных конструкций с противоположной семантикой: this is true – отрицательной со стороны Клинтон и this is the case – положительной со стороны Обамы.

Барак Обама несколько раз пытается прервать госпожу Клинтон, и это удается ему с четвертого раза.

В целом вся эта дискуссия представляет собой коммуникативную неудачу, так как никто из участников коммуникации не слышит и не хочет слышать другого. Каждый из них преследует свои прагматические цели, без учета целей других коммуникантов, что и приводит к неудаче.

В следующем примере беседы журналиста с министром обороны Великобритании Джоном Рейдом мы также наблюдаем коммуникативную неудачу, вызванную прагматическими факторами:

Q u e s t i o n e r. Good evening, sir. David Ensor. I’m from CNN.

So, given your job and given my job, I’d like to ask you, first of all, do you think that— some people argue that more troops in Iraq and more troops in Afghanistan would lead to a better result. Do you think—do you agree or disagree with them And secondly, how long do you think British troops will be in these places <…> Q u e s t i o n e r. You do not have any idea when the British troops will leave R e i d. Will leave where Q u e s t i o n e r. Either of those two places.

R e i d. Well, yes, I’m absolutely plain. I’ve said it since I was secretary of State. We will leave Iraq when the job is done (http://www.cfr.org/publication/10424/international_terrorism.html).

Журналист преследует цель получить от министра четкий ответ на поставленный вопрос о выводе британских войск из Ирака и Афганистана, а цель министра – не дать журналисту никакой точной информации. В результате возникает коммуникативная неудача – министр переспрашивает: «Will leave where » – и использует тактику отсроченной реакции, делая вид, что не понимает вопроса журналиста, тот настаивает на ответе, министр раздражается и дает короткий и четкий ответ, в котором отсутствует информация о сроках:

«We will leave Iraq when the job is done».

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.