WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседаниях лаборатории истории, археологии и этнографии, Секции гуманитарных наук СВКНИИ, и Ученого Совета СВКНИИ ДВО РАН.

Основные положения работы апробированы в форме докладов на 2-х Всероссийских (Магадан. 1987, 2005 г.) и 5 региональных научных конференциях (Магадан, 1998, 1999, 2004, 2008 г.), Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения списка использованных источников и приложения в виде табличного, графического и иллюстрационного материала.

Основное содержание работы

. Во введении обоснована актуальность темы, состояние ее научной разработанности, определены основная цель и задачи, обоснованы методологические принципы, объект и предмет исследования, территориальные и хронологические рамки, дана общая характеристика источниковой базы диссертации и использованной литературы.

Глава I «Влияние государственной аграрной политики на сельское хозяйство региона в 1950–1970 гг.» состоит из четырех параграфов.

В параграфе 1.1. «Организационно-хозяйственная реформа колхозно-совхозного сектора» исследуется политика Центра, направленная на стабилизацию и развитие аграрного сектора Магаданской и Камчатской областей и процесс структурной реорганизации сельского и промыслового хозяйства. Период 1953–1970 гг. характеризуется многочисленными реорганизациями системы управления (создавались и упразднялись тресты, управления сельского хозяйства и заготовок, территориальные колхозно-совхозные управления) и хозяйственной сферы. Хаотические реформы управления 1953–1964 гг. привели к дезорганизации производства.

С середины 1950-х гг. в целом в СССР и на Северо-Востоке в частности, усилился процесс расширения государственного сектора сельского хозяйства за счет организации новых совхозов и преобразования колхозов в совхозы. Формирование государственных сельских хозяйств осуществлялось административно-директивными методами. С 1964 г.

началась концентрация производства и создание сети специализированных хозяйств вокруг городов Магадан, ПетропавловскКамчатский и крупных рабочих поселков.

В 1963–1970 гг. в северо-восточном регионе проводилась организационная перестройка охотничьего и промыслового хозяйства. В Камчатской области было организовано 11 государственно-промысловых хозяйств (госпромхозы) и одно («Юбилейный») в Магаданской. В параграфе делается вывод о том, что в 1950–1970 гг. в сельском хозяйстве Северо-Востока последовательно осуществлялся комплекс мер организационного характера, направленных на ликвидацию колхознокооперативной собственности, и создание условий для установления государственной монополии.

В параграфе 1.2. «Оленеводство и промысловое хозяйство национальных округов и районов Колымы» исследуется развитие традиционного хозяйства коренного населения Северо-Востока, уровень которого определялся в первую очередь состоянием оленеводства. В истории производства по данной тематике выделяются два этапа: 1950– 1957 и 1958–1970 гг. В 1950–1957 гг. эта отрасль находилась в состоянии застоя, а в ряде районов (Ольский, Северо-Эвенский, Чукотский, Анадырский, Провиденский, Карагинский), пришла в полный упадок.

Одной из причин стали последствия коллективизации.

В 1958 г., впервые в истории Севера, государство разработало и приняло конкретные меры по комплексному развитию материальнотехнической базы оленеводческих колхозов и совхозов, обустройству тундры и социальной сферы села. Начался процесс технического переоснащения оленеводства, рыболовства и промыслового хозяйства. В результате принятых мер государственной поддержки, при сохранении экстенсивного пути, в 1959–1965 гг. были достигнуты значительные успехи в развитии оленеводства. По количеству оленей в стадах совхозы «Анадырский», «Анюйский», «Канчаланский», «Марковский», «Пахачинский», «Пенжинский», «Таловский», «Певек», «Омолон» стали крупнейшими в РСФСР. Магаданская область ежегодно выполняла все плановые показатели и вышла в 1969 г. на первое место среди северных областей РСФСР. Прибыль от оленеводства за счет повышения закупочных цен (на 70%) превысила 15 млн. руб. Однако курс на экстенсивные формы и методы развития оленеводства (в том числе «магаданский миллион» оленей) нанесли большой социальноэкономический и экологический ущерб. Огромные стада оленей уничтожали ценнейшие пастбища, 19 примитивных приемных пунктов не справлялись с забоем и превратились в бойню в худшем смысле этого слова. В 1965–1970 гг. непроизводительные отходы оленей в Магаданской области превысили 400 тыс. гол., почти полностью погибло окружное стадо. Сопоставимый уровень потерь (10–11% к основному стаду) отмечался и в Корякском округе. Относительный экономический подъем оленеводства был достигнут методом государственного регулирования ценообразования и значительных финансовых затрат. В 1966 г. в колхозах была введена гарантированная оплата труда, а в 1968 г. управленцы начали массовый перевод оленеводческих совхозов на хозяйственный расчет.

Предпринятые меры позволили на короткий срок улучшить производственно-финансовое положение колхозов и совхозов, но не генерировали качественные изменения. Возникла парадоксальная ситуация: приоритетное развитие оленеводства создавало предпосылки для стагнации в других отраслях. Промысловое хозяйство (рыболовство во внутренних водоемах, морской зверобойный, пушной промыслы пошив меховой одежды) в колхозах и совхозах Колымы, Чукотки, Корякии находилось в застойном состоянии. В целом процесс развития северных отраслей сельского хозяйства в 1950–1970 гг. отличался резким ростом количественных показателей в оленеводстве, но в то же время выявились огромные издержки курса развития на экстенсивной основе, которые компенсировались в основном естественными факторами.

Параграф 1.3. «Основные направления развития нетрадиционных отраслей сельского хозяйств» посвящен анализу особенностей реализации государственной программы развития сельскохозяйственного производства в промышленных центрах региона. Расширение зоны промышленного освоения и рост населения в центральных районах Колымы стимулировали процесс очагового размещения сельскохозяйственных предприятий, но без учета конкретных условий и возможности транспортировки продукции.

В 1950–1970 гг. проблема интенсификации нетрадиционных отраслей управленцы решали путем технического переоснащения и концентрации производства в специализированных хозяйствах. Вторым направлением являлся отход от методов мобилизационного характера периода 1930– 1940-х гг. к формам экономического стимулирования и материальной заинтересованности. Тогда же в хозяйствах внедрялась планово-убыточная система планирования, ориентированная на государственное финансирование. В 1960-е гг. северяне создали новые отрасли – птицеводство, свиноводство, теплично-парниковое хозяйство. Крупные тепличные хозяйства были созданы в совхозах Сусуманского (35% областного производства) и Среднеканского (25%) районов Магаданской области. Большие природные возможности для развития тепличного хозяйства имела Камчатская область. На полуострове было разведано групп естественных термальных источников, но местная власть их не смогла использовать. В 1965–1970 гг. государство приняло ряд мер по увеличению валового производства в молочно-овощных совхозах и многоотраслевых колхозах, однако реальное потребление местной продукции выросло незначительно и составляло 30–35% от установленных норм. Из-за неразвитой транспортной инфраструктуры, отсутствия складских помещений и перерабатывающей базы значительная часть молока, картофеля и овощей не доходила до потребителя.

В целом, несмотря на рост валового производства сельскохозяйственной продукции в 1953–1970 гг., аграрный сектор Северо-Востока не выполнил основную задачу – обеспечить население за счет местного производства. В общественном секторе наблюдалось снижение фондоотдачи, рост себестоимости и убыточности.

В параграфе 1.4. «Социальные и культурные изменения коренных народов Северо-Востока» исследуется состояние социальной сферы в национальных округах.

В 1950-е гг. социальная сфера коренного населения имела все признаки комплексного кризиса. Среди коренного населения СевероВостока отмечалась большая смертность жителей всех возрастов, а заболеваемость туберкулезом и венерическими инфекциями достигла критической черты. Более 90% коренного населения сосредоточенного на центральных усадьбах, проживали в ярангах и землянках. Кроме проблем жилищного строительства и здравоохранения, в 1950–1955 гг. резко ухудшилось положение со снабжением колхозников оружием, боеприпасами, охотничьими капканами, рыболовецкими снастями и товарами первой необходимости. В магазинах было невозможно купить кружки, котлы, ведра, одежду, а также гвозди, топоры, пилы и прочие инструменты. Ситуация была характерна для всей зоны Севера.

В 1957 г. после принятия ЦК КПСС и СМ СССР специального постановления № 300 и ряда других документов политика Центра приобрела социальную направленность. В конце 1950-х – начале 1960-х гг.

в КНО и ЧНО велось строительство жилья, школ, клубов, интернатов, больниц и объектов социально-бытового назначения. На центральных усадьбах появилось жилье нового типа (сборные 1–2 квартирные дома), большое внимание уделялось развитию сети библиотек, и кинофикации северных сел. В тундру органы власти направляли мобильные медицинские отряды и школьных учителей. Для молодежи, получившей среднее образование, открыли квоты для поступления в средние и высшие учебные заведения. Детей переводили в интернаты на полное государственное обеспечение. В среде коренного населения стал формироваться слой национальной интеллигенции.

Однако государственная социальная программа не учитывала специфики образа жизни коренного населения. Непроизводственное строительство велось в основном в районных и окружных центрах и рабочих поселках, где сосредотачивалось пришлое население.

Центральные усадьбы колхозов и совхозов застраивались сборными домами непригодными к условиям Севера. Аборигены бросали такое жилье и вновь начинали кочевой образ жизни.

Уровень доступности к системе образования, здравоохранения, предметам быта несколько повысился, но коренное население относилось к реорганизации сферы быта и новым стандартам жизни настороженно.

Решения Центра по социальным вопросам носили характер политических кампаний. Пик этой политики приходится на 1958–1965 гг., а затем последовал длительный период застоя. Попытки государства модернизации северных сел оказались во многом контрпродуктивными, и способствовали только временной стабилизации.

В диссертации отмечается, что в 1950–1970-х гг. советским правительством, впервые в истории, были предприняты конкретные меры, направленные на модернизацию традиционных отраслей хозяйства, и социальное развитие коренного населения Северо-Востока. Партийные и советские аппараты на местах, реализовывая их, акцентировали внимание на выводе сельского и промыслового хозяйства из кризиса. Основные направления хозяйственной и социальной политики отражали курс на промышленное освоение территории, а не на решение проблем коренного населения, которое здесь проживало.

Глава II «Поиски путей модернизации сельского и промыслового хозяйства в 1971–1975 гг.» состоит из четырех параграфов.

В параграфе 2.1. «Сельское хозяйство центральных районов Камчатской и Магаданской областей в период перехода на индустриальную основу» анализируется реализация государственного курса на повышение эффективности базовых отраслей сельского хозяйства, а также результаты технического переоснащения колхозов и совхозов. Основным направлением региональной аграрной политики Центра являлась комплексная интенсификация сельскохозяйственного производства. В условиях Севера этот процесс протекал замедленно.

В отличие от предыдущих лет государство поставило перед сельским хозяйством региона задачу обеспечения население продовольствием исключительно за счет собственного производства. Следуя этой политической логике, в сельском хозяйстве Северо-Востока были проведены очередные реорганизации (ликвидировались промежуточные звенья (тресты, производственные объединения совхозов, управления сельского хозяйства окрисполкомов), властные полномочия были сосредоточены в отраслевых отделах обкомов КПСС. В сфере производства завершился процесс реформирования колхозной системы. В 1975 г. последние 10 колхозов Магаданской области были преобразованы в совхозы. Совхозы Северо-Востока вошли в состав объединенного союзно-республиканского МСХ РСФСР. Специализированные звероводческие совхозы были переданы Зверопрому РСФСР. Совхозное рыболовство Магаданской области интегрировалось в государственную промышленность (МОАМР), а рыболовецкие колхозы Камчатки вошли в систему Камчатрыпрома.

В государственном секторе Северо-Востока усилился процесс концентрации и расширения специализации производства.

Управленческий аппарат выделил в приоритетное производство в центральных районах региона молочное животноводство, птицеводство, овощеводство открытого грунта и растениеводство. Оленеводческие совхозы, имевшие высокий уровень рентабельности, переводились на полный хозяйственный расчет. Доходы оленеводческих хозяйств поступали в основном на покрытие расходов убыточных и плановоубыточных молочно-овощных совхозов. В 1971-1975 гг. завершился процесс формирования государственного сектора в сельском и промысловом хозяйстве Северо-Востока, аграрный сектор был приведен к стандартному виду и были созданы базовые условия для формирования территориальных агропромышленных комплексов.

В параграфе 2.2. «Модернизация оленеводства и промыслового хозяйства Чукотского и Корякского национальных округов» исследуется процесс технического оснащения оленеводства и промыслового хозяйства, причины низкой эффективности применявшихся машин и механизмов (плановое оснащение оленеводческих бригад выработавшими свой ресурс тракторами и вездеходами, дефицит запчастей, отсутствие ремонтной и перерабатывающей базы, нехватка кадров и д.р.) и экономические последствия. Кризис оленеводства 19711975 гг. рассматривается как совокупность технического, природноклиматического и человеческого факторов. Например, 1971–1974 гг.

пастбищная территория Олюторского, Карагинского (КНО) Беринговского, Иультинского, Чукотского, Провиденского, Анадырского (ЧНО) районов неоднократно покрывались гололедными образованиями, охватывая всю прибрежную зону от 50 до 200 км и более. В совхозах ЧНО погибло от 30 до 60% основного поголовья, прибыль снизилась до 6,2 млн руб. (в 1970 г. – 15,3 млн руб.), а уровень рентабельности упал до 48%.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.