WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

В качестве контрастного примера Л.В.Милов приводит общий граф Печерской повести и «Сказания о Борисе и Глебе» - произведения той же эпохи и того же жанра, но бесспорно признанного другого авторства См.: От Нестора до Фонвизина... Очерк I. Кто был автором «Повести временных лет» С.40-69.

(рис. 10). В нем всего 14 связей и соответственно более низкий коэффициент близости (0,21).

Рис. 9. Общий граф «Жития Феодосия» и Печерской повести Рис. 10. Общий граф Печерской повести и «Сказания о Борисе и Глебе» Аналогичным образом автор сравнивает несторовские житийные произведения с графом летописной статьи 1015 г. Анализ текстов с помощью применения новой методики позволяет исследователю отвергнуть господствующее в литературе мнение о том, что летописная статья 1015 г. написана вероятным создателем Начального свода на основе «Сказания о Борисе и Глебе». Л.В.Милов полагает, что статья была создана Нестором, а затем поздний редактор ПВЛ (вероятно, Сильвестр) внес фактические исправления в текст, опираясь уже на данные «Сказания о Борисе и Глебе».

Таким образом, подводя итоги изучения текстов древнейшего русского летописного свода, исследователь призывает прекратить более чем вековые споры об авторе «Повести временных лет»: «Создателем этого летописного свода, как выясняется, был все-таки знаменитый печерский черноризец Нестор»25.

Метод анализа парных встречаемостей грамматических классов слов позволил историкам-клиометристам достаточно эффективно решить сложные проблемы атрибуции ряда других древних памятников:

- Убедительно доказано, что внутренняя структура знаменитого шедевра древнерусской словесности – «Слова о полку Игореве» - является структурой языка XII столетия, что исключает возможность позднейшей подделки.

- Опровергнуто распространенное мнение о составлении памятника XVI века Степенной книги митрополитом Афанасием и выявлен автор целой серии очерков в составе Степенной книги – писатель ВасилийВарлаам, сотрудничавший в литературной дружине митрополита Макария при создании Великих Четьи-Миней.

- При обнаружении некоторого стилевого сходства сочинений Ивана Грозного, Андрея Курбского и Ивана Пересветова, объясняемого активным вмешательством переписчиков и канцеляристов в авторский текст, отвергнуты гипотезы, согласно которым Иван Пересветов – это псевдоним Ивана Грозного, а переписка Грозного и Курбского создана князем Шаховским в 20-30-х гг. XVII века.

- Определены авторы двух анонимных произведений конца XVIII в. – «Писем к Фалалею» (Денис Фонвизин) и «Деревенского зеркала или общенародной книги» (Андрей Болотов).

Перспективы развития данного направления квантитативной истории исследователи связывают с созданием банка данных всех атрибутированных и анонимных нарративных текстов. Тогда «история древнерусской и русской культуры обогатится огромным количеством новых действующих От Нестора до Фонвизина... С. 339.

лиц, а круг известных историографии авторов обогатится произведениями, созданными ими, но по тем или иным причинам ставшими анонимными»26.

3.4. Определение достоверности и репрезентативности источника До сих пор рассматривалось, как с помощью количественных методов решаются задачи источниковедческой критики нарративных источников.

Обратимся теперь к массовым источникам.

Основной целью источниковедческого анализа массовых источников является установление достоверности и репрезентативности зафиксированных в них количественных данных. Как было показано в первом разделе настоящего пособия, решая вопрос о достоверности конкретно-исторических данных, исследователь должен изучить историю происхождения и судьбу источников. Однако, наряду с содержательным анализом, для определения достоверности можно использовать некоторые математикостатистические методы.

Часто в распоряжении историка имеется несколько источников, содержащих данные по изучаемой им проблеме, и необходимо решить вопрос об их сравнительной достоверности. Для решения этого вопроса полезно сравнить статистические характеристики (средние и меры вариации) одних и тех же признаков, полученные по данным разных источников. Но сравнения описательных характеристик бывает недостаточно для суждения о действительном сходстве данных, содержащихся в разных источниках. Для определения степени их сходства используется корреляционный анализ, позволяющий выявлять тесноту взаимосвязей между признаками.

При этом может возникнуть несколько ситуаций:

1. Данные источника, достоверность которого неизвестна, сравниваются с данными достоверного источника. Тогда высокие коэффициенты корреляции между соответствующими показателями источников будут свидетельствовать о достоверности исследуемого источника, а низкие – о его недостоверности.

2. Сравниваются несколько источников неизвестной достоверности.

Если корреляционная взаимосвязь данных, извлеченных из этих источников, достаточно высока, то источники рисуют одинаковую картину и, следовательно, отличаются высокой достоверностью. Если же сопряженность показателей источников отсутствует, то либо все эти источники недостоверны, либо один из них достоверен, а другой (другие) – нет. Решить проблему достоверности в этом случае можно путем включения данных того или иного источника в совокупность других показателей, характеризующих систему, в которую входит и изучаемое явление. Если рассматривае От Нестора до Фонвизина... С. 342.

мые данные вписываются в систему других показателей (сопряжены с ними), то они являются достоверными. В противном случае они недостоверны.

Рассмотрим варианты применения корреляционного анализа для определения достоверности источников на конкретных примерах.

Б.Н.Миронов сравнивает данные об урожаях ржи по сведениям губернаторских отчетов, достоверность которых признается некоторыми исследователями сомнительной, с признанными достоверными данными частных хозяйств за 1841-1850 гг. (табл. 5)27.

Таблица Урожаи ржи в Европейской России по губернаторским отчетам (I) и по записям частных хозяйств (II) в 1841-1850 гг. (в «самах») Сведения 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 I 3,4 4,0 4,5 3,9 3,5 3,1 3,3 2,4 3,9 3,II 6,1 8,3 8,8 7,6 7,4 6,2 6,3 5,1 7,3 6,По приведенным данным можно вычислить средние арифметические, вариации признака и коэффициент корреляции между рядами урожаев по двум источникам. Получим: x =3,52; x =6,95; V =15,8%; V =15,4%;

r=0,953.

Очевидно, что уровень урожаев источники отражают по-разному, а динамику урожаев – практически одинаково. Высокий коэффициент корреляции позволяет исследователю сделать вывод о достоверности сведений губернаторских отчетов в отношении синхронности и пропорциональности колебаний урожаев. При этом различия в уровне урожаев, зафиксированные в источниках, он объясняет тем, что данные губернаторов охватывали всю крестьянскую и помещичью пашню, а записи частных хозяйств – пашню отдельных помещиков.

Конечно, в вопросе о достоверности губернаторских отчетов еще рано ставить точку (слишком уж существенны различия в данных об урожайности этих двух источников). Однако результаты проведенного анализа свидетельствуют о том, что не следует пренебрегать сведениями губернаторских отчетов, считая их полностью недостоверными.

Анализ достоверности урожайной статистики по данным трех независимых источников (Центрального статистического комитета (ЦСК), Министерства земледелия и земств) с помощью методов математической стати См.: Миронов Б.Н. Указ. соч. С.61-62.

стики проводился Д.Н. Иванцовым еще в начале XX века28. Общие итоги корреляции данных показали, что эти разные источники рисуют очень сходную картину динамики урожайности.

Так, корреляционная взаимосвязь динамики урожайности ржи по губерниям Европейской России в 1885-1908 гг., по данным ЦСК и Министерства земледелия, равнялась у крестьян и у частных владельцев 0,92.

При этом по отдельным губерниям коэффициенты корреляции превышали 0,90 у помещиков в 32 и у крестьян в 36 губерниях из 50, а были менее 0,соответственно в 4 и 1 губерниях. Что касается сведений ЦСК и земств, то в среднем по 18 губерниям эти данные дают коэффициенты корреляции 0,92 у крестьян и 0,89 у помещиков. По отдельным губерниям взаимосвязь погодных средних урожаев значительно превышает 0,90 (табл. 6).

Таким образом, динамику урожайности данные разных источников урожайной статистики отражают одинаково, что свидетельствует о достаточно высокой ее достоверности в рассмотренном аспекте.

Таблица Взаимосвязь погодных средних урожаев по сведениям ЦСК и земств Губерния Годы Коэффициент корреляции Воронежская 1886-1908 1,Вятская 1892-1905 0,Московская 1885-1908 0,Нижегородская 1892-1901 0,Орловская 1896-1903 0,Полтавская 1886-1910 0,Саратовская 1899-1906 0,Херсонская 1887-1907 0,Ярославская 1903-1909 0,Проблему достоверности сведений разных источников, сопряженность которых отсутствует, изучал И.Д.Ковальченко по данным переписи 1897 г.

и Комиссии 16 ноября 1901 г. о сельскохозяйственных наемных рабочих29.

Для этого по данным двух источников им были вычислены коэффициенты корреляции между долей наемных сельскохозяйственных рабочих (наемные рабочие в процентах к общему числу работников) и другими показателями социально-экономического развития по 50 губерниям Европейской России (табл. 7).

См.: Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма. С.252-256.

См.: Массовые источники... С.269-270.

Таблица Корреляционная взаимосвязь обеспеченности сельскохозяйственными рабочими с другими факторами социально-экономического развития Факторы Перепись 1897 г. Данные 1901 г.

Хозяйства с наймом (в % к общему числу) 0,75 -0,Грамотные (%) 0,81 -0,Посевы (дес. на душу сельского населения) -0,01 0,Продуктивный скот (на душу населения) 0,33 0,Урожайность зерновых (пудов с дес.) 0,28 -0,Данные переписи 1897 г. о наемных рабочих тесно взаимосвязаны с долей хозяйств, применявших наемный труд (0,75), т.е. с признаком, отличавшимся высокой достоверностью. Взаимосвязь с размерами посевов отсутствует (-0,01), т.е. относительные размеры земледельческого производства не определяли степени применения наемного труда. Наблюдается слабая связь с обеспеченностью продуктивным скотом и урожайностью и тесная взаимосвязь с грамотностью населения (0,81), которая отражает общий уровень буржуазно-капиталистического развития. Все это свидетельствует о достоверности данных переписи 1897 г. о наемных рабочих как показателе сравнительного уровня применения наемного труда в сельском хозяйстве отдельных губерний.

Иная картина с данными Комиссии 16 ноября 1901 г. Здесь показатели применения наемного труда имеют связь лишь с размерами посевов (0,57), что объясняется тем, что данные 1901 г. о наемных рабочих исчислялись исходя из учета их потребности в земледелии. С долей хозяйств, применявших наемный труд, и степенью грамотности, т.е. с ведущими факторами, сведения 1901 г. совсем не связаны. Следовательно, сведения 1901 г. не отражают сравнительной степени применения наемного труда в сельском хозяйстве отдельных губерний.

Таким образом, достоверными данными об обеспеченности сельскохозяйственными наемными рабочими располагает перепись 1897 г., а сведения Комиссии 16 ноября 1901 г. в этом отношении недостоверны.

Другой важной задачей источниковедческого анализа массовых источников является определение репрезентативности (представительности) содержащихся в них конкретно-исторических данных. Как уже отмечалось в первом разделе работы, исследователь должен установить качественную и количественную репрезентативность данных. Качественная репрезентативность (достаточность данных для раскрытия внутренней сути изучаемого явления или процесса) определяется на основе их содержательного анализа. Проблема репрезентативности данных в количественном отношении решается с помощью выборочного метода математической статистики.

Применение выборочного метода оказывается наиболее эффективным, когда в распоряжении историка имеются большие объемы массовых источников, сплошная обработка которых весьма затруднительна, да и вряд ли целесообразна, поскольку на основе репрезентативных выборок можно получить достаточно надежные результаты.

Примером успешного использования выборочного метода для формирования репрезентативных данных является исследование В.З.Дробижевым, А.К.Соколовым и В.А.Устиновым социальной структуры рабочего класса по материалам профессиональной переписи 1918 года30.

Профессиональная перепись рабочих и фабрично-заводских служащих России 1918 г. охватила территорию 31 губернии, на которые в то время распространялась Советская власть. Перепись коснулась 6973 фабрик и заводов с 1246343 рабочими и служащими, она явилась одной из самых массовых по охвату фабрично-заводского персонала и более полной по объему полученных сведений, чем многие последующие обследования рабочего класса. Первичный бланк переписи включал 37 важных с точки зрения социального анализа вопросов: национальность, место рождения, возраст, возраст первоначального поступления на предприятие, должность, профессия, стаж в должности и профессии, потомственность, уровень квалификации, наличие земли в деревне и характер связи с сельским хозяйством и т.д. Первичные материалы переписи составляют более миллиона личных карточек рабочих. Понятно, что такой огромный массив данных можно изучать лишь на основе выборочного метода.

При определении путей выборочной обработки переписи исследователи провели выборочный эксперимент на материалах Ярославской и Воронежской губерний, поскольку Ярославская принадлежала к промышленно развитым губерниям и имела значительное число рабочих, а материалы Воронежской губернии дают представление о рабочих сельскохозяйственного района. При этом было решено взять несколько выборок. Так, из первичных материалов Ярославской губернии механическим способом были отобраны каждые десятая, двадцатая и сотая анкеты (10, 5 и 1 %-ные выборки). Исходя из анализа распределений признаков в выборках различных объемов, определялся оптимальный вариант, обеспечивающий репрезентативность анализируемых данных. Расчеты показали, что достаточно точное (с вероятностью 95 %) представление обо всех параметрах социальных слоев рабочего класса дает 5 %-ная выборка. Вместе с тем обнаружилось, что сравнительно небольшая часть рабочих – рабочие, занятые в сфере общественного управления на производстве, - в 5 %-ную выборку практически не попадала. Тогда доля отбора для этой категории была увеличена См.: Дробижев В.З., Соколов А.К., Устинов В.А. Рабочий класс Советской России в первый год диктатуры пролетариата. М., 1975.

(по некоторым губерниям обрабатывались сведения обо всех рабочих данной группы).

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.