WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

Таким образом, участия Кривоножкина в предварительном сговоре на убийство потерпевшего суд не установил. Вместе с тем, квалифицировав действия осужденных по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку совершения убийства с особой жестокостью, суд исходил из того, что осужденные наносили множество ударов и ранений потерпевшему с целью убийства. Однако сама по себе множественность причиненных потерпевшему телесных повреждений не свидетельствует об особой жестокости убийства.

По смыслу уголовного закона признак особой жестокости убийства наличествует, если убийство совершалось способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий, в данном случае нанесение большого количества телесных повреждений, и если умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Поскольку суд не установил того, что избранный осужденными способ убийства был связан с причинением потерпевшему особых страданий путем нанесения большого количества телесных повреждений, следует признать, что по п. "д" ч. ст. 105 УК РФ они осуждены необоснованно.

Следующий пример. Лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий – развязывания драки, учинения расправы, совершения акта мести, не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны.

Гражданин И. в составе группы с целью выяснения отношений с другой группой лиц участвовал в подготовке драки:

ездил к будущим потерпевшим домой, заранее расставил автомашины таким образом, чтобы свет их фар затруднял видимость поджидаемым людям, принес оружие, которое затем применил при нападении. В результате произведенных И. выстрелов был смертельно ранен один человек из противостоящей стороны, а трое получили телесные повреждения с причинением различного вреда здоровью. Суд первой инстанции квалифицировал действия И. по п. "е" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п.

"е", "н" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Далее. Следует обратить внимание, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении, независимо от того, что некоторые из участвовавших не были привлечены к уголовной ответственности в силу недостижения возраста уголовной ответственности или ввиду невменяемости.

Так например, лицо, скрывшееся от органов следствия, и З. с целью завладения деньгами потерпевшего незаконно проникли в квартиру последнего, где лицо, скрывшееся от следствия, на глазах у З. нанесло потерпевшему удары палкой по голове.

В это время З. завладел деньгами и имуществом потерпевшего.

Органы предварительного следствия и суд квалифицировали действия З. по п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

См. : О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 27.12.2002.

Судебная коллегия оставила приговор без изменения, согласившись с выводами суда первой инстанции о том, что хотя сам З. и не применял насилия, но, участвуя в выполнении объективной стороны состава преступления, т.е. являясь соисполнителем, воспользовался примененным другим лицом насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, чтобы завладеть его имуществом.

Президиум Верховного Суда РФ признал ошибочным решения судебных инстанций, указав следующее.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Установлено, что З. и лицо, скрывшееся от органов следствия, действительно имели сговор на завладение деньгами потерпевшего. Однако каких-либо данных о том, что они договорились о применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия, суд в приговоре не привел.

Кроме того, судом не установлена осведомленность З. о наличии у лица, скрывшегося от органов следствия, палки, которая будет использована при нападении на потерпевшего. Сам З. насилия, опасного для жизни или здоровья, к потерпевшему не применял.

Таким образом, телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, с применением палки потерпевшему были причинены лицом, скрывшимся от органов следствия, без договоренности с З.

Относительно правил квалификации преступлений следующей из рассмотренных ситуацией является.

Граждане А. и М. по предварительному сговору между собой решили похитить чужое имущество. Выбрав дом и полагая, что в нем никого из жильцов нет, они проникли в летнюю кухню, где оказалась хозяйка дома. А. потребовал от нее лечь на пол, после чего принесенным с собой металлическим предметом нанес ей удары по плечу и голове и связал. Затем А. и М.

вошли в жилое помещение дома и похитили различное имущество.

Районным судом оба виновных осуждены по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам краевого суда приговор в отношении М. изменила, его действия переквалифицировала на п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

С учетом изменений, внесенных в приговор судом кассационной инстанции, А. признан виновным в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище и с применением предмета, используемого в качестве оружия, а М. – в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище.

Тем самым суд второй инстанции, признав необходимым переквалифицировать действия М. с п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст.

162 УК РФ на п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, ошибочно оставил без изменения квалификацию содеянного А.

В результате последний был осужден и по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ, т.е. за разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, хотя одновременно суд кассационной инстанции установил со стороны А. эксцесс исполнителя совершения разбоя, что повлекло необходимость переквалификации деяния М.

Следовательно, признание А. виновным в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с М. противоречит приведенным выводам и решению суда второй инстанции.

Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений осуждение А. по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

В заключение рассматриваемого вопроса представляется необходимым проанализировать преступления против общественной безопасности и общественного порядка.

Зарубежные и отечественные философы, политологи, историки, государствоведы, психологи, юристы систематизируют и классифицируют терроризм на разных срезах, предлагая специфические критерии классификации, что, естественно, отражает многомерность и сложность этого явления. При всем многообразии и иногда несовместимости подходов такая многогранность исследования проблемы позволяет, в свою очередь, ученым-юристам с наибольшей обоснованностью выявить общественную опасность терроризма и те его признаки, которые значимы в уголовно-правовом аспекте, для придания им юридического характера признаков состава преступления.

В соответствии ч. 1 ст. 205 УК РФ законодатель предусматривает ответственность за террористический акт – т.е. совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях – наказываются лишением свободы на срок от восьми до двенадцати лет28.

Объектом терроризма является общественная безопасность. Понятие безопасности определено в ст. 1 Закона РФ "О безопасности" как "состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз".

Жизненно важные интересы – совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.

К основным объектам безопасности относятся: личность – ее права и свободы; общество – его материальные и духовные ценности; государство – его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность29.

В ряде специальных законов в том же смысле употребляются понятия международной, экономической безопасности, пожарной, радиационной, эпидемиологической и других видов безопасности общества30.

В юридической литературе безопасность определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от негативных последствий явлений социального, природного или технического характера, а также поддержание уровня этой защищенности.

В ред. Федер. закона № 153-ФЗ от 27.07.2006.

См. : О безопасности : закон РФ № 2446-1 от 05.03.1992 (в ред. № 128-ФЗ от 25.07.2006).

См. напр. : О Федеральной службе безопасности : федер. закон № 40-ФЗ от 03.04.1995 (в ред. № 152-ФЗ от 27.0.2006); О пожарной безопасности : федер. закон № 69-ФЗ от 21.12.1994 (ред. от 02.02.2006); О безопасности гидротехнических сооружений : федер. закон № 117-ФЗ от 21.07.1997 (ред. от 09.05.2005); О радиационной безопасности населения : федер. закон № 3-ФЗ от 09.01.1996 (ред. от 22.08.2004).

Общественная безопасность как объект преступлений – это система общественных отношений по поводу создания и поддержания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов.

Особенность этого объекта заключается в том, что безопасные условия существования общества слагаются из безопасности, неприкосновенности каждого члена общества, его имущества, нормальной безопасной деятельности государственных и общественных институтов. Это, в свою очередь, затрудняет разграничение терроризма с преступлениями против личности, собственности, порядка управления и др. Кроме того, данное обстоятельство ставит вопрос о наличии основного и дополнительного объектов терроризма.

Автор, анализируя эту проблему, справедливо считает, что общественной безопасности как объекту терроризма присущ комплекс отношений по защите личности, материальных ценностей, социальных институтов, окружающей среды и др. Посягательство на общественную безопасность неизбежно связано либо с угрозой этим благам либо с причинением им реального вреда. Из этого тезиса делается вывод об отсутствии при посягательствах на общественную безопасность дополнительного объекта, что подтверждается анализом механизма причинения вреда общественной безопасности", т.е. без взрыва, поджога, угрозы не может быть самого терроризма, а эти действия, в свою очередь, невозможны без причинения вреда личности или собственности или хотя бы угрозы его31.

Так например, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела кассационные жалобы осужденных Б. и С., адвокатов P.P. Гегия, Д.В. Курепина, Е.В. Мокина, Е.В. Васильева, потерпевшего М. на приговор Красноярского краевого суда от 15 июня 2004 г., которым С., имеющий несовершеннолетнего ребенка, неработавший, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 30 ч. 1, 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "е", "з" УК РФ на 8 лет; по ст. 33 ч. 4, 205 ч.

1 УК РФ – на 5 лет. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 9 лет в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ С. оправдан за отсутствием состава преступления.

Гражданин Б., имеющий двух несовершеннолетних детей, работавший директором ООО "Техпромстрой", несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 30 ч. 1, 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 205 ч. 3, 222 ч. 3, 316 УК РФ он оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Гражданин С. осужден за подстрекательство, т.е. за склонение другого лица к совершению приготовления к убийству М. по найму, общеопасным способом и к совершению терроризма.

Гражданин Б. признан виновным в пособничестве в приготовлении к умышленному убийству М. по найму общеопасным способом.

Преступления не доведены ими до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

Как указано в приговоре, преступления они совершили в период с первой половины сентября по 21 декабря 2001 г. в городе Красноярске.

В судебном заседании С. и Б. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный С. с приговором не согласен. По мнению осужденного, дело в отношении его сфабриковано в результате провокаций, организованных против него "влиятельными политическими силами и оборотнями в погонах", в частности Назаровым и Живицей А., заинтересованными в лишении его свободы, связи с которыми он в инкриминируемый ему период не имел. По мнению осужденного, суд не дал должной оценки активной деятельности Назарова и Живицы А. по фабрикации материалов уголовного дела в отношении его. Кроме того, осужденный обращает внимание на то, что судом не дано никакой оценки и показаниям М. о том, что Живица после взрыва школы предлагал ему дать показания против С.

Приговор, как указано в кассационной жалобе, основан на противоречивых доказательствах и предположениях суда. В приговоре суд сослался на недопустимые, по мнению осужденного, доказательства, к которым он относит показания свидетеля Зевакиной, а также "залегендированных свидетелей".

Осужденный обращает внимание на необъективность как предварительного, так и судебного разбирательства, на прямую личную заинтересованность суда в исходе дела, а также на применение недозволенных методов следствия психологического характера в отношении Б., оговорившего его в силу изложенного. Необъективность предварительного следствия он объясняет неприязнью к нему Назарова.

Гражданин С. ссылается и на его оговор со стороны Д., под воздействием недозволенных методов следствия в отношении последнего. Он утверждает, что по делу не доказано, когда и при каких обстоятельствах он привлек Б. к убийству М.

Оспаривая вывод суда о том, что он заказал П. убийство "своего друга" в Москве, С. ссылается на алиби, в соответствии с которым он в это время (в первой половине сентября 2001 г.) был в г. Красноярске.

Осужденный также считает, что по делу не нашел своего подтверждения и мотив инкриминированного ему преступления – в связи с неприязненными отношениями. Недоказанным С. считает и мотив инкриминированного ему терроризма.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.