WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

Таким образом, величайшей выгодой от этого союза, на какую разумно рассчитывать и надеяться, может стать лишь то, что шотландская нация получит привилегии в Англии, станет частою знати духовной и светской, войдет в Тайный совет и получит другие влиятельные должности, дающие им право находиться при короле (ведь иначе нельзя и надеяться на длительный союз и дружбу). А король, как ради собственной безопасности (как уже было сказано), так и из благодарности и любви к собственной нации, союзникам и друзьям, должен будет поставить их вокруг себя на высшие должности и облечь доверием. Это в высшей степени противно натуре англичан. И так малопомалу из-за соперничества и свар, которые будут вспыхивать постоянно между таким множеством наций, король втайне станет оказывать предпочтение своим соотечественникам и усиливать их. Так, мы читаем, что Вильгельм Завоеватель опирался на своих нормандцев, а Кнут Полидор Вергилий. Английская история. Книга 17. Жизнеописание Эдуарда I.

до него - на своих датчан, что вызывало постоянное беспокойство англичан34. Впрочем, в других отношениях оба они были хорошими правителями, и не являлись врагами английской крови; они действовали так лишь ради собственной безопасности. Поэтому невозможно было оставаться нейтральным в соперничестве наций. Если все это, - как мы знаем, - случалось в прошлом, то (говорю я), чего еще можно ожидать сейчас от принудительного соединения наций, по натуре столь противоположных и несклонных к союзу, как англичане, шотландцы, ирландцы, датчане, французы и те, что от них зависят, которым придется укорениться вместе в Англии.

Мы читаем также, что все королевство Испания отказалось признать короля Франции Людовика Святого своим монархом. А ведь было очевидно (и признавалось самими испанцами, как пишет хронист Гарибай)35, что престол принадлежит именно ему по закону наследования, в силу прав его матери, леди Бланки, старшей дочери и наследницы короля Альфонсо IX. Испанцы поступили так лишь потому, что он был французом и, таким образом, мог передать французам высшую власть в Испании. По этой причине они согласились скорее отдать престол Фердинандо III, сыну леди Беренгуэлы, младшей сестры леди Бланки. Это решение в свое время было сочтено мудрым и счастливым (хотя и противоречащим закону наследования по прямой линии). Мы видим, что это решение оказалось успешным, ведь оно соблюдается и по сей день. Что же мы скажем в нашем случае (говорят эти люди), когда король, о котором идет речь - пока еще не Святой Людовик, его права на английский престол отнюдь не так очевидны, как того в Испании, а ненависть между его народом и нашим гораздо сильнее, нежели была тогда между французами и испанцами Так рассуждают эти люди.

Мы также слышали рассуждения цивилиста, о том, как в Португалии умер король дон Фернандо I, оставивший единственную дочь и наследницу, леди Беатрису, супругу Хуана I, короля Кастилии, которой, бесспорно, принадлежало право наследовать престол36. Однако сословия Португалии решили избрать королем незаконнорожденного брата дона Фернандо по имени Жоан, но не признали истинную наследницу Беатрис и управление кастильцев. И это несмотря на то, что кастильцы были гораздо богаче, и Португалия могла рассчитывать на Полидор Вергилий. Английская история. Книга 8 и 9.

Гарибай. Испанские хроники. Книга 20, глава 43.

Гарибай. Испанские хроники. Книга 34, глава 38.

большую выгоду, чем англичане от союза с Шотландией, так как эта страна и нация беднее нас. Вот что эти люди отвечают по данному вопросу. Они отмечают также, что даже римляне со всей их мощью так и не смогли ни установить союз или мир между Англией и Шотландией, ни управлять скоттами и северными ирландцами из Англии. Так что, в конце концов, они были вынуждены отрезать их, построив знаменитый вал, начатый Адрианом и завершенный другими императорами, отделить от Англии и воспрепятствовать их присоединению, что знает весь мир37. Вряд ли какой-нибудь король, живущий в Англии в наши дни, сможет удержать их всех в подчинении, какой бы национальности он ни был. Такова выгода от этого союза.

Что же касается другого довода сторонников Шотландии, а именно установления истинной веры в Англии благодаря королю Шотландии, его противники утверждают, что это - худший довод из всех. Следует принять во внимание, каково состояние религии в Шотландии в наши дни, насколько ее форма отличается или, скорее, противостоит той, что принята сейчас в Англии. Архиепископам, епископам, диаконам, архидиаконам и другим клирикам Англии нужно иметь в виду, что сейчас в Шотландии нет ни одной из этих должностей, там не осталось собора, ни одной коллегиальной церкви с соответствующими рентами и привилегиями. Нашей знати следует помнить в наши дни шотландская знать подчинена нескольким пасторам из простолюдинов, не имеющим своего главы Они в своих синодах и ассамблеях имеют власть призвать к себе или же изгнать из королевства любого знатного дворянина, и нет никакого средства оспорить их решение, если только он не смирится и не унизит себя перед ними. Даже сам король опасается огромной власти популярных у народа пасторов, и соглашается признавать ее. Следует полагать (говорят эти люди), что немногие англичане, какой бы религии они ни были, согласятся принять такого короля из-за его религии, ведь он не может навести порядок у себя дома. На сем довольно о короле Шотландии.

Теперь нам остается перейди к леди Арабелле, второй ветви Шотландского дома. О ее правах уже много было сказано выше, когда речь шла о короле Шотландии и доводах за и против него; они могут быть применены и к ней, ведь она - из того же дома. Однако здесь я кратко, в нескольких словах повторю основные положения за и против ее прав.

Стоу, Анналы. Стр. 54, 59, 95, 76.

Итак, прежде всего, ее сторонники утверждают, что она происходит от вышеупомянутой леди Маргарет, старшей дочери короля Генриха VII, а именно, от ее второго брака с Арчибальдом Дугласом, графом Энгусом. Леди Арабелла отстоит от нее только на три степени родства, ведь она - дочь Чарльза Стюарта, приходившегося сыном Маргарет, графине Леннокс, дочери упомянутой Маргарет, королевы Шотландии. Таким образом, Арабелла - правнучка королевы Маргарет и отстоит от нее на столько же степеней родства, что и король Шотландии. Если исключить его (как утверждают сторонники этой женщины) на основании доводов, приведенных выше, то нет причин (говорят они), по которым эта леди не может вместо него унаследовать престол, как его ближайшая родственница.

Во-вторых, в ее пользу говорится также, что она - англичанка, рожденная в Англии, а ее родители в момент ее рождения были английскими подданными. Поэтому ее право предпочтительнее по отношению к королю Шотландии, как уже было сказано. Это касается и другого важного вопроса. Ведь в случае, если она будет признана, можно не опасаться таких бедствий, как засилье иностранцев или же мятежи и волнения, какие может повлечь за собой передача короны королю Шотландии. Таковы доводы в ее пользу.

Однако против нее другие претенденты и их сторонники выдвигают много весомых аргументов, достойных рассмотрения. Первый из них приводился и против короля Шотландии. А именно, ни он, ни она не относятся к дому Ланкастеров, как следует из генеалогии, приведенной в третьей главе. А поскольку права Ланкастеров, предпочтительнее, чем права Йорков, ни король Шотландии, ни Арабелла не являются ближайшими наследниками. Об этих двух положениях уже шла речь раньше, и я отсылаю вас к ней. Обещаю лишь, что о первом из них, а именно, о том, каким образом король Генрих VII был связан с домом Ланкастеров, я расскажу подробнее позже, когда стану говорить о Португальском доме. Из этого рассказа станет ясно, насколько справедливы претензии потомков короля Генриха на наследование короны или герцогства Ланкастерского.

Второе препятствие для леди Арабеллы состоит в уже упоминавшемся завещании короля Генриха VIII и двух актах парламента, подтверждающих его. Из этого следует, что права дома Саффолков следует предпочесть правам Шотландии.

Третий довод заключается в том, что в доме Саффолков есть еще человек, стоящий на одну степень родства ближе к стволу, то есть к королю Генриху VII, к которому мы должны будем вернуться после смерти нынешней королевы, чем леди Арабелла или король Шотландии. Это - леди Маргарет, графиня Дерби, мать нынешнего графа Дерби. Ее мать - леди Элеонора, дочь королевы Франции Марии, второй дочери короля Генриха VII. Таким образом, леди Маргарет, графиня Дерби, отстоит от него на три степени родства, а король Шотландии и Арабелла - а четыре. Следовательно, она - ближайшая родственница.

А примеры, приведенные ранее, в четвертой главе, ясно показали, сколь высоко в подобных случаях ценилась близость родства, хотя бы и по младшей линии.

Их последний, четвертый и наиболее сильный аргумент против прав леди Арабеллы, состоит в том, что ее линия запятнана незаконным происхождением. Они доказывают это так. Во-первых, вскоре после смерти своего мужа, короля Якова IV, королева Маргарет тайно вступила в брак с неким Стюартом, лордом Эннердейлом. Этот Стюарт был жив еще долгое время после заключения ее брака с Дугласом.

Следовательно, ее второй брак с Дугласом (при жизни Стюарта) не мог быть законным. Они доказывают это и другим способом. Они говорят: очевидно и несомненно то, что Арчибальд Дуглас, граф Энгус, имел другую жену, которая так же была жива, когда он вступил в брак с королевой. Они говорят, что об этих обстоятельствах все знали, и слухи дошли до ушей короля Генриха. Тот послал в Шотландию лорда Уильяма Ховарда, брата старого герцога Норфолка и отца нынешнего лорда-адмирала, разузнать обо всем. Лорд Ховард обнаружил, что все это правда, о чем он не только доложил королю, но и впоследствии много раз говорил другим, в частности, королеве Марии, чьим лордомкамергером он был, и прочим. Они могут быть еще живы и подтвердят это, ссылаясь на слова, которые слышали из уст самого лорда Уильяма. Король Генрих был страшно оскорблен и запретил бы брак между своей сестрой и Дугласом, однако те поженились тайно и осуществили свой брак телесным союзом прежде, чем об этом стало известно, так что предотвратить это было невозможно. Полагают, что именно по этой причине впоследствии король отстранил потомков своей сестры, королевы Шотландии, как говорится в упомянутом завещании. Это касается прав Арабеллы в силу близости родства.

Помимо того, те же люди приводят доводы относительно бедствий для государства. Ведь, по их мнению, признание леди Арабеллы королевой нанесет ущерб королевству. Во-первых, она - женщина, и ей не следует оказывать предпочтение перед всеми мужчинами, которые в наше время претендуют или могут претендовать на корону. Это уж слишком - иметь трех женщин, правивших Англией одна за другой.

Ведь в течение более тысячи лет до того страной не правила ни одна представительница их пола, ни одна за другой, ни отдельно. От короля Сердика, первого короля восточных саксов, до Эгбрайта, первого монарха англичан, более чем за 300 лет, мы не находим ни одной женщины-правительницы. То же самое можно заметить и применительно ко времени от Эгбрайта и до завоевания, составляющего еще почти 300 лет. А за все время после завоевания, то есть, за более чем лет, лишь одна женщина была признана наследницей, а именно, императрица Мод, дочь короля Генриха I. Однако после смерти отца ее отстранили, а на ее место был принят король Стефан. Ее же королевство не принимало до тех пор, пока ее сын, Генрих II, не достиг возраста, когда мог править сам. Тогда он был принят на том ясно выраженном условии, что он будет коронован и станет править сам по себе, он, а не его мать. Такое же условие было выдвинуто вскоре после того и испанцами, когда они признали наследницей леди Беренгуэлу, сестру леди Бланки, племянницу короля Генриха II, о чем уже упоминалось38.

А именно, условие состояло в том, что управлять будет не она, а ее сын Фердинандо, хотя его право пришло от нее. Таким образом, то обстоятельство, что правительница - женщина, всегда имело большое значение, особенно когда имелись мужчины-претенденты, как в нашем случае.

Еще один довод этих людей заключается в том, если эта леди будет признана, то правительницей станет всего лишь чужеземка (если речь идет о ее связи с английской знатью)39. Ее родственники имеются лишь в Шотландии, а в Англии у нее есть только Кавендиши, ее родственники со стороны матери. Поскольку они - незнатная семья, ее великое возвышение вызовет большое недовольство английской знати. А возвышение это неизбежно, если женщина из их семьи станет королевой. Как это снесет знать Англии, сказать трудно. Вот что я слышал о данном вопросе, и обо всем Шотландском доме. На сем я завершу свой рассказ и перейду к остальным домам, которые я уже поименовал.

(Пер. А.Ю. Серегиной.) Текст воспроизведен по изданию: Гендерная история Западной Европы: Хрестоматия. Книга V. М., 2007. С. 11-27.

Полидор Вергилий. Английская история. Книга 11.

Гарибай. Испанские хроники. Книга 12, глава 42.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.