WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Однако Италия не смогла полностью использовать преимущества продолжительного периода динамического развития 80-х гг. для лечения хронических болезней национальной экономики - кризиса государственных финансов и связанного с ним гигантского государственного долга, бюджетного дефицита, высокой инфляции. Если в конце 70-х гг. ее государственный долг составлял % ВВП, то в начале 90-х он достиг 108 %. Острота хронических для страны проблем и вера в то, что только внешний фактор станет мощным стимулятором процесса модернизации, привели к тому, что Италия стала одним из активнейших участников европейского интеграционного процесса. Осенью 1992 г. Италия подписала Маастрихтский договор о создании Европейского экономическо го и валютного союза, хотя условия в нем были очень жесткие: дефицит государственного бюджета - не более 3 % ВВП, государственный долг - не более % ВВП, годовая инфляция - не выше 1,5 %.

Выполнение этих условий потребовало от Италии энергичных и решительных действий в финансово-экономической сфере. В первой половине 90-х гг. они сводились прежде всего к проведению политики жесткой экономии: существенное сокращение расходов на социальные нужды, усиление налогового пресса и ужесточение мер по сбору налогов, свертывание государственных программ по медицинскому обслуживанию и пенсионному обеспечению. Принятый в 1993 г. "Декрет об экономическом маневрировании" предполагал увеличение практически всех существующих сборов и введение новых налогов. Были урезаны возможности роста зарплаты для работников государственного сектора - прибавка зарплаты не должна была превышать запрограммированный уровень инфляции. Наконец. был поставлен вопрос о приватизации части государственной собственности. В 1993 г. началась продажа акций промышленного гиганта ИРИ, а в 1995 г. - ЭНИ (лидер нефтегазовой промышленности). В перспективе государство намерено отказаться от управления всем энергетическим комплексом. В результате принятых мер дефицит государственного бюджета в 1995 г.

снизился до 7 % ВВП, а инфляция - до 5 %. Но этого было недостаточно, чтобы оказаться в "первом эшелоне" стран, входящих в зону "евро" в 1999 г. Поэтому во второй половине 90-х гг. реформа хозяйственного управления в Италии была продолжена. Полной или частичной приватизации подверглось более 30 крупнейших предприятий госсектора - "Телеком", несколько ведущих банков, национальная сеть железных дорог. В соответствии с рекомендациями ЕС была изменена банковская система, в практику были введены модели универсального банка и различные типы инвестиционных фондов. Реформа заметно оживила рынок капитала и привела к сокращению сферу теневой экономики. Намечается административная реформа регионального управления, дающая больше прав местным органам власти при проведении экономической и социальной политики. В 1996-1997 гг. меры по оздоровлению государственных финансов были продолжены. Улучшение мировой экономической конъюнктуры и благоприятная динамика трудовых издержек относительно роста цен и производительности труда позволили Италии в 1997 г. снизить инфляцию до 1,5 %, а дефицит государственного бюджета до 3 %. В январе 1999 г. Италия в числе других 11 стран вошла в европейскую валютную зону. Проблема, однако, заключается в том, удастся ли Италии надолго сохранить положительную динамику денежнофинансовых показателей. Политика жесткой экономии порождает социальную напряженность, а безработица продолжает оставаться на очень высоком уровне - 12 % активного населения.

Таким образом, можно сказать, что Италия, с одной стороны, все глубже вовлекается в процесс европейской интеграции, что требует конвергенции ее экономических структур и методов управления со структурами и методами, преобладающими в странах-лидерах ЕС, а, с другой стороны, ей необходимо выработать собственную модель экономики, учитывающую национальные особенности страны.

4.2. Политическая борьба. Кризис партийной и государственной системы Итальянской республики.

Изменения, происшедшие в экономике Италии в 80-90-х гг. очень значительны, но они не идут ни в какое сравнение с переменами в ее партийной и государственной системе. Как образно пишет исследователь истории Италии Левин И. Б.: "Однажды, проснувшись, итальянцы не узнали собственного полити ческого ландшафта: на 70 % обновленный парламент, ни единого (!) знакомого лица в правительстве, совершенно новые названия партий и их комбинаций".

Конечно, такому финалу предшествовал длительный период, наполненный драматическими событиями.

Как указывалось выше, уже в конце 70-х гг. стало ясно. что политическая система итальянской республики, сложившаяся после войны, не способна выполнять задачи, выдвигаемые современностью. Органический порок этой системы, напоминаем, заключался в том, что она опиралась на неоспоримое господство на политической арене единственной партии - ХДП, которая правила то в одиночку, то в компании с младшими партнерами. Итальянские политологи называли этот феномен национальной политической власти "несовершенная двухпартийность" или "блокированная демократия". В условиях жесткого противостояния двух партий - ХДП и ИКП - резко возросла роль мелких промежуточных партий, которые за "лояльность" ХДП требовали себе выгодные посты и должности. Получая довольно незначительный процент голосов избирателей, они тем не менее были широко представлены в госаппарате, в руководстве банков и предприятий. Профессионально-деловые качества при этом, разумеется, не имелись в виду. В ходу был "Учебник Ченчелли" - специальное пособие, составленное профессионалом-статистиком, устанавливавшее до сотых долей, сколько и каких должностей полагалось каждому из течений внутри ХДП, а их бывало в разные периоды до 10-12. Параллельно шел процесс перерождения политических партий и укреплялись связи с мафией.

В течение 80-х гг. ХДП продолжала прилагать все усилия, чтобы сохранить центральное место в политической системе Италии, по сути, ничего не меняя в своей программе. Но тщетно. Кабинеты падали один за другим, правительственные кризисы продолжались по 1,5-2 месяца.

Из ведущих политических партий страны, пожалуй, только ИКП довела до логического конца свое реформирование, что позволило ей выйти из всех ис пытаний с наименьшими потерями. В сущности. процесс ревизии ценностных коммунистических установок ИКП начала давно. В результате между ИКП и КПСС существовала натянутость отношений, перешедшая потом в открытую конфронтацию. ИКП не одобрила ввод советских войск в Венгрию и Чехословакию, резко осудила вторжение в Афганистан и окончательно разорвала отношения с КПСС после введения военного положения в Польше. Но главное, что вызвало резкую критику со стороны КПСС, было то, что ИКП опиралось на собственную идейно-теоретическую базу, в основе которой лежали не ленинские идеи, а идея А. Грамши. Э. Берлингуэр, сыгравший огромную роль в реформировании ИКП, не довел дело до конца (он умер в 1984 г.), но этот процесс уже было невозможно остановить. В апреле 1986 г. последовало заявление руководства ИКП, что партия выбирает "европейский путь" развития и отныне считает себя составной частью "европейских левых". На XIX (чрезвычайном) съезде в 1990 г. ИКП принимает решение "начать учредительный процесс создания на базе ИКП новой политической организации левых сил с полной сменой программы, названия и партийных символов". Это решение одобрили 67 % депутатов съезда, за частичное обновление ИКП высказались 30 %. В феврале 1991 г. ИКП преобразуется в Демократическую партию левых сил (ДПЛС) и подает заявление о приеме в Социалистический Интернационал. В настоящее время лидером партии является Массимо дАлема. Реформа партии не проходит без известных потерь: она сокращается численно (впрочем, в ней и сейчас около 700 тыс. человек) и теряет часть электората. Но, как показали последующие события, ДПЛС удается сохранить достаточно прочные позиции в новой партийно-политической системе Италии.

Совершенно иначе складывается судьба других ведущих партий - ХДП и ИСП. Решающий момент их кризиса наступил в начале 90-х гг., когда разразившиеся политические скандалы, вскрывшиеся аферы со взятками огромных размеров, в которых оказались вовлечены эти партии и их лидеры, государст венные чиновники и бизнесмены, вызвали в Италии "политическое землетрясение". Опубликованные прокуратурой в начале 90-х гг. данные, добытые в результате так называемой операции "Чистые руки", повергли итальянцев в шок:

следственные дела были заведены на несколько тысяч человек, в том числе, на каждого шестого министра и каждого четвертого депутата, на мэров Рима, Милана, Неаполя и других крупных городов. На скамье подсудимых оказались политические деятели такого калибра, как один из лидеров ХДП Д. Андреотти (он семь раз был премьер-министром, девять раз членом правительства и одиннадцать раз депутатом парламента) или лидер ИСП Б. Кракси. Подсудимых обвиняли по ряду статей уголовного кодекса, а ущерб, нанесенный ими государству, оценивается в 300 трлн. лир (150 млрд. долларов). Присутствуя при разоблачениях одно сенсационней другого, итальянцы убеждались, что система формирования их правящей политической элиты требует немедленного и радикального обновления. Итальянские политологи заговорили об окончании периода Первой республики и переходе ко Второй.

Кризис системы традиционных партий вызвал необходимость преобразования избирательной системы страны, причем инициатива пересмотра закона о выборах исходила от совершенно новых формирований. Суть этих перемен заключалась в переходе от пропорциональной системы голосования к почти мажоритарной. Изменения коснулись механизма голосования, критериев формирования списков кандидатов, порядка определения мест в одномандатных округах, границ избирательных округов. Был утвержден новый порядок проведения избирательных кампаний. Он затрагивал такие вопросы, как получение доступа к СМИ, затраты на предвыборную кампанию, государственное возмещение этих затрат и пр.

Парламентские выборы 1992 г., в сущности, были последними выборами Первой республики, а выборы 1994 г. отразили совершенно новый расклад сил.

На политическую авансцену вышли такие организации, которые раньше были не слишком заметны или же вообще не существовали: ИСД - Национальный альянс, Лига Севера (ЛС) и образованная буквально накануне выборов известным телемагнатом и предпринимателем Берлускони новая партия "Вперед, Италия!" Партия ИСД - Национальный альянс, о которой уже говорилось, хотя и продолжала стоять на крайне правом фланге, к этому времени видоизменила свой облик. Ее новый лидер Джанфранко Фини оказался достаточно гибким политиком, чтобы сделать партию приемлемой для "консервативно настроенного буржуа, не желающего радикальных перемен". И хотя ее питательной средой продолжали оставаться служилый люд, чиновники, безработная молодежь, маргинальные слои и пр., ИСД-НА в новых условиях хотела абстрагироваться от прежнего неофашистского облика и таким образом пробраться к власти. В январе 1995 г. ИСД вообще официально самораспустилось и остался только Национальный альянс, который провозгласил себя не столько приемником ИСД, сколько новой партией, чтущей свободу и демократию. В программном манифесте НА даже признавалась историческая роль антифашистов, включая Грамши.

Лига Севера (лидер Умберто Босси) - относительно новой и своеобразное формирование, нечто среднее между политической партией и митинговопочвенническим движением. Лига взяла на вооружение националпатриотические, по сути расистские, лозунги: против "засилья" южан, за расширение полномочий областного самоуправления и сокращения власти центра и др. Лидеры Лиги утверждали, что трудолюбивые и бережливые северяне вносят непомерно много в государственную казну, а эти деньги уходят "ленивым южанам" и таким образом поощряется паразитизм и мафиозные нравы на Юге. На выборы 1994 г. Лига шла с требованием превращения Италии в федерацию трех почти самостоятельных республик - Падания, Этрурия и Республика Юга. Позже Лига стала требовать полной самостоятельности северных областей ("госу дарство Падания"). Социальная база Лиги - мелкие и средние предприниматели, торговцы, ремесленники (это группы, которые особенно негодуют по поводу несправедливых налогов), но у нее есть немало сторонников и среди рабочих, фермеров, служащих.

Но самой оригинальной из новых формирований Италии 90-х годов оказалась партия С. Берлускони "Вперед, Италия!" "Виртуальная партия", "партияпризрак" - так часто называли ее газетчики, имея в виду, что у нее ничего нет, кроме названия и вождя. Однако это не совсем так. С. Берлускони, выходец из зажиточной ломбардской семьи, разбогател на строительных подрядах в Милане в 60-х годах, позже создал три телевизионные компании (85 % объема коммерческого вещания, 45 % зрительской аудитории) издательскую группу (второе место в Европе), финансовую корпорацию "Фининвест", а также, что немаловажно, собственную футбольную команду "Милан", одну из самых популярных в стране. Даже название его партии - это клич миланских фанатов. Наблюдатели единодушно сходятся в том, что "Вперед, Италия!" выразила чувства и настроения весьма разных слоев населения, напуганных и выбитых из колеи обвальным характером кризиса всех традиционных партий. Программы у Берлускони, в сущности, никакой не было. Все наболевшие проблемы страны он собирался решить с помощью универсального рецепта: "больше рынка - меньше государства", но он завоевал многих избирателей броскими лозунгами - "Я создам миллион рабочих мест", "Домохозяйкам будет выплачиваться зарплата", "При мне не будет повышения налогов", "Я разбогател - Италия разбогатеет, если меня выберут" и т. д. Типично популистские лозунги, но принесли свои плоды.

Парламентские выборы в марте 1994 г. были необычными. Впервые в послевоенной истории Италии в выборах не участвовала как единое целое ХДП.

Она распалась и ее отдельные группировки, в зависимости от политических настроений, примкнули к разным блокам. Мажоритарная система с голосованием в один тур сразу же вынудила участников борьбы сгруппироваться в две "команды". Партии левого направления составили Блок прогрессистов (ДПЛС, ИСП, "зеленые", Демократический альянс - группа левых демохристиан и Партия коммунистического преображения - остатки бывшей ИКП, в основном "твердокаменные марксисты-ленинцы"). Правые партии сформировали блок Полюс свободы ("Вперед, Италия!", Лига Севера, Национальный альянс). Были попытки образовать нечто вроде центра из остатков ХДП (Пакт ради Италии, Народная партия), но они особого успеха не имели. Результаты выборов в марте 1994 г. оказались ошеломляюшими. Блок правых партий "Полюс Свободы" завоевал 42,9 % голосов, половину из которых получила "Вперед, Италия!", блок прогрессистов - 34,4 %, из них ДПЛС получила 20,4 %. Партии центра собрали 15,7 %.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.