WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

ОТНОШЕНИЕ РИШЕЛЬЕ К ДВОРЯНСТВУ Из “Политического завещания” Ришелье Я говорю, что дворянство надо рассматривать, как один из главнейших нервов государства, могущий много способствовать его сохранению и упрочению. Оно в течение некоторого времени было столь унижено благодаря большому числу чиновников, которых зло века создало в ущерб ему, что оно весьма нуждается в поддержке против посягательств этих людей. Богатство и спесь одних отягчают нужду других, богатых только храбростью, благодаря которой они свободно жертвуют жизнью государству, от которого чиновники получают содержание.

Происходящим из этого сословия свойственна обычная ошибка жестоко обращаться с народом, которому бог, по-видимому, дал руки скорее для того, чтобы добывать пропитание, нежели для того, чтобы защищать свою жизнь.

Весьма важно прекратить подобный беспорядок обуздывающей строгостью, благодаря которой слабые ваши подданные, даже будучи безоружными, имели бы под сенью ваших законов столько же безопасности, как если бы в руках у них было оружие.

Дворянство, засвидетельствовав в войне, счастливо завершившейся миром, что оно унаследовало доблесть своих предков, которой Цезарь отдавал предпочтение перед всякой другой, нуждается в дисциплине, чтобы оно помогло приобрести новую и сохранить прежнюю репутацию и с пользой служить государству.

Хотя дворяне заслуживают того, чтобы с ними обращались хорошо, когда они поступают хорошо, но нужно быть с ними строгим, если они пренебрегают тем, к чему обязывает их рождение. Я без всякого колебания говорю, что те, кто, отстав от доблести предков, уклоняются от того, чтобы служить короне шпагой и жизнью с постоянством и твердостью, коих требуют законы государства, заслуживают быть лишенными выгод своего происхождения и принужденными нести часть бремени народа.

Ввиду того, что честь для них должна быть дороже жизни, их следует карать скорее лишением первой, нежели последней.

Лишать жизни людей, которые ежедневно рискуют ею ради простой фантазии о чести,— меньшее наказание, чем лишать их чести и оставить жизнь, которая для них в таком состоянии является вечным наказанием. Если ничего не следует забывать, чтобы сохранить дворянство в истинной доблести его предков, то в то же время не надо ничего делать, чтобы сохранить за ними владение пожалованными ему землями или же заботиться о возможности для него приобретать новые.

Многочисленные браки, совершающиеся в королевстве в каждой фамилии, тогда как в других государствах вступает в брак только старший, являются одной из истинных причин того, что в короткое время разоряются наиболее могущественные фамилии. Однако если этот обычай приводит к бедности отдельные фамилии, то он настолько обогащает государство, сила которого состоит в массе верных людей, что вместо того, чтобы жаловаться, надо быть довольным им и, вместо того, чтобы изменять его, надо стараться лишь доставить тем, кто благодаря этому обычаю появляется на свет, средства существовать в чистоте сердца, которую они получают от своего происхождения. Этим путем следует отличать дворянство придворное от деревенского.

Придворное дворянство будет весьма облегчено, если будут сокращены роскошь и невыносимые расходы, которые мало-помалу вошли в обычай при дворе, так как несомненно, что подобное распоряжение будет столь же для него полезно, как и все пенсии, которые ему дают.

Что касается деревенского дворянства, то хотя оно и не получит от подобного распоряжения столько облегчения, ибо его нищета не позволяет ему делать излишних расходов, но и оно не замедлит почувствовать результаты этого средства, столь необходимого для всего государства, которое без того не может избежать разорения.

ОТНОШЕНИЕ РИШЕЛЬЕ К НАРОДУ Из “Политического завещания” Ришелье Все политики согласны с тем, что если бы народ слишком благоденствовал, его нельзя было бы удержать в границах его обязанностей. Они основываются на том, что, имея меньше знаний, чем другие сословия государства, несравненно лучше воспитанные и более образованные, народ едва ли оставался бы верен порядку, который ему предписывают разум и законы, если бы он не был до некоторой степени сдерживаем нуждою.

Разум не позволяет освобождать его от каких бы то ни было тягот, ибо, теряя в таком случае знак своего подчинения, народ забыл бы о своей участи и, будучи освобожден от податей, вообразил бы, что он свободен и от повиновения.

Его следует сравнивать с мулом, который, привыкнув к тяжести, портится от продолжительного отдыха сильнее, чем от работы. Но подобно тому, как работа мула должна быть умерена, а тяжесть животного соразмеряется с его силою, то же самое должно быть соблюдаемо и относительно повинностей народа: будучи чрезмерными, они не перестали бы быть несправедливыми даже и в том случае, если бы они были полезны для общества.

Я хорошо знаю, что когда короли предпринимают общественные работы, прав тот, кто говорит, что королям возвращается в виде тальи то, что у них зарабатывает народ. Но можно также утверждать, что народу возвращается то, что у него берут короли, и что народ дает, чтобы снова получить, ибо он пользуется своим имуществом и безопасно стью, которые он не мог бы сохранить, если бы он не содействовал существованию государства.

Я знаю, кроме этого, что многие государи потеряли свои государства и своих подданных потому, что они не держали войск, необходимых для их сохранения, из боязни излишне обременить налогами своих подданных, и что некоторые подданные попали в рабство к врагам потому, что излишне желали свободы под властью их прирожденного монарха. Но есть некоторая граница, которую нельзя перейти, не сделав несправедливости, так как здравый смысл учит каждого, что должно быть соответствие между тяжестью и силами, которые ее подъемлют.

Это соотношение должно быть соблюдаемо как божественный закон, так что, как нельзя считать хорошим государя, берущего от своих подданных больше, чем следует, так нельзя считать всегда наилучшим и того из них, который берет меньше, чем следует. Наконец, как у раненого человека сердце, ослабевшее от потери крови, привлекает к себе на помощь кровь нижних частей организма лишь после того, как истощена большая часть крови верхних частей, так и в тяжелые времена государства монархи должны, поскольку это в их силах, воспользоваться благосостоянием богатых прежде, чем чрезмерно истощать бедняков.

(пер. С. Д. Сказкина) Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории средних веков. Т. 3. М. 1950. С. 179-182.

8. ЮСТ ЛИПСИЙ. ПОЛИТИКА Определение Монархии, разъясняемое по частям. Прежде всего, оба ли пола способны возглавлять государство Однако я не превозношу всякую Монархию без разбора, но лишь истинную и законную. Я определяю ее как ВЛАСТЬ ОДНОГО, ПОЛУЧЕННУЮ СОГЛАСНО ОБЫЧАЯМ ИЛИ ЗАКОНАМ, ПРИНЯТУЮ И НЕСОМУЮ НА БЛАГО ПОДДАННЫХ. В эту формулу, если не ошибаюсь, я включил не только всю суть хорошей Монархии, но и путь к ней. Разделю и поясню свое определение. Прежде всего, я назвал ВЛАСТЬ ОДНОГО, но должен ли это быть мужчина или женщина Любой из них, но больше мужчина, поскольку так требует природа.

Ведь мужчина по своей природе более приспособлен к руководству, чем женщина11.

Также и разум этого требует. Ведь очевидно, что сотворивший нас бог женщинам вложил лукавство в душу, В силе же им отказал12.

И не дал им Постоянства:

Ни одна из женщин не умеет Долго постоянство сохранять13.

Благоразумия им также недостает, и по большей части женская рассудительность хуже14.

А ведь именно это истинные орудия управления. Добавлю сюда пороки [женщин], поскольку сей пол не только непригоден для войн и трудов, но, если дать ему волю, жесток и тщеславен15.

А что сказать о притворстве этого пола Сколь опасно сие для государства! Ведь женщина, потерявшая стыдливость, уже ни от чего не откажется16.

Наконец, такое подчиненное положение [мужчин] слишком позорно и подобно рабству. Мой учитель пишет об одном варварском племени, что над ними господствует женщина: вот до чего они пали по сравнению не только со свободой, но и с подчинением17.

По этой причине женщина, как представляется, достаточно славы подчиняться18.

Вот, однако же, не слабое орудие в защиту слабого пола. В их пользу свидетельствует тот довод, что добродетель ни для кого не закрыта; она всех допускает к себе19.

Она не разбирает ни состояния, ни пола20.

И действительно, разве мы не читали, не слышали, не видели сами, что встречаются превосходные правительницы Твердые, осмот Аристотель, 1 Политика, VIII.

Сенека.

Проперций, II Элегии.

Тацит, XV Анналы.

III Анналы.

IV Анналы.

Германия.

Плиний, Панегирик.

Сенека, письма.

Там же.

рительные, целомудренные: поглощенные мужскими заботами, они освободились от женских слабостей21.

В их пользу говорит также единодушная поддержка некоторых племен. У древних Британцев они распоряжались не только в делах управления, но и на войне. Британцам привычно воевать под предводительством женщин22.

Германцы некогда ценили женщин выше, чем своих мужчин и полагали, что в них есть нечто священное и вещее23.

Поэтому они не отвергали их советов и не пренебрегали их мнением24.

И, считая многих женщин (смеешься ты или хмуришься) провидицами, они дошли в этом суеверии до того, что даже стали видеть в них богинь25.

Таким образом, они полагали, что женщины способны держать скипетр. Я тоже так полагаю, если это не противоречит закону, или обычаю страны.

(Пер. О.Э. Новиковой.) Текст воспроизведен по изданию: Гендерная история Западной Европы: Хрестоматия. Книга V. М., 2007. С. 8-10.

9. РОБЕРТ ПАРСОНС. РАССУЖДЕНИЕ О НАСЛЕДОВАНИИ АНГЛИЙСКОГО ПРЕСТОЛА Часть I Глава III <...> Что же касается царя Давида, то не стоит и говорить о том, каким он был прекрасным государем, ибо как замечают многие образованные люди, он является образцом для всех последующих правителей мира. В отличие от царя Кира, коего Ксенофонт изобразил, согласуясь скорее со своим представлением о совершенном правителе, которого он хотел увидеть, нежели с правдивостью рассказа26, он был таким, как его описывают, и не только в делах религии, благочестия и Тацит, VI Анналы.

Агрикола.

Германия.

Там же.

IV История.

Ксенофонт, Киропедия.

набожности, но и в благородстве, доблести и государственной мудрости. Флорентиец Никколо Макиавелли и прочие нехристианские ученые наших времен лгут, утверждая, что религия и благочестие мешают политике и мудрому управлению, губят или ослабляют дух могущественных людей, творящих великие дела ради общего блага27. Это чудовищная ложь, ибо как свидетельствуют святые, благодать не разрушает и не портит естество, так что тот, кто от природы благороден, мудр и щедр, может стать более совершенным благодаря благочестию и набожности. Все это мы видим в царе Давиде, который, будучи благочестивым, никогда не оставлял дел, подобающих благородному, мудрому и искусному правителю. Прежде всего, он начал с исправления своего двора и государства в соответствии с духом доброй жизни и служения Господу. При этом он опирался на советы и указания Гада и пророка Натана, а также первосвященников Абиафара и Хирама и приближенного жене Емана. Он разделил всех священников на двадцать четыре степени, созвал четыре тысячи певцов с различными музыкальными инструментами под власть Асафа, Емана и других начальников, ставших главами хора. Он снабдил всех придворных царским гербом - львом - в память обо льве, которого он в детстве убил собственными руками. Он учредил монетный двор и установил форму монет, которые там чеканили; установил порядок распределения вспомоществования среди бедных и совершил другие деяния, достойные разумного и благочестивого государя28.

После всего этого он обратился к военным делам, будучи по природе своей доблестным, что проявилось еще в детстве, когда он убил льва и медведя, а также в той храбрости, с какой он вступил в бой с Голиафом. Давид показал себя великим воином и видным полководцем за годы службы у Саула в войне против филистимлян, одержав много побед. Еще больше подвигов он совершил, став царем: завоевал не только филистимлян, но и аморреев, идумеян, моавитян, царей и народ Дамаска и всей Сирии до реки Евфрат, и оставил это страны замиренными своему преемнику29. В одной из книг Писания говорится, как Давид в течение двух-трех лет принял участие в трех или четырех сражениях и сразил более ста тысяч конных и пеших воинов, а в один день от его руки пало восемьсот человек30. Он воспитал по своему по Макиавелли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия, книга II.

1 Пар., 18:7-14; Пс. 22, 25.

2 Царств, 8.

1 Пар., 18.

добию тридцать семь полководцев, способных командовать армиями31.

Однако, невзирая на военные расходы, он заботился о том, чтобы отложить столько денег и ценностей, сколько было нужно для строительства огромного храма, вверенного его сыну Соломону. Кроме доблести и храбрости царя-воителя и полководца, в нем было так много смирения, что он склонился перед пророком Натаном, когда тот пришел упрекать его за прегрешение, и так много милосердия и терпения, что он простил Семея, поносившего его и кидавшего в него камни, когда он бежал32. Среди постоянных трудов и великих дет на благо государства он находил время писать псалмы и семь раз в день возносить молитвы во славу Господню. Он выказал великое благочестие на смертном одре Он жил и умер, как ни один государь до, и вероятно, после него, ибо соединил в себе силу и добродетель, храбрость и смирение, умение управлять и благочестие, благородство и веру. Я говорил о нем дольше, чем рассчитывал, однако ради нашей цели следует заметить, что Господь поставил достойных царей на место отвергнутых Им. <...> Часть II Глава V <...> Во-первых, в наши дни известны два человека из этого дома, кто может действительно потребовать себе корону Англии. Первый из них - лорд Яков VI, нынешний король Шотландии. Он происходит от старшей дочери короля Генриха VII Маргарет, состоявшей в первом браке с шотландским королем Яковом IV. От него она имела сына, Якова V, а тот - леди Марию, мать короля, ныне претендующего на престол.

Второй представитель этого дома, кто может претендовать на корону, - леди Арабелла, происходящая от второго брака той же леди Маргарет с Арчибальдом Дугласом, графом Энгусом. От него последняя родила Маргарет, которая вышла замуж за Мэтью Стюарта, графа Леннокса. Ее второй сын Чарльз, граф Леннокс. А у него от Элизабет, дочери английского рыцаря, сэра Уильяма Кавендиша, родилась Арабелла, что живет сейчас.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.