WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 28 |

Что являлось характерным для студенческой жизни 20-х гг. Значительная часть студенчества активно занималась общественной работой, основное время уделяя выполнению разных поручений, участвуя в многочисленных митингах, собраниях, заседаниях, чистках и т. п. мероприятиях. Им было не до учебы, многие из них не заканчивали университеты, отзывались партийными, советскими, профсоюзными, комсомольскими органами на практическую работу, выдвигались затем на руководящие посты, но так и оставались на всю жизнь недоучившимися или, в лучшем случае, завершали образование заочно. Эта часть студенчества считала многие университетские предметы ненужными, ставила вопрос о сокращении сроков обучения, об узкой специализации, выражала часто недоверие старшему поколению преподавателей, стремившихся передать им фундаментальные знания, привить интерес к достижениям мировой культуры. В той части студенчества, которая принадлежала к социально чуждым советской власти слоям населения и была лишена возможности открыто проявить свою общественную активность, был выше удельный вес заинтересованных в серьезной учебе, стремившихся заниматься наукой. Именно из этой части студенчества вышли многие профессора и ученые, которые сохранили лучшие традиции российских университетов, связи с мировой наукой и обеспечили успехи отечественной системы образования в последующие десятилетия.

Для проведения массовых мероприятий при университетах открывались студенческие клубы. Один из первых был создан в 1922 г. в 1-м Московском университете, где под клуб приспособили университетскую церковь, несмотря на протесты многих служащих, преподавателей и беспартийного студенчества.

В начале 20-х гг. студенты вместо стипендий получали натуральные пайки: несколько буханок хлеба, 2-2,кг сельдей, 500 г подсолнечного масла в месяц. Паек выдавался всем рабфаковцам, многим студентам ФОНа, а на остальных факультетах меньшинству студентов, в зависимости от материального положения и социального происхождения. С 1922 г. вводились государственные стипендии, а в 1924 г. была установлена единая государственная стипендия в денежном виде, составлявшая первоначально около 20 руб. К середине 1927 г. в Ленинградском университете, например, стипендию получала треть студентов, по-прежнему все рабфаковцы и выпускники рабфака на других факультетах. К концу 20-х гг. было установлено, что стипендию должны получать 75% студентов и при этом в большей степени стала учитываться их успеваемость.

О материальном положении студентов в середине 20-х гг. можно составить представление по данным, приведенным в “Саратовских известиях” в декабре 1924 г. Так, среди студентов Саратовского университета не имело соответственно полу собственных брюк и юбок 4,7 % и 13,9 % (т. е. студенты носили их по очереди), были студенты, вообще не имевшие белья; только 2-3 % студентов систематически употребляли в пищу молоко и коровье масло, а более 70 % обходилось без них; 8,7 % учившихся в университете совсем не обедали, питались только всухомятку.

Серьезной проблемой для университетов являлось обеспечение студентов общежитиями. Для оказания помощи в этом вопросе возникли комиссии по улучшению быта студентов, студенческие кооперативы, кассы взаимопомощи. В 1924 г. было создано Всесоюзное общество помощи пролетарскому студенчеству во главе с Н.А. Семашко, вводились отчисления от зарплат руководящих работников, членов РКП (б) в фонд помощи студенчеству.

Во второй половине 20-х гг. у государства появилась возможность выделить некоторые средства на капитальное строительство в ряде университетов, закупку нового оборудования и книг. Так, в Томском университете был проведен капитальный ремонт, создан крупный научный центр — Сибирский физико-технический НИИ. В Саратовском университете в 1926 г. построены несколько зданий клиник медицинского факультета.

Сравнительное благополучие университетов, достигнутые ими успехи были прерваны в конце 20-х гг., когда после шахтинского дела началась реорганизация всей системы высшего образования, приспособление ее к текущим нуждам экономики, усилился процесс борьбы с классово чуждыми элементами. Во всех крупных политических процессах конца 20-х — начала 30-х гг. среди обвиняемых значительную часть составляли университетские профессора и преподаватели, многие из них были приговорены к длительным срокам заключения, часть умерла в тюрьмах и лагерях. По так называемому «академическому» делу подверглись репрессиям выдающиеся ученые-гуманитарии, профессора Ленинградского университета. Среди них были академики Платонов, Тарле, член-корреспондент АН СССР Приселков и др.

Для осуществления сталинского плана форсированного строительства нового общества в СССР, проведения индустриализации, коллективизации, “культурной революции” не нужны были специалисты с университетским образованием. Достаточно было за 3 года получить узкую инженерную специальность, научиться командовать людьми, без раздумий и сомнений выполнять любое распоряжение начальства, особенно партийного. В такой атмосфере университеты были обречены на отмирание, о чем писалось в периодической печати, говорилось на совещаниях работников органов народного образования. Очень показательна в этом плане статья Г. Бровмана и Е. Поповкина в журнале «Революция и культура» (1929, № 21), в которой авторы заявляли, что университеты своей замкнутостью соответствовали корпоративности феодального общества, что они полностью оторваны от жизни, являются порождением культуры паразитических классов, выпускают из своих стен никуда не пригодных людей, паразитов, кроме медиков и юристов. Поэтому университет как единое целое должен быть уничтожен, превращен в ряд узкоспециализированных вузов, как это уже сделано на Украине.

За два года (1929-1931) в СССР количество вузов выросло со 152 до 701, из многопрофильных делали узкоспециализированные, делили здания, книжные фонды, оборудование, преподавательский состав. Из состава университетов выводились многие факультеты, на базе Саратовского университета за короткий срок было образовано 8 институтов, им были переданы и часть университетских помещений, и книги, и профессорские кадры, и студенты. Даже ректор МГУ проф. А. Д. Удальцов заявлял, что университет надо расчленять, ибо он очень громоздок. В результате из состава Московского университета были выделены в качестве самостоятельных институтов геолого — разведочный, филологический, советского права и др. факультеты. В Составе МГУ остались лишь биологический, химический, физико-математический и рабочий факультеты. Все основные кадры гуманитариев из Московского университета оказались в МИФЛИ, где была сохранена университетская система гуманитарного образования. НКП упразднили многие университеты, превратив их в рядовые вузы (Нижегородский, Иркутский, Пермский, Дальневосточный и др.).

В связи с расширением сети пединститутов, которые готовили кадры для школы, появились предложения закрыть ряд университетских факультетов, в том числе физмат. И хотя удалось сохранить физматы в составе университетов, но прилагались большие усилия, чтобы их техницизировать. Все гуманитарные специальности были удалены из университетов и переданы или в пединституты, или в узкоспециализированные учебные заведения (из экономического факультета СГУ образовали планово-экономический и кредитно-экономический институты). Реорганизация коснулась многих сторон университетской жизни: ликвидировали коллегиальные органы управления (Правления, деканаты), упразднили факультеты (в МГУ образовали отделения, в ЛГУ секторы) и кафедры. В университетах резко сократилось число факультетов до 2-3, при этом обязательно оставался рабфак и еще 1-2, сохранявшихся, чтобы окончательно не похоронить университет. Значительно уменьшилось количество студентов в университетах и численность преподавательского состава. Если в Саратовском университете в 1930 г. было 5 факультетов, на которых училось 3,5 тыс. студентов и работало 54 профессора, то в 1932 г. осталось 710 студентов и 13 профессоров. Подобные изменения происходили и в других университетах.

Таким образом, в начале 30-х гг. университетская система в СССР переживала серьезный кризис, усилиями руководителей народного образования была поставлена на край гибели.

6.2. Восстановление и утверждение университетской системы В ходе осуществления первой пятилетки были допущены серьезные ошибки во всех сферах жизни советского общества, а среди особенно пострадавших от непродуманных экспериментов оказались университеты, влачившие в начале 30-х гг. жалкое существование, лишенные большинства своих факультетов. К концу г. во всех университетах РСФСР насчитывалось немногим более 4 тыс. студентов, т.е. меньше, чем в России в середине XIX в. Тяжелое состояние университетов сказалось на всей системе высшего и общего образования в стране, на положении науки. Поэтому уже в 1930 г. начали осознаваться печальные последствия содеянного с университетами и стали приниматься меры к изменению их положения. В конце 1930 г. на третьей сессии Государственного ученого совета НКП обсуждалась программа реорганизации университетов таким образом, чтобы они играли главную роль в подготовке научно-исследовательских кадров и преподавателей для вузов и техникумов. Летом 1931 г. вышло Постановление СНК РСФСР, в котором указывалось, что университеты должны стать центрами подготовки научно-исследовательских кадров по естественно-научным и физикоматематическим дисциплинам.

В связи с этим Наркомпрос предложил повысить требования к поступавшим в университеты; начали менять учебные планы в целях расширения преподавания фундаментальных наук, нахождения правильного соотношения теории и практики, подчинения практики студентов, в первую очередь, учебным задачам, а не производственным планам предприятий, где проходила практика. Вновь подчеркивалась роль лекций, осуждалось бездумное применение бригадного метода на всех курсах и на всех факультетах. В 1931 г. были восстановлены закрытые прежде университеты в Нижнем Новгороде, Перми, Свердловске.

19 сентября 1932 г. было принято Постановление ЦИК СССР “Об учебных программах и режиме в высшей школе и техникумах”. В этом документе указывалось на необходимость укрепить существовавшие университеты и создать новые в союзных республиках, где их еще не было. Университеты должны были превратиться в основные центры подготовки высококвалифицированных специалистов по общенаучным дисциплинам и педагогов для вузов и средней школы. Постановление окончательно отвергло бригадно-лабораторный метод, восстановило роль лекций в учебном процессе, ввело обязательные вступительные экзамены в вузы, защиту дипломных работ, проведение зимней и весенней экзаменационных сессий.

Университетам возвратили некоторые факультеты и специальности, изымавшиеся у них в предыдущие годы, прежде всего, химические факультеты, но гуманитарное образование еще оставалось за университетскими пределами и в сильно урезанном виде. Вновь возрождались научно-исследовательские институты при университетах, число их быстро росло. В 1933 г. открыли свои двери университеты на Украине после более чем десятилетнего перерыва. При этом украинские университеты сразу восстанавливались с гуманитарными факультетами. В российских университетах первые гуманитарные факультеты (исторические) появились в 1934 г. в Москве и Ленинграде, а в 1935 г. в Саратове. Затем начали воссоздаваться филологические, экономические, философские, юридические факультеты, но только в немногих университетах. Медицинские, агрономические факультеты так и не были восстановлены, и поэтому отечественные университеты до сегодняшнего дня в своем большинстве не соответствуют европейскому стандарту классического университета.

Процесс восстановления университетского образования шел довольно быстро, и Нарком просвещения РСФСР А. С. Бубнов уже в 1934 г. заявил, что университеты вырастают в крупнейшие центры советской научной мысли. В 1938 г. в СССР насчитывалось 23 университета, из них 12 в РСФСР,4 — на Украине, 7 — в других союзных республиках. Самым крупным по числу студентов стал Ленинградский — 6 тыс. В среднем в университете было от 4 до 9 факультетов, обязательно физико-математический и химический, почти во всех биологический. Университеты получали индивидуальные уставы, в 1936 г. они были выведены из-под юрисдикции Наркомпроса и переданы в ведение вновь созданного Всесоюзного комитета по делам высшей школы.

Постепенно происходили большие изменения в студенческой среде: отмена классового принципа отбора, последовательное свертывание системы рабфаков, введение приема только с документом об окончании средней школы или среднего специального учебного заведения, обязательные вступительные экзамены — все это омолодило студенческую среду (теперь свыше 90 % студентов университетов стало моложе 23 лет), сократило удельный вес коммунистов среди студентов, сделало более разнообразным по социальному происхождению состав студенчества. В 1938 г. в университетах были введены единый студенческий билет и единая зачетная книжка.

Университеты переводились на пятилетний срок обучения на всех факультетах, вводились обязательные государственные экзамены по профилирующим дисциплинам, дифференцированная система оценок знаний. Постепенно практика студентов становилась тесно связанной с учебным процессом и переносилась на старшие курсы. Соотношение лекций и практических занятий было принято 1:1, и формы практических занятий старались разнообразить: семинары, специальные семинары, просеминарии, лабораторные работы и т. д. Во второй половине 30-х гг. с целью привлечения студентов к научной работе при кафедрах в университетах возникали студенческие кружки, проводились студенческие научные конференции: на факультетах, в масштабе всего университета и межуниверситетские. В Московском и Ленинградском университетах в конце 30-х гг. были опубликованы первые сборники студенческих работ. Многие отечественные и зарубежные исследователи отмечают, что именно из университетских студентов второй половины 30-х гг. выдвинулось то поколение советских ученых, которое обеспечило успехи отечественной науки во многих областях в послевоенные годы.

Во второй половине 30-х гг. усилилось внимание к подготовке кадров высшей квалификации, было восстановлено присуждение ученых степеней, в университетах развернулась защита диссертаций, быстро расширялась аспирантура. В Постановлении СНК СССР от 13 января 1934 г., которым восстанавливались ученые степени и звания, были сформулированы основные положения об аспирантуре, действующие до сих пор. После этого ежегодно расширялся прием в аспирантуру, и к началу 1939 г. в университетах РСФСР насчитывалось 1200 аспирантов, из них 464 учились в МГУ.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.