WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Модернизация советского типа сдерживалась социальными факторами. В оленеводческих бригадах резко снизилась трудовая дисциплина. Участились случаи роспуска стад и браконьерского отстрела оленей для воинских частей и организаций. Увеличились непроизводительные отходы поголовья, особенно в категории «потери без вести». Для молодых пастухов олень перестал быть предметом культа и превратился в средство производства.

Автор приходит к выводу, что в 1971–1975 гг. оленеводство северовосточного региона развивалось по нескольким направлениям. В Чукотском округе повышение эффективности оленеводства достигалось путем постоянного наращивания поголовья. В Колымских районах, вследствие интенсивного развития горнодобывающей промышленности и постоянного сокращения пастбищных угодий, наметилась тенденция сокращения оленьих стад и их локализация. В Корякском округе при отсутствии свободных пастбищ сохранялся курс на стабилизацию и повышение качественных показателей.

Кризис оленеводства повлек за собой дальнейшее ухудшение ситуации в промысловом хозяйстве, которое не развивалось и приходило в упадок. Отрицательно повлияла на развитии традиционных промыслов примитивная перерабатывающая база (отсутствие промышленных холодильников, жиротопных агрегатов, разделочных механизмов и т.д.), а также введение лимитов на добычу мелких ластоногих, нерпы, моржей и китов без предварительного загарпунивания. В совхозах сворачивалось подсобное производство, и была подорвана кормовая база звероводства.

В параграфе 2.3. «Развитие нетрадиционных отраслей сельского хозяйства» рассмотрена политика промышленного развития сельского хозяйства, ключевыми звеньями которого являлись комплексная механизация, внедрение новых технологий, мелиорация и осушение земель. В диссертации рассматривается положение о том, что государственная централизованная плановая система, наряду с серьезными недостатками, имела и значительные преимущества при решении комплексных программ, требовавших больших финансовых и материально-технических затрат. Молочно-овощные совхозы Камчатской и Магаданской областей удвоили свой машинно-тракторный парк. По концентрации нагрузки и потребления электроэнергии некоторые совхозы ("Термальный", "Заречный", "Петропавловский", "Моховский", "Мильковский"), вышли на уровень промышленных предприятий. По степени механизации трудоемких процессов в животноводстве и птицеводстве, электрификации ферм, совхозы и колхозы Магаданской области занимали второе место в РСФСР. Однако при этом ни один совхоз региона не имел собственной ремонтной базы. В стационарных мастерских ремонтировалось только 5% машинно-тракторного парка, сложное оборудование для ферм невозможно было разместить в нетиповых, приспособленных помещениях. Две трети совхозов не были подключены к государственным энергосетям. На 100% была механизирована только вспашка полей, а основные трудоемкие работы выполнялись вручную. На уборку урожая, заготовку кормов, сортировку продукции, погрузочно-разгрузочные работы привлекалось городское население. В совхозах снижалась рентабельность, росли непроизводительные расходы, в том числе вследствие растущего кризиса управления, что ярко выражалось в растратах и хищениях. Программу мелиорации и осушения земель местные аппараты управления не смогли реализовать. В результате нарастали диспропорции между ростом поголовья продуктивного скота и кормовой базой.

В годы девятой пятилетки успехи сельского хозяйства СевероВостока, достигнутые в рамках советской системы управления, были нивелированы отставанием местной перерабатывающей базы, отсутствием складов и незаинтересованностью работниками торговли в реализации местной продукции. Значительная часть продовольствия пропадала. В Магаданской области потери овощей и картофеля на базах составляли 1720 %, а ущерб от нереализации достигал 30 %. Большой вклад в обеспечении населения продуктами сельского хозяйства на Колыме в этот период внесли подсобные хозяйства промышленных предприятий и организаций, а на Камчатке – личные хозяйства граждан. Рост валового производства продукции сельского хозяйства на Северо-Востоке попрежнему достигался за счет экстенсивных методов, постоянного увеличения капитальных вложений (при снижении фондоотдачи), и возрождения мер мобилизационного характера. Модернизация отраслей была сведена к технической стороне производства.

В параграфе 2.4. «Адаптация коренного населения в условиях технического переворота» исследуется проблема влияния модернизационных процессов на образ жизни коренного населения.

Выделяется комплекс факторов: ассимиляция коренного населения, техническое переоснащение оленеводства и проблема кадров, уход женщин из традиционных отраслей и нарушение демографии. Курс на ликвидацию неперспективных национальных поселков привел к смешению коренных жителей, принадлежащих к различным этнографическим и диалектным группам. Одновременно резко возрос приток в эти поселки пришлого, в основном русского населения – строителей, зоотехников, ветеринаров, экономистов, медиков и др.

Центральные усадьбы превращались в многонациональные. В результате усилился процесс ассимиляции коренного населения. Молодежь быстро утрачивала связь со старшим поколением и традиционным образом жизни.

Техническая модернизация и экстенсивные методы развития оленеводства и промыслового хозяйства обострили проблему подготовки специалистов и рабочих кадров из числа народностей Севера. При наличии резерва трудоспособного местного населения хозяйственные руководители приглашали специалистов (ветеринары, вездеходчики, радисты, бухгалтера) и рабочих массовых профессий из центральных районов страны, еще больше ухудшая перспективу занятости коренных жителей.

Эта проблема стала одной из центральных в процессе адаптации коренного населения к новым условиям. Молодые чукчи, эвены, коряки испытывали большие трудности в получении даже среднего образования.

Им было чрезвычайно сложно приспособиться к единым стандартам обучения. В среде коренных жителей стал формироваться деградационный слой низкооплачиваемого, временно занятого в производстве населения.

Другой проблемой адаптации коренного населения являлось ухудшение демографической ситуации. В Чукотском и Корякском национальных округах более 40% молодых оленеводов в возрасте до лет не имели семьи, а в Колымских районах – около 60%. В 1970-х гг.

начался массовый отток женщин из оленеводства. Это было связано с регламентацией производственных, бытовых и семейных отношений, установленных в оленеводческих бригадах. При совхозной системе женщины и дети не вписывались в систему хозяйствования, хотя в колхозах производственное кочевание сочеталось с бытовым. У коренного населения произошел демографический спад.

Курс на создание новых стандартов реализовывался на СевероВостоке с большими трудностями. В бытовой сфере в 1971–1975 гг. не произошло серьезных изменений, более того, положение ухудшилось. На Чукотке дома, построенные более 20 лет назад по государственным ссудам, в которых проживало 1277 семей, пришли в ветхое состояние и требовали срочного капитального ремонта или полной замены. В нетиповых приспособленных помещениях размещались 69% школ и интернатов. Смертность детей в возрасте до года среди коренного населения не только не сокращалась, но имела тенденцию к увеличению, продолжался рост инфекционных заболеваний. В зачаточном состоянии находилась служба быта. Несмотря на большие финансовые и материальные затраты (в 1971-1975 гг.- 108,2 млн. руб.), проблема оседлости не была решена. Благие намерения государства кардинально изменить образ жизни коренного населения, с одной стороны, не соответствовали его менталитету и естественному, привычному укладу, а с другой – государство не финансировало строительство новых объектов в сельской местности. Часть молодого поколения положительно восприняли новации, но начали терять генетическую связь со старшим поколением.

Глава III. «Формирование агропромышленного комплекса и его влияние на жизнеобеспечение населения 1975–1985 гг.» состоит из четырех параграфов.

В параграфе 3.1. «Структурная перестройка, основные направления аграрной политики» исследуются меры, направленные на создание агропромышленных объединений, которые по мнению политического и советского руководства могли бы решить производственную проблему в регионах. Продовольственный кризис в стране отразился и на состоянии населения Северо-Востока. В регионе вводилась карточная система распределения основных продуктов питания.

Для вывода из кризиса совхозного производства правительство в 1976–1985 гг. продолжало использовать меры финансового оздоровления.

Вводились новые закупочные цены, превышающие уровень цен 1975 г. в раза, с совхозов списывалась задолженность по ссудам Госбанка.

Заготовительные организации обязывались принимать продукцию непосредственно в хозяйствах, и все расходы по транспортировке возлагались на торговые предприятия. Были увеличены надбавки к зарплате за совмещение профессий, коллективам предоставлялось право определять размеры заработка и премий, каждого члена бригады с учетом реального вклада, а также были приняты другие мер морального и материального характера.

После принятия в 1982 г. Продовольственной программы СССР, на Северо-Востоке были созданы государственные агропромышленные объединения (АПО). Это было очередная попытка путем сверхцентрализации отраслевых структур, управления, производства и распределения вывести сельское хозяйство из углубляющегося экономического кризиса. Практика первых лет работы АПО показала, что они вобрали все худшее, что было в советской системе хозяйствования, – администрирование, мобилизационные методы, ведомственную разобщенность, подавление инициативы.

В параграфе 3.2. «Проблемы развития оленеводства и промыслового хозяйства» анализируются причины стагнации оленеводства и промыслового хозяйства как отражение кризиса административно-командной системы управления. В середине 1970-х гг.

обозначилась тенденция спада в оленеводстве и промысловом хозяйстве Северо-Востока, которая в середине 1980-х гг. приобрела устойчивый системный характер. Производственно-финансовое положение совхозов неуклонно ухудшалось по всем показателям. С принятием Продовольственной программы местное руководство попыталось поднять эффективность оленеводства на основе новых форм организации труда. Но эта мера не дала результата: в Магаданской области две трети совхозов стали убыточными, непроизводительные отходы оленей достигли катастрофических размеров. За 20 лет (1965–1985 гг.) потери оленей превысили 2,5 млн гол., т. е. столько, сколько их было на всем Севере России в 1981 г. Если в 1970-х гг. каждый олень приносил 150 руб.

прибыли, то в 1985 г. – 50 руб. убытка.

В параграфе исследуются доминирующие причины застоя в развитии промыслового хозяйства: государственное регулирование, примитивная материальная база, низкое качество продукции, необоснованное распределение ресурсов, расформирование постоянных бригад, прекращение обучения молодежи.

Проблемы оленеводства и промыслового хозяйства в конце 1970-х - начале 1980-х гг. усугублялись нарастанием экологического кризиса.

Территории, охваченные промышленным освоением, превращались в антропогенные пустыни. Уничтожались миллионы гектаров ценнейших пастбищ, резко усилилось загрязнение рыбохозяйственных водоемов – рек Оротукан, Дебин, Омолон, Анадырь, Большой Анюй, Камчатка и др. Для Северо-Востока эта проблема не только сохранения биоресурсов, но и среды обитания коренного населения, их традиционного образа жизни.

Кризис производства, в основе которого было нарушение комплексности сельского хозяйства Севера, способствовал резкому ухудшению экономического и социально-психологического состояния коренного населения.

В параграфе 3.3. «Состояние нетрадиционных отраслей сельского хозяйства» исследуется местная практика реализации основных положений аграрной политики: интенсификации производства при переходе на новые условия хозяйствования. Особенности развития аграрного комплекса Северо-Востока в 1975–1985 гг. заключались в том, что централизованный курс на развитие нетрадиционных отраслей, приобрел подавляющий характер. На совершенствование материальнотехнической базы совхозов расходовалось 95–97% всех капитальных вложений, направляемых в сельское хозяйство региона. В этот период правительство также увеличило инвестиции в промышленное строительство, в том числе крупных молочно-животноводческих комплексов, ремонтно-механических мастерских, парков и гаражей для хранения техники, нефтебаз, мелиоративных систем. Взятый курс на резкое повышение рентабельности основных видов продукции, эффективности применения техники и оборудования, энерговооруженности совхозного производства и улучшение состояния жилищно-коммунального хозяйства на этапе управленческого кризиса изначально был обречен на провал.

Процесс развития агропромышленного комплекса Северо-Востока показывает, что, несмотря на усилия государства и мобилизацию всех внутренних ресурсов, положение общественного сектора сельского хозяйства продолжало неуклонно ухудшаться. Традиционные меры государственной поддержки совхозного производства уже не давали эффекта. Отрицательный результат был получен от массового применения техники в животноводстве и земледелии. Многие типы машин и механизмов оказались непригодными по техническим характеристикам, а их эпизодическое использование, низкое качество ремонта, увеличение плановых поставок совершенно ненужных механизмов приводило к высоким прямым затратам и способствовали фактическому омертвлению технического потенциала.

В 1983 г. в совхозах Северо-Востока начался переход на новые формы организации труда (бригадный подряд, оплата по конечному результату и т.д.), но очередная попытка совместить партийное руководство и администрирование с экономической самостоятельностью хозяйств оказалась безуспешной. Принципы экономического стимулирования и самоуправления носили чисто формальный, бюрократический характер.

Результаты работы АПК Северо-Востока подтверждают вывод о том, что созданный по общим лекалам, без учета условий Севера, аграрный сектор оказался не эффективным.

В параграфе 3.4. «Обострение социальных проблем северных сел» исследовано положение коренного населения, как результат политики в СССР и хозяйственного освоения Северо-Востока. В конце 1970-х гг.

положение в социальной сфере стало критическим. В результате концентрации приезжего и коренного населения на центральных усадьбах совхозов обострилась проблема трудовой занятости. Особенно это касалось женщин коренной национальности. На центральных усадьбах находилось до 50% людей не занятых в общественном производстве.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.