WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

Следовательно, наш обзор разнообразных позиций оказывается полезен в том отношении, что между историей и философией как в историческом, гак и в строго логическом плане существуют очень важные точки соприкосновения. Продолжим же наш опыт истолкования, опираясь на Канта, справедливо утверждавшего, что философия — наука "о последних целях человеческого разума". Как таковая она отвечает на вопросы: "Что я могу знать7 Что я должен делать На что я могу надеяться Что такое человек" (10). Но разве история не должна отвечать на вопросы: Что могли знать наши предки, и что будут знать потомки В чем суть надежд настоящего, прошлого и будущего Что думали о себе наши предки, и что мы должны думать о них, о себе и потомках, и что будут думать о себе и всех нас потомки Может показаться, что цели истории здесь чересчур расширены и преувеличены, но, как писал Гегель, "история должна охватывать то, что есть и то, что было" (11). С другой стороны, он же утверждал, что история философии занимается тем, что не стареет, что продолжает жизнь. Но эту же мысль можно отнести и ко всеобщей истории.

Человек так часто переносит воспоминания о прошлом в самое отдаленное будущее (например, представления о "Золотом.Веке" на заре человечества — основа всех мессианско-утопических построений). Прав Аббаньяно, настаивающий на том, что переход от прошлого к будущему и от будущего к настоящему составляет основу человеческого бытия.

В книге "Культура и этика" А. Швейцер распространяет кантовскую мысль чуть ли не до крайних пределов, в частности, дополняя ее такими вопросами: "Бесконечен ли мир В чем счастье человека Что такое красота, любовь, героизм" (12). Но относится ли это к историографии Не может не относиться, если ставить во главу угла историю идей, историю "человеческого духа". Без решения подобных проблем в обшем плане нельзя изучать эволюцию свободной человеческой мысли, роль личности и личностей, а также массовые движения в истории.

Но есть и другие общие аспекты. Так, согласно Канту, философское умозрение, исходя из факта, вопрошает: как этот факт возможен То же самое происходит или, по крайней мере, должно происходить в историографии. Таков, например, анализ роли конкретной личности в истории, скажем, Дмитрия Самозванца, воплотившего в себе западноевропейский и восточноевропейский мир, элитарную и народную культуру и стремившегося гармонично осуществить идеалы Ренессанса и народные чаяния. Для подобного анализа совершенно необходим философский подход. Разница лишь в том, что исторические факты подлежат проверке в рамках исторической дисциплины, а затем философски осмысливаются. Философский же материал можно с самого начала изучать умозрительно, хотя обращение к истории часто оказывается наиболее целесообразным и наиболее продуктивным.

Следовательно, философия и история образуют своеобразное, хотя, может быть, и ассимметричное единство, которое зиждется на призвании человека и эволюции его мысли. Недооценка историографии как "философской" науки — явление весьма распространенное, которое объясняется социологизацией наук в духе Огюста Конта, а еще ранее их рационализацией в эпоху Просвещения. Многие историки до сих пор убеждены, что они имеют дело только с фактами и часто не замечают их разрозненность, неточность и даже "нефактичность". С другой стороны, философы не доверяют эмпиризму (скорее эмпирическому аспекту историографии) и недостаточно занимаются теоретическими исследованиями в области истории.

Р. Дж. Коллингвуд пытался найти золотую середину между непрерывной исторической изменчивостью и теоретической философией, примирить воображение с абстракцией, поставить знак равенства между теоретическим познанием и историческим созиданием. Особого внимания заслуживает его положение, что история познаваема лишь постольку, поскольку она является историей мысли. Для него равно значимы философская логика и фактическая подтверждаемость теоретических выводов (13), Историки философии и историографы, как уже говорилось, обращаясь к прошлому, рассматривают проблемы, в той или иной мере значимые для последующей истории человечества хотя современная постановка проблем и их решение существенно иные. Нельзя изучать историю, историю философии, равно как и историю историографии, не исходя из как можно более широкой и гибкой шкалы ценностей, выявленных в процессе познания и исторического развития человечества.

Ценности как аксиологические и/или философские категории или нормы, определяющие смысл жизни и истории, отношения личности и общества, человека и природы, лежат в основе идеалов и тем самым образуют нравственно-эстетический аспект истории. Это прежде всего относится к нравственному совершенству, являющемуся одновременно идеалом эстетического, критерием оценки прекрасного и доставляющим человеку наслаждение в искусстве, философии и истории. Это хорошо сознавал Ф Шиллер: "Плодоносна и широка область истории: в ее пределах лежит весь нравственный мир" (14).

Все сказанное позволяет, как мне кажется, сделать следующие выводы:

1) проблемы истории и историографии формируются в ходе повседневной и исторической эволюции человечества, особенно в процессе познания — научного и философского;

2) в известном смысле философия — что история, историография — часть философии, ибо рассматриваемые дисциплины заключают в себе единое метафизическое зерно;

3) один из элементов, позволяющих видеть в философии и истории смежные и родственные дисциплины — нравственно-эстетический аспект.

единящий их одновременно с искусством:

4) проблема единства видов и продуктов творческой деятельности человека стоит особенно остро на рубеже тысячелетий, когда столь настоятельна гармонизация знаний человечества и видов его духовной деятельности ЛИТЕРАТУРА И ПРИМЕЧАНИЯ (1)Философские проблемы исторической науки. М. 1969. С.9.

(2)Кант И. Собр соч. в 8 томах, М., 1994 Т. 3. С. 608 - 609.

(З)Ортега-и-Гассет X. Тема нашего времени // Ортега-и-Гассет X. Что такое философия М. 1991.

(4)Кант И Собр соч в 8 томах М, 1994 Т. 5 С. 134-135.

(5)Библер В. С..Век.Просвещения и критика способности суждения..Дидро и Кант. М., 1997.С 37.

(6)Ортега-и-Гассет X. Указ соч. С. (7)Aron R Introduction a la philosophic de I histoire. P., 1938.

(8)Abbagniano N. L esistensialismo positivo Torino, 1938.

(9)Шиллер Ф. Что значит изучать всемирную историю и с какой целью изучают ее // Шиллер Ф. Полн собр. соч. Спб.. 1893. Т. 5. С 149.

10) Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С 331 -332.

11) Гегель Г. Соч. в 14 томах. М-Л., 1935. Т. 8. C.IO.

(12)Швейцер А. Культура и этика. М,1973.

(13) Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. Автобиография. М.,1980.

(14)Шиллер Ф. Философские письма// Шиллер Ф. Полн. собр. соч. СПб., 1893- Т.З. С.

А. А. Исаев Р. Дж. КОЛЛИНГВУД:

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ Отсутствие очевилного оправдания усилий, связанных с пониманием внешних опыту, трансцендентных сущностей вынуждает познающего "придумывать" себе основания, в пределах которых возможна хоть какаянибудь предсказуемость. Если не срываться в самоудовлетворенность некоего "неклассического" подхода, сделавшего собственным кредо изящную словесность интерпретаций исходных и потому подверженных какому угодно отношению текстов, то надо признать, что никакого неклассического "философствования из избытка"(1) быть не может.

Философствование является адекватным своему предназначению, если выражает "соответствование бытию"(2) - в стремлении соответствовать бытию, невозможно ощущать "избыток" понимания или каких-либо иных I потенций. Приняв же определение "классической философии" как "философствования из недостатка" (3), необходимо признать, что это и есть единственно возможное философствование как имеющее онтологический статус стремление к завершенности конкретно-личного бытия, все остальное - корпоративный опыт Философствование - это всегда речь от своего собственного имени, в ее содержании нет и тени целесообразности, и даже смысла, природа которого всегда социальна. Философствование конституируется как конкретно-личная обращенность бытию. Способность философа поддерживать данную обращенность и определяет его философскую состоятельность.

Познание природы самой мысли в ее истории, осуществленное Р.Дж.Коллингвудом, имело достаточные шансы стать философствованием из избытка и прежде всего - "избытка" эрудиции. Однако на деле мы имеем самодостаточный опыт мышления, не считающего возможным невнимание к "истории как науке", даже если ее объектом является такое неэмпирическое свидетельство прошлого как мысль. Известно, что философия представляет собой постановку проблем и опыт их решения. Философия проблематична по природе своей, и ее существование обусловлено приоритетностью вопроса, а не констатирующего утверждения, не предполагающего состояние вопросительности (4). "Подлинными "единицами мысли",- пишет Р.Дж.Коллингвуд, - являются не предложения, а нечто более сложное, в котором предложение служит ответом на вопрос". Истина не есть атрибут отдельных предложений, она - неотъемлемое качество "комплекса, состоящего из вопросов и ответов"(5), при этом вопрос, как можно думать, важнее ответа. Работа "историка", объективированная, прежде всего, в постановке вопросов, напрямую соотносится с собственно историческим элементом историко-философского подхода. Наверное, данное органическое совпадение вопроса как формы самоосуществления философского познания и конституирующего основания истории-науки делает реальным существование "кентавра" истории философии Рассматривая вопрос в качестве предпосылочного условия любого философского предложения, мы делаем, по мнению Р.Дж.Коллингвуда, историческую работу - работу, которую нельзя сделать, не обратившись к историческим методам. Эти методы не самодостаточны и лишены подвижности вне той логики, которую философ называет "логикой вопросов и ответов"(6) - пользуясь ей, Р.Дж.Коллингвуд пришел к выводу, что "любой человек может понять любую философскую доктрину, если сумеет ухватить те вопросы, на которые она отвсчает"(7). Стремление историка философии понять чужую мысль продиктовано не только правилами корпоративной игры, сублимирующими неспособность поддерживать изначальный пафос философского дела, но и собственным настроем исторического подхода:

"История - не знание того, какие события следовали одно за другим. Она проникновение в душевный мир других людей, взгляд на ситуацию, в которой они находились, их глазами и решение для себя вопроса, правилен ли был способ, с помощью которого они хотели справиться с этой ситуацией"(8). Адекватность исторического подхода обусловлена способностью историка (философии) поставить себя на место действующего лица - во временной и историко-культурный контекст, соответствующий данной ситуации. В пределе историческое знание - это знание мотивов поступка, а историко-философское — знание условий, при которых возможно событие мысли. Надо также иметь в виду исторически обусловленное несовпадение слов и их значений, затрудняющее реконструкцию мотивов деятельности и содержания стоящих за ними мыслей, инвариантным при этом остается только вопрос как форма мотивации действий и предпосылочное условие утверждающей себя мысли.

Философ считает метафизику историческим исследованием, задачей которого служит определение особенностей мировосприятия и условий взаимопревращения различных эпох. По мысли Р.Дж.Коллингвуда, философские вопросы историчны и не могут рассматриваться как "вечные" поскольку имеют место присущие конкретной эпохе варианты решения философских проблем, то каждая из них воспринимается как "серия проблем, связанных процессом исторического изменения"(9), хотя это и не отменяет необратимости исторических фактов - они происходят раз и навсегда и потому - лишь однажды.

Экстраполируя индивидуальный, неповторяющийся характер исторических фактов, мы можем использовать ретроспективный характер исторического познания в опыте реконструкции истории мысли.

Исторический факт равен самому себе, он всегда пребывает в собственных пределах, его всегда можно найти в одном и том же хронокультурологическом топосе. Разделяя данный принцип, мы можем "вернуться" к истокам метафизического проекта, начиная с его современного состояния - это путь "от решения к проблеме", а не наоборот. Эксплицируя общее основание исторических фактов и философских проблем, Р.Дж.Коллингвуд утверждает их преимущественно исторический характер:

"Для меня не существовало,- пишет он,- двух отдельных групп вопросов, исторических и философских. Была лишь одна группа - историческая"( 10).

Это означает также и то, что данные факты и проблемы могут быть описаны и решены методами исторического исследования. Преобладание исторического элемента над философским в контексте истории философии, по мысли Р.Дж.Коллингвуда, не отменяет ее собственно философского характера - она остается "открытым" предметом, источником безграничного уточнения старых философских проблем, представляющих динамическое единство инвариантного и вариативного содержания.

По мнению философа, мощное усиление, начавшееся в XVII в., контроля человека нал природой не сопровождалось возрастанием контроля над людскими делами, что проявилось в игнорировании методологии исторического исследования, понятой лишь как компонент научного подхода, не требующий специального рассмотрения. Р.Дж.Коллингвуд, напротив, видит в познании природы историческое предназначение современной философии: "Главная задача философии двадцатого века отдать должное истории"(11), в том числе - и в части разработки методологии исторического исследования, поскольку отождествление исторического метода со средствами естественнонаучного подхода приводит к формированию представления об истории как компиляции - эклектической технике "'ножниц и клея" Р.Дж.Коллингвуд стремится к созданию некоей философии, предметом которой была бы история, понятая по преимуществу как история мысли. Тем самым, если последняя предполагает историю философии, то философ претендует на создание системной рефлексии некоей "философствующей" истории, которую можно определить, в частности, и как "философию истории философии". В этом смысле "историческим" является мышление, которое стремится уяснить содержание персонифицированной мысли прошлого, более того, по мнению Р.Дж. Кол лингву да. "нет ничего, кроме мысли, что могло бы стать предметом исторического знания"( 12).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.