WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |

При приеме учреждения от Благотворительного общества были получены разрозненные на отдельных бумажках заметки. Ныне кое, что сгруппировано; имеется алфавитная книга на всех детей. Платных детей в приюте не имеется. Дети размещены в двух домах, мальчики и девочки отдельно. Размещены дети просторно; имеется большая комната под столовой, которая служит и под занятия в свободное время и спальни. Помещения содержатся чисто, особенно дом для девочек. В приюте имеется школа, это городская школа № 46, она помещается: 2-е отделение в доме отведенном для девочек, и 1-е в доме для мальчиков. Школа просторная и светлая. Во внешкольное время дети находятся под наблюдением воспитателей, которых имеется по 2 в каждом доме. Питаются дети из котла. Режим их таков: утром чай и горячий завтрак, между 12 и часом дня обед из 2-х блюд, в 6 часов ужин (кашица и чай). Кухня содержится чисто и опрятно.

Дети выглядят здоровыми и веселыми, одеты скромно, но в целом не рваном. В свободное от учебных занятий время дети не имеют определенной работы, так как никаких мастерских не имеется, при отделении для мальчиков имеется сапожная мастерская, но в зачаточном состоянии (маленькая комната, работает 1 мастер и 2-3 из детей, но они занимаются только починкой), девочки занимаются по очереди уборкой помещений, помогают на кухне, чистят белье и занимаются некоторыми рукоделиями (вышивают, вяжут). Но определенного занятия для какоголибо дела они не получают. Это обстоятельство крайне беспокоит воспитательский состав женского отделения, так как есть дети, которым по возрасту уже пора уходить из приюта, но не выяснено, куда их определить, так как мастерства не знают, да и по грамотности они слабы. Так как школа при приюте открылась недавно, раньше они или совсем не учились или учились, но очень мало».3. Детский приют № 1 на Русском острове.

Совет Рабочих и Солдатских депутатов обратился 26 сентября 1917 года к городу с таким воззванием: «Страшная и долгая война выбросила на улицу массу детей… С первых дней революции по инициативе Владивостокского Совета Рабочих и Солдатских депутатов произведена была ревизия всех детских приютов и после того постановлено было организовать приют под контролем Совета Рабочих и Солдатских депутатов. В этот приют вошли как питомцы архиерейского приюта на Седанке, в числе 22, так и дети беспризорные (102). Сейчас в этом РГИА ДВ ф.28 о. 1 д. 889 47л.

приюте на Русском острове находится на попечении около 300 детей, большинство из которых дети запасных»Это воззвание призывало горожан, частные и общественные организации помочь молодому приюту. И владивостокцы не подвели. Так Ольгинский уездный исполнительный комитет пожертвовал приюту 35 кусков разного холста. Уссурийский Свято-Троицкий Николаевский монастырь – жертвует мясо, сало.

Приют быстро рос. Так уже в ноябре 1917 года в детском приюте на Русском острове призревается более 350 детей, преимущественно из семей солдат, призванных в ряды войск. Но Совет Рабочих и Солдатских депутатов явно недооценил собственные силы, из-за изменения политической ситуации и ухудшения экономического положения, они уже не могли содержать приют сами. Поэтому в ноябре 1917 года они обращаются к Городской Думе предложением принять детский приют на Русском острове в веденье города. Городская Дума согласилась. Вот, что было написано в ее докладе: «Городская Управа, полагая, что призрение детей является одной из задач Городского самоуправления, считает необходимым предложить на утверждение городской думы переход приюта в ведение города».Детский приют переходит в ведение города. Ухудшающиеся экономическое и политическое положение способствовало большому увеличению числа призреваемы. Так 27 мая 1918 года в приютах призревалось свыше семисот детей. Затраты на содержание такого количества детей город не мог покрывать самостоятельно. Поэтому Владивостокская Дума обратилась в Приморскую Областную Земскую Управу, Отдел общественного призрения со следующим письмом: «В городском детском приюте, находящемся на острове Русском, по имеющимся данным, содержится только 15% детей горожан, 65% детей лиц, проживающих вообще в области, около 20% детей беженцев, прибывших из России; до настоящего времени детей приюта на Острове Русском содержали исключительно на средства города, при чем городом принимались всякие меры для изыскания средств на содержание приюта. В настоящее время, в виду особенно тяжелого финансового положения города, а так же принимая во внимание, что на иждивении в приюте большей частью находятся дети не горожан, Городская Управа полагает, что Областное Земство должно прийти на помощь городу». Надо отдать должное Земство пришло на помощь городу и взяло часть расходов на себя.

Приют постоянно рос, сюда был переведен Городской детский приют на Голубиной пади, затем земство поместило сюда 15 детей, а, кроме того, многие сдавали сюда детей якобы «по бедности»» да и сама администрация приюта придерживалась того взгляда, что лучше, чтобы дети воспитывались в приюте, чем у плохих родителей. Все это вместе взятое привело к тому, что на момент обследования приюта в мае 1919 года в нем призревалось 392 ребенка. Кто эти дети, откуда, когда прибыли в приют установить было нельзя, так как никаких записей не велось.

Надо сказать, что слава у приюта на острове Русском была не очень хорошая. Много жалоб поступало на воспитанников от жителей острова и военных. Дети были предоставлены сами себе, в приют возвращались только к обеду, часто не ночевали в приюте. Было много краж, в которых обвинялись дети из приюта. Многие просили не направлять своих детей в этот приют. Вот что собой представлял приют на Русском острове в мае 1919 года: «Приют включает в себя следующие отделы и организации:

Собственно приют, расположенный в двух трех этажных казармах с отдельными кухнями;

Школу на 200 человек;

Хлебопекарню;

Прачечную с сушилкой;

Баню с водокачкой;

Конюшня и скотный двор;

Швейная мастерская;

Сапожная мастерская;

Столярная и плотницкая мастерская;

Слесарная мастерская;

РГИА ДВ ф. 28 о. 1 д.781 345л.

РГИА ДВ ф.28 о.1 д.781 345л.

РГИА ДВ ф.28 о.1 д. 781 452л.

Кузница.

Сам приют размещается, как сказано выше, в двух трех этажных корпусах. В одном корпусе помещается 132 мальчика старшего возраста, от 7 до 15 лет, а в другом корпусе помещаются на 3 этаже 95 девочек старшего возраста и 27 мальчиков и девочек до 4 лет (малыши), а на 2 этаже в одной палате 50 мальчиков от 4 до 8 лет и 44 девочки тех же лет. Такое размещение не допустимо. Упомянутые корпуса строились, конечно, не для приюта. А как казармы для солдат и как таковые они, возможно, и очень хороши, но для детского приюта сомнительно, чтобы они отвечали своему назначению. Спальни содержаться чисто, белье меняется раз в неделю. Кормятся дети так: утром чай и горячий завтрак, между 2 и 3 дня обед из 2 блюд, причем на старших детей полагается фунта мяса и на младших фунта мяса, между 7 и 8 часами ужин (то, что осталось от обеда); детям младшего возраста готовят отдельно, преимущественно молочное. Одеты дети очень бедно. Верхней одежды нет, обуви так же.

Мальчики все ходят босиком, а девочки лишь немногие имеют ботинки, без всякой обуви ходят и самые маленькие. Меж тем полы во всех помещениях асфальтовые. Благодаря чему часты простудные заболевания. Крайне неприятное впечатление производит то, что многие из них страдают кожными заболеваниями – парши, экземы, сыпи. Для медицинской помощи при приюте должен быть врач и 2 фельдшера. Но, к сожалению, врач не живет в приюте, а бывает наездами, а фельдшеров призывают на военную службу. Но смертность среди воспитанников сравнительно небольшая. Для наблюдения за детьми содержится 9 воспитателей и 3 надзирательницы. Повидимому, в воспитании детей есть недостатки. На своеволие и ненормальность постановки дела в приюте указывает тот факт, что за время существования приюта из него сбежало от 25 до 30 детей.

При приюте имеется школа смешанного типа. Помещающаяся в том же здании, что и мальчики.

Все классные комнаты выходят в рекреационный зал, все они не имеют дверей (то есть двери не навешаны). Со школой дело обстоит плохо: дети посещают ее крайне не охотно, учебников нет, пособий тоже. Из имеющихся при приюте мастерских можно говорить о мастерских, имеющих значение для воспитания детей, только о швейной и сапожной, ибо остальные состоят из 2-мастеров, обслуживающих нужды приюта». Эти сведенья взяты из доклада Владивостокской Городской Думе от комитета по обследованию положения дел в городской комиссии общественного призрения от 11 мая 1919 года».8.4. Развитие медицинской помощи в Приморье.

Первыми лечебными учреждениями Приморья были построены военно-морским ведомством. В 1861 году в посту Владивосток начал действовать военный лазарет Сибирской флотилии, где лечились также матросы с плавающих в этих водах судов.

В 1867 году возник вопрос о снабжении частных жителей поста медикаментами. На возбужденное местными властями ходатайство по этому поводу последовало распоряжение командующего войсками о разрешении отпустить из Иркутской казенной аптеки медикаменты для Владивостока в постовую команду для пользования жителей гражданского ведомства (человек). Медикаменты эти продавались по аптечной цене.

В 1877 году на самом конце города, в ближайшем соседстве с «Гнилым углом» (так называемое низменное, болотистое верховье Золотого рога) появились службы и 5 деревянных бараков морского госпиталя, стоившие казне в общей сложности до 210 000 рублей, помещенные в самом нездоровом месте.

Из-за отсутствия в городе больницы для гражданских лиц в случае заболевания жители города находились в самом тяжелом беспомощном положении, а потому устройство городской больницы, с отделением для умалишенных, во Владивостоке было крайне необходимо. Между тем, городское управление не могло удовлетворить эту насущную нужду, как и многие другие, за ограниченностью средств.

В 1885 году начальник медицинской части портов Восточного океана сообщил городской управе, что вследствие увеличения гарнизона морской госпиталь переполнен больными. А потому сообщил, что согласно характеру военно-морского лечебного заведения в очень непродолжительном времени будет вынужден отказать в дальнейшем приеме больных гражданского ведомства. Предупреждая об этом, г. Зиберт просил заблаговременно позаботиться учреждением временной лечебницы - хотя бы только на 30 кроватей, с включением проституток, больных сифилисом.

РГИА ДВ ф. 28 о.1 д.889 47л Чтобы облегчить возможность беднейшим жителям города пользоваться врачебной помощью по инициативе первого заведующего переселенческим управлением Ф.Ф.Буссе в году при квартире городского врача Н.А. Мякотина была открыта временная амбулатория для приходящих больных, которые пользовались этой помощью бесплатно. Из-за недостатка средств Дума постановила провести в установленном порядке сбор денег для учреждения и содержание городской больницы.

В 1886 году по сравнению с предыдущим увеличилась смертность населения вследствие эпидемии азиатской холеры и тифа. Азиатская холера была занесена из Китая, она появилась в августе и получила свое развитие в сентябре. Русских заболело 23 человека, умерло из них человек, желтой расы, по большей части корейцев, заболело 71, умерло 45 человек. Главными мерами к прекращению эпидемии были следующие: из-за недостатка мест в морском госпитале были устроен в конце города два временных холерных околотка, один в деревянном доме для китайцев и один в досчатом шатре для корейцев. В каждой полицейской части города были устроены санитарные станции с фельдшерами от морского ведомства, снабженные дезинфекционными средствами, некоторыми медикаментами и носилками. Заведование станциями и дезинфекциею квартир больных ведал особый морской врач. Произведен был поголовный осмотр корейцев, живущих крайне грязно и бедно, между которыми больше всего развивалась холера. Корейцы, оказавшиеся больными, помещены в околотке, а здоровые переведены за город и помещены в отдельных дощатых шатрах, где продовольствовались за счет города, а прежние жилища сожжены, как был сожжен один дом в матросской слободе, а затем большинство корейцев, по окончанию холеры, не нашедших во Владивостоке определенных занятий, были высланы на почтовом пароходе на родину за счет казны. Вся одежда выздоравливающих сжигалась и беднейшим выдавалась новая от города.

В это же время между прибывшими переселенцами и ссыльнокаторжными женщинами, следовавшими на Сахалин, оказались больные острозаразными болезнями: дифтеритом, корью, натуральной оспою и тифом. Для выдерживания карантина переселенцы в устроенных для них бараках и строго изолированы. В течение октября и ноября из переселенцев умерло около человек от разных болезней. Несмотря на строгое изолирование переселенцев и дезинфекцию, тиф, занесенный от переселенцев, имел некоторое распространение. Заболело 52 человека и умерло 6 человек. Ежегодно появляющаяся в Японии, Китае и Корее азиатская холера, постоянный прилив во Владивосток переселенцев из России, периодическое нашествие на летнее время из Китая и Кореи беднейшего люда, ищущего заработок, занос ими заразных болезней указывали на необходимость в постоянном карантинном учреждении во Владивостоке, но средств для содержания такого учреждения город не имел.

30 октября 1886 года скончался городской врач Н.А. Мякотин от болезней, полученных им при оказании помощи заразным больным. Сошедший в расцвете лет в могилу, этот молодой бескорыстный труженик, сделавшийся жертвой честного выполнения своего долга, не только оставил семью без средств к существованию, но не оставил буквально не одной копейки даже на погребение себе. Помня заслуги покойного перед городским обществом, особенно в тяжелое холерное время летом 1886 года, когда он работал среди корейских и китайских фанз, около больных, городская Дума постановила расходы, произведенные управой на погребение Н.А.

Мякотина, утвердить и выдать единовременное пособие супруге покойного из городских сумм тысячи рублей.

Несмотря на то что администрация и городское управление принимали целый ряд мер, желая предупредить распространение здесь холеры - она разразилась и унесла немало жертв. На этот раз она не пощадила и состоятельных людей. Один из местных гласных доктор Бирк снова поднял вопрос о необходимости постройки больницы. Городская дума занимающаяся все это время сбором средств на постройку городской больницы не могла похвастаться результатами.

Нужную сумму городские власти не смогли собрать за 7 лет. Необходимы были энтузиастыподвижники, которые бы возглавили это благородное дело. Ими стали члены общества врачей Южно-Уссурийского края, организованного в 1892 году. Первым председателем был избран И.Я.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.