WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 28 |

Закреплению преподавательских кадров в университетах способствовал переход от почасовой оплаты труда к штатно-окладной системе. Этот переход занял несколько лет, и только в 1937 г. почасовая система была окончательно отменена. В университетах, как и в других вузах, устанавливались определенные штаты, численность их зависела от количества студентов. Преподаватель мог состоять в штате только одного вуза и обязан был в среднем работать 5 часов в день (это охватывало все виды учебной и научно-исследовательской работы). Несколько повысилась заработная плата университетских работников: в 1938 г. профессор Саратовского университета получал 1000-1300 руб., доцент — 800-900 руб., ассистент — 600 руб., деканам добавляли 50% от штатного оклада, за заведование кафедрой доплачивали 160-180 руб.

По мере сокращения рабфаков и уменьшения числа учившихся в них в стране возникала и получала развитие система заочного обучения. В университетах начало ей было положено в 1927 г., когда в МГУ открыли бюро заочного обучения юристов. С начала 30-х гг. заочное обучение в университетах расширялось, но особый толчок оно получило в связи с Постановлением СНК СССР от 29 августа 1938 г. “О высшем заочном обучении”, которым приравнивались очное и заочное образование, выпускники того и другого получали одинаковые дипломы. Это стимулировало повышение требований к студентам-заочникам.

Материальное положение студентов в университетах с середины 30-х гг. несколько улучшилось, что было связано с повышением стипендии, увеличением удельного веса получавших ее, строительством общежитий для иногородних. Об уровне материальной обеспеченности студентов можно судить по некоторым данным. Так, в 1935 г. студенческая стипендия составляла в среднем 93 руб. При этом обед в столовой стоил 1 руб.50 коп., хлеб — 1 руб.50 коп. за кг, сахар — 4 руб.60 коп. за кг, ботинки — 100-120 руб., зимнее пальто — 250-300 руб.

В последующие годы соотношение студенческих стипендий и цен сохранялось примерно на том же уровне, но в 1940 г. была введена плата за обучение в вузе, что ухудшило материальное положение многих студентов и привело к уходу из университетов значительной части обучавшихся там.

Во второй половине 30-х гг. университеты как и вся система высшего образования подверглись чисткам и массовым репрессиям. Тысячи преподавателей оказались в лагерях ГУЛАГа, тюрьмах, лишены были возможности преподавать и вести исследовательскую работу. Многие погибли в эти годы, что, безусловно, сказалось на уровне работы университетов. Так, в Саратовском университете за три года было сменено и подвергнуто репрессиям несколько ректоров. В Ленинградском университете после убийства Кирова была проведена новая чистка, исключали из партии, высылали из Ленинграда как социально опасных многих преподавателей (в Саратове оказались такие крупные ученые из Ленинграда, как будущие академики Максимов и Никольский, ставший впоследствии членом-корреспондентом АН СССР Гросс).

Во второй половине 30-х гг. большие изменения произошли в крупнейшем университете страны — Ленинградском: выросло до 10 число факультетов, появились новые научно-исследовательские институты, почти вдвое увеличилось количество профессоров и доцентов, среди преподавателей университета в 1940 г. было академиков и 22 члена-корреспондента АН СССР. ЛГУ проявил инициативу в работе со школьниками, организовав для них кружки, проводя олимпиады. В 1938 г. университет принял свой новый устав. Однако репрессии 1937 г. вновь больно ударили по ЛГУ: академик Капица писал председателю Всесоюзного комитета по делам высшей школы Межлауку, что в Ленинградском университете арестовано так много преподавателей, что некому читать курсы лекций. Был репрессирован и директор (в 30-е гг. так именовали ректора) ЛГУ Лазуркин, погибший в тюрьме. Во второй половине 30-х гг. на биологическом факультете университета появился профессор Т. Д. Лысенко и с помощью парткома начал вытеснять генетиков. Несмотря на трудности и репрессии, в ЛГУ работали много, упорно, увлеченно. На основе курсов лекций крупных ученых было подготовлено и издано в 1939-1940 гг. значительное количество учебников и учебных пособий.

С 1933 г. началось восстановление Томского университета: вновь создавались факультеты (первоначально 4), появились лекционные курсы, занявшие ведущее место в преподавании, открыли НИИ биологии, перенесли производственную практику на 3-4 курсы, ввели педагогическую практику на всех факультетах, в 1939 г. открылся географический факультет, а в 1940 г. — историко-филологический. В 1934 г. было торжественно отмечено 50-летие Томского университета, хотя на самом деле он открылся в 1888 г. За 1935-1938 гг. в ТГУ число студентов выросло в 2,5 раза, а с 1940 г. оно начало сокращаться в связи с введением платы за обучение и установкой на выдачу стипендий только при наличии отличных и хороших оценок. В 1939 г. был утвержден индивидуальный устав ТГУ.

Харьковский университет возобновил свою деятельность, как и все университеты Украины, в октябре г. в составе 7 факультетов (сразу были открыты и гуманитарные факультеты), но переживал первые годы серьезные трудности: не хватало преподавателей высокой квалификации, всего 10 человек имело ученые степени, из 89 кафедр работало только 65, существовал систематический недобор студентов, ибо прием шел по социальному признаку и, в основном, за счет рабфака. Постепенно многие недостатки изживались: улучшалась материальная база, университету была передана Центральная научная библиотека Харькова, к 1940 г. почти в 2 раза увеличилось количество студентов, а число остепененных преподавателей достигло 200 человек, среди них доктора наук и профессора.

Саратовский университет приступил к существенной перестройке своей работы с 1933 г., когда вместо отделений были сформированы 4 факультета: химический, биологический, физико-математический и геологопочвенно-географический. В 1934 г. на этих факультетах училось 1160 студентов, среди работавших преподавателей было 16 профессоров и 28 доцентов. В 1935 г. осуществили первый набор 100 студентов на исторический факультет, а в 1938 г. геолого — почвено -географический факультет разделился на два: географический и геолого-почвенный. Число кафедр возросло с 27 в 1935 г. до 48 в 1939 г. При университете открылись научноисследовательские институты геологии (НИИГ) в 1935 г. и математики и физики (НИИМФ) в 1937 г.

Крупным событием в жизни Саратовского университета явилось его 25-летие, отмечавшееся 6-10 апреля 1935 г. Подготовка к нему вызвала оживление общественной деятельности не только в университете, но и во всем городе. Как отмечал знаменитый хирург, академик С.И. Спасокукоцкий, участвовавший в юбилейных торжествах, им был придан всесоюзный и политический размах. Город был вычищен, гостей на вокзале встречало до 30 легковых машин, их разместили в наиболее престижной тогда гостинице “Астория ” (теперь ”Волга”).

Торжественное заседание проходило в театре оперы и балета, речь об истории СГУ произнес профессор — медик Григорьев П.С., работавший в университете с 1919 г. От правительства СССР университет приветствовал Г. Н. Каминский — Нарком здравоохранения, сказавший, в частности, что все университетские здания должны отойти мединституту, а университету уже выделены средства для строительства новых зданий. В последующие дни состоялись встречи выпускников, научные конференции, банкеты. Юбилей дал толчок к дальнейшему развитию СГУ в предвоенные годы.

Московский университет начал новый период своей деятельности весной 1933 г. в составе 5 факультетов, в 1934 г. открытием исторического факультета приступили к возрождению гуманитарного образования. В дальнейшем росло число студентов и преподавателей МГУ, открывались новые кафедры и факультеты, расширялось заочное обучение (в 1937 г. 4 тыс. заочников). В связи с восстановлением ученых степеней в университете с 1934 г начались защиты диссертаций, и в 1939 г. в составе штатных работников МГУ насчитывалось 138 докторов наук и 211 кандидатов, в университете работало 14 академиков и 29 членов-корреспондентов Академии наук СССР.

Большие изменения произошли во второй половине 30-х гг. в составе студенчества МГУ: если в 1934 г. более половины студентов были старше 23 лет, то в 1940 г. таких осталось лишь 6%, удельный вес коммунистов среди студентов за эти годы снизился с 23% до 3%, а комсомольцы стали представлять более 3/4 всего студенчества. Основная масса студентов (свыше 80%) теперь получала стипендии. В августе 1939 г. был введен в действие новый устав МГУ, а в мае 1940 г. университету присвоено имя Ломоносова.

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны университеты сумели преодолеть многие трудности на пути своего развития, восстановили свои позиции ведущих вузов страны. В их стенах обучалось в г. 70 тыс. из 650 тыс. студентов высших учебных заведений Советского Союза.

Глава 7. В годы Великой Отечественной войны еликая Отечественная война Советского Союза отразилась на всех сферах и на всех сторонах жизни В общества, сказалась на судьбе каждого человека. Не обошла она стороной и университеты. Преподаватели и студенты проявили высокую степень ответственности за судьбы Родины, стремление всеми силами служить делу победы над врагом. Уже в первые дни войны тысячи преподавателей и студентов добровольно заявили о готовности в рядах Красной Армии защищать свою страну, а те, кому отказали в их просьбе, рвались попасть в народное ополчение. Так, в Томском университете на фронт ушло 69 преподавателей и научных работников и 397 студентов, в Ленинградском 2500 человек оказалось в рядах Красной Армии и народного ополчения, в Московском — около 3000, в Саратовском — более 600. Значительная часть из них отдала на фронте свою жизнь за светлое будущее страны, мемориальные доски на университетских стенах и обелиски в университетских городках призывают нас вечно чтить память погибших. Тысячи посланцев университетов проявили героизм в ходе боевых действий, их ратный труд отмечен орденами, медалями, звездами Героев Советского Союза. Во многих университетах созданы музеи Великой Отечественной войны, с посещения которых первокурсники начинают знакомство с традициями своего университета.

Оставшиеся в тылу студенты и преподаватели, кроме занятий в университетах, принимали самое активное участие в сооружении оборонительных систем, трудились на предприятиях, заменяя ушедших на фронт рабочих, систематически выезжали в сельскую местность для проведения посевных кампаний и уборки урожая, участвовали в заготовках топлива на зиму и т. п. Особое место занимала забота о раненых, о семьях фронтовиков и погибших. Студенты и преподаватели шефствовали над ними, выступали с концертами перед ранеными, помогали в учебе детям погибших.

Многие университетские помещения были переданы для размещения госпиталей и эвакуированных заводов.

Томский университет потерял большинство своих зданий, прекратили работу все университетские НИИ, местные власти хотели вообще закрыть его. В годы войны основная масса студентов совмещала учебу с работой (в МГУ до 80%), главным образом на оборонных предприятиях.

Особая страница в истории университетов — эвакуация в связи с фашистской оккупацией или угрозой таковой. Эвакуации подверглись все университеты Украины и многие российские (Воронежский, Ростовский, Московский, Ленинградский). Так, Харьковский университет был эвакуирован в Кзыл-Орду, где в 1942 г. его слили с эвакуированным Киевским в Объединенный украинский государственный университет, имевший первоначально 23 кафедры и 331 студента. Московский университет в октябре 1941 г. эвакуировали частично в Ашхабад, а в 1942 г. перевели в Свердловск. В Москве учебный год начался только в феврале 1942 г., в Ашхабаде приступили к занятиям в декабре 1941 г. около 1500 студентов и преподавателей. Условия для учебы и научной работы оказались очень трудными, летняя жара сказалась на здоровье многих москвичей, поэтому ректорат обратился с просьбой перевести университет в Свердловск. Профессор И. С. Галкин, бывший в те годы ректором МГУ, вспоминал об огромных трудностях переезда в Ашхабад, затем в Свердловск, о стремлении коллектива быстрее вернуться в Москву. Некоторые научно-исследовательские институты и лаборатории Ленинградского университета в августе 1941 г. вывезли в Елабугу, где был создан филиал. Тяжелые условия блокады города (за время блокады от голода и болезней погибло свыше 30 профессоров и более 60 доцентов) вынудили основную часть ЛГУ в феврале — марте 1942 г. эвакуировать в Саратов, где 1 апреля на базе Саратовского университета возобновили учебную и научную работу 189 преподавателей и 361 студент из Ленинграда. Преподаватели Ленинградского университета были размещены в лучших гостиницах города. В марте 1943 г. в Саратове приступили к работе научно-исследовательские институты ЛГУ: математики и механики, физики, биологии, физиологии и другие. В родном городе осталась небольшая часть коллектива (около150 человек) для сохранения университета в условиях войны.

Несмотря на эвакуацию, большие материальные и человеческие потери, университеты на новых местах налаживали работу, начинали учебный процесс, сотрудничали с местными вузами, активно участвовали в общественной жизни, продолжали выполнять правительственные заказы для фронта и т.д. Так, студенты и преподаватели Лениградского университета совместно с саратовцами участвовали в освоении Елшанского газового месторождения и строительстве первого газопровода Елшанка — Саратов, давшего топливо саратовским оборонным предприятиям и населению города. Профессора и доценты Ленинградского университета вместе с коллегами из СГУ открыли лекторий в 3 корпусе Саратовского университета, который посетили тысячи жителей города. Кроме того, ленинградцы прочитали несколько тысяч публичных лекций в школах, на предприятиях, в учреждениях, колхозах и совхозах Саратовской области.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.