WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 45 |

Крайне стеснена была деятельность народных читален и библиотек. Число читателей из широких слоев трудящегося населения в городах росло, рос интерес к демократической книге. Против этих «недопустимых» с точки зрения реакции явлений правительством принимались решительные меры. В 1887 г. товарищ Министра внутренних дел сообщал обер-прокурору Синода Победоносцеву, что им сделано «надлежащее внушение по надзору за существующими в Москве бесплатными народными читальнями и о своевременном надзоре за открывающимися». По поводу открытия в том же году народной читальни в Томске обер-прокурор Синода с негодованием писал Министру просвещения Делянову: «Эти городские читальни плодятся, как по команде... Страшно подумать... у нас есть в России в русском переводе «Капитал» Маркса, самая зажигательная из социалистических книг... Следует издать правило... книги допускаются не иначе, как обозначенные в каталоге... журналы и газеты допускаются только духовные, а из светских – только те, кои разрешены для сего инспектором, коему дается особое наставление от министерства». С 1888 г. на особый отдел ученого комитета при Министерстве народного просвещения была возложена обязанность пересмотра каталога книг, разрешаемых для пользования в читальнях.

Были изданы также специальные правила для городских народных читален, согласно которым для открытия читален требовалось разрешение Министерства внутренних дел, а заведующие читальнями могли назначаться только с согласия губернатора.

В тесной связи со всем реакционным социально-политическим курсом правительства в 80-х годах находилась и его политика в отношении различных народов, населявших Российскую империю.

Воинствующий национализм расцвел в 80-е годы особенно пышно. Он проявлялся в разнузданном преследовании всех «иноверцев» (не христиан), в натравливании одной нации на другую. Русификаторство в Польше и Финляндии, бесправное положение «малых народов» Средней Азии, Сибири, Кавказа, запрещение белорусского языка, дискриминация украинского языка и украинской культуры, еврейские погромы как никогда оправдывали для 80 – 90-х годов название царской России – «тюрьма народов».

Целая система карательных мер была выработана в отношении сектантов. Правительство ссылало их в отдаленнейшие районы Сибири, сажало в тюрьмы, выселяло из родных мест и даже насильственно отнимало у них детей. Миссионеры православной церкви были вдохновителями судебных процессов против сектантов.

Грубому насилию подвергались на Востоке и в Сибири мусульмане и язычники. Чуваши, марийцы, коми, удмурты, мордвины подвергались насильственной христианизации, от которой они часто скрывались в лесах и глухих углах. По данным Синода, на протяжении 80-х годов было «обращено» в православие более 50 тыс. язычников.

В 1892 г. был затеян провокационный процесс против группы крестьян-удмуртов, жителей села Старый Мултан Малмыжского уезда Вятской губернии, клеветнически обвиненных полицейскими властями в принесении человеческих жертв языческим богам. Процесс продолжался четыре года. В защиту невинных крестьян на суде выступил писатель В.Г. Короленко. Блестящая обличительная речь Короленко на суде, его выступления в печати заставили царский суд вынести крестьянам оправдательный приговор.

На протяжении 80-х годов царским правительством проводились разного рода ограничения и преследования в отношении евреев.

«Временными правилами» 1882 г. у евреев было отнято право селиться вне городов и местечек даже в пределах «черты оседлости». Евреям было запрещено приобретать имущество в сельских местностях. Из «черты оседлости» были исключены все новые области и уезды. В 1887 г. была введена процентная норма приема в университеты и гимназии для евреев. Все ограничения реакционной власти были бедствием главным образом для еврейской бедноты. С целью отвлечения малосознательных слоев населения от реальных социально-экономических проблем в городах все чаще устраивались еврейские погромы.

В 80-е годы усилились гонения против поляков, преследования униатов в Литве и Белоруссии. Высланным униатам по окончании сроков ссылки было запрещено возвращаться на родину. На специальном совещании по «польским вопросам», созванном Александром III в 1888 г., было принято решение, что «основанием всех действий правительства в отношении польского края должно служить... улучшение в нем русской администрации» и что «опасно всякое со стороны государственной власти покровительство заявленному ныне стремлению польской национальности к приобретению новых для себя прав».

Воинствующая националистическая политика правительства Александра III выражалась также в решительном преследовании русской демократической культуры (печати, литературы, школы, театра, музыки) и культуры других народов империи. Снова с полной силой провозглашался лозунг крепостного времени: «Православие, самодержавие, народность».

Наступление реакции в 80-х годах сказалось и на экономической политике самодержавия. В 80-е годы наряду с господством в экономической жизни страны крупных дворян-помещиков появился новый претендент на государственное покровительство – крупный промышленный капитал. Экономическая политика царя Александра III определялась двойственной и противоречивой задачей – сохранить в России полукрепостнические отношения в пользу помещиковземлевладельцев и считаться с интересами крупного капитала и тем содействовать одновременно развитию промышленности путем протекционистской таможенной политики, расширением казенных заказов и другими мерами.

Тяжелое финансовое положение государства заставляло царское правительство заботиться о сокращении вывоза золота. Золото нужно было не только для покрытия внутренних расходов, но и для уплаты процентов по все увеличивающимся заграничным займам. В 1880 г. по ходатайству горнозаводчиков был отменен существовавший до того беспошлинный ввоз в страну чугуна и железа для машиностроения и железных дорог. Одновременно введены были пошлины на ввозимые в Россию паровозы, вагоны, сельскохозяйственные орудия, машинное оборудование, инструменты и т.д.

В 1885 г. были повышены пошлины на импорт железа, в 1887 г.

– на импорт чугуна. Трижды повышалась пошлина на импорт каменного угля – в 1884, 1886 и 1887 гг. Тариф 11 июня 1891 г., открыто провозгласивший таможенную русско-германскую войну, имел для ввоза многих изделий обрабатывающей промышленности почти запретительный характер. Обложение по этому тарифу достигало 30 % стоимости товаров. В своей поощрительной политике отечественному капиталу правительство шло на значительное расширение казенных заказов и выкуп в казну частных железных дорог с одновременным списыванием задолженности государству со стороны частных железных дорог на сотни миллионов рублей.

Покровительственная таможенная политика вызывала противодействие со стороны виднейших кругов дворянземлевладельцев, для которых эта политика не только приводила к увеличению предметов комфорта и роскоши, но и означала отвлечение государственных субсидий «на сторону», не в пользу основного помещичьего класса. Но особенно сказалось противоречие между интересами двух господствующих классов, когда в ответ на повышение ввозных пошлин на германские сельскохозяйственные и прочие машины Германия повысила пошлину на русский хлеб, что сильно ударило по интересам русских помещиков-экспортеров.

В железнодорожном деле интересы казны и частных компаний, боровшихся за увеличение доходности железных дорог, также столкнулись с интересами помещичьего хозяйства, добивавшегося снижения железнодорожных тарифов на хлеб и другие массовые грузы. Правительство внимательно прислушивалось к требованиям помещичьего класса, снижая железнодорожные тарифы за счет увеличения государственных дотаций железным дорогам.

Железнодорожные тарифы внутри страны составлялись таким образом, чтобы дешевый хлеб из производящих районов Поволжья и Северного Кавказа было невыгодно вывозить на внутренние рынки, где таким образом поддерживались стабильные цены на хлеб, продаваемый местными помещиками. В то же время для помещиковэкспортеров хлеба были установлены покровительственные железнодорожные тарифы на перевозку зерна к западным границам и портам. При помощи Дворянского и Крестьянского поземельных банков правительство поддерживало экономически отсталые помещичьи хозяйства.

Помещики жаловались на акцизную политику правительства, которая, по их мнению, защищала интересы промышленников и наносила ущерб сельскому хозяйству, то есть помещикам. «Акцизная система, – писали царю представители дворянства в 1896 г., – явно покровительствовала коммерческому винокурению перед сельскохозяйственным». В целях оказания помощи сахарозаводчикам в период выявившегося затруднения в сбыте сахара внутри страны правительство установило в 1886 г. государственную «премию» сахарозаводчикам по 50 коп. за каждый пуд сахара, вывезенный в Среднюю Азию и Персию. Вслед за этим предъявили свои требования на государственную помощь помещики-свекловоды, однако правительство ответило на их требование предложением сократить посевы свеклы. Сахарозаводчикам предложено было организовать синдикат для «регламентации» производства сахара, что явно било по карману помещиков-свекловодов.

В других случаях, наоборот, правительство стояло полностью на стороне помещиков, в ущерб интересам промышленников. Например, когда русско-американское общество представило (1884 г.) проект строительства в России крупных механизированных элеваторов в целях посредничества между производителями хлеба в России и экспортерами хлеба за границу, заинтересованные помещичьи круги усмотрели в этом мероприятии возможность уменьшения своих прибылей от хлебной торговли и добились отклонения проекта.

Хотя в результате борьбы различных групп господствующих классов экономическая политика правительства Александра III отличалась большой противоречивостью, в конечном счете она была вынуждена учитывать интересы промышленного капитала, иногда «поступаться интересами помещиков» с тем, однако, чтобы «потери» последних компенсировались за счет усиления эксплуатации крестьянства. Это привело к дальнейшему обнищанию деревни, к социальному расслоению и обострению классовой борьбы.

В этих условиях рос и значительно усиливал свое влияние на ход общественно-политического развития российский пролетариат.

ГЛАВА XV. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

Последняя треть XIX в. и первые два десятилетия XX столетия явились периодом бурных событий и процессов. Стремительность, с которой осуществлялись перемены, была поистине поразительной. В течение жизни одного поколения мир стал иным.

Период с 70-х годов XIX в. до начала XX в. был временем относительно мирного развития: на западе уже закончились буржуазные революции, а на востоке они еще не созрели. Западные страны превратились в индустриальные державы. Молодой и энергичный промышленный капитализм, основанный на свободной конкуренции независимых от государства и потому разъединенных предпринимателей, отстаивал политику протекционизма, а затем – фритредерства (отмены всякого ограничения в торговле и вывозе капитала). Это усиливало стихийность рынка: каждый производил то, что ему выгодно, не зная и не учитывая потребности общества, спрос.

В результате в развитых странах всего мира возникла целая серия экономических кризисов.

Глубокий экономический кризис, охвативший в 1900 – 1903 гг.

страны Европы и Соединенные Штаты Америки, стал поворотным пунктом в процессе перерастания свободного капитализма в империализм. В середине 1900 г. кризис стал проявляться в Германии, России, а вслед за ней в Англии, Франции и других странах Западной Европы.

Оборот внешней торговли резко сократился, многие банки объявили о банкротстве, даже наиболее крупные находились на гране разорения. Во всех капиталистических странах экономические кризисы сопровождались падением производства, закрытием предприятий, ростом неплатежей, снижением заработной платы, безработицей. Так, в Соединенных Штатах Америки кризис возник в 1901 г., когда на нью-йоркской бирже акции крупнейших промышленных монополий (стального треста и других) стали катастрофически падать, после чего началось резкое снижение производства в ряде решающих отраслей промышленности – угольной, металлургической, судостроительной, хлопчатобумажной.

В целом мировой экономический кризис 1900 – 1903 гг., развиваясь неравномерно, имел одну весьма существенную особенность: он дал мощный импульс процессам концентрации производства и капитала.

Способствуя гибели одних промышленных предприятий и одновременно усилению других, более мощных в техническом и экономическом отношениях, этот кризис прошел под знаком повышения роли монополий, расширения и укрепления их господства.

Ускорению процесса концентрации капитала способствовал стремительный прогресс техники. На рубеже столетий началось вытеснение парового двигателя электрическим. Возникали и развивались новые отрасли промышленности – электротехническая, автомобильная, химическая и другие.

Открытие способа изготовления высококачественной (вольфрамовой) стали произвело переворот в машиностроении, позволив создать станки с более высокой производительностью труда и начать их массовое производство.

Оборудованные по последнему слову техники предприятия требовали столь крупных капиталовложений, что для них были недостаточны не только средства отдельных предпринимателей, но и акционерных обществ. Объединение было необходимо, тем более, что оно сулило огромный размер прибыли.

Уже в начале XX в. крупнейшие капиталистические объединения стали приобретать решающее значение в мировой экономике.

Классической страной монополистического капитала была в начале XX века Германия. Монополистические объединения возникли здесь раньше и охватили производство глубже, чем в других странах.

В 1905 г. в Германии насчитывалось примерно 385 картелей, объединявших 12 тыс. предприятий. Они давали около трех пятых всей продукции и занимали господствующее положение в главных отраслях промышленности.

В Соединенных Штатах Америки в начале мирового экономического кризиса (1901 г.) было создано 75 трестов, объединявших более 1600 предприятий с общим акционерным капиталом почти в 3 млрд долларов, а в 1903 – 1905 гг.

монополизированные предприятия давали 70 % всего производства стали в стране, 75 % – угля, 84 % – нефти и т.д.

Целью монополий являлось обеспечение прибыли, намного превышающей обычную среднюю прибыль.

Централизация банковского дела в некоторых странах шла еще быстрее, чем централизация промышленности. Крупные банки, поглощая или подчиняя себе менее мощные, превращались в банковские монополии.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 45 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.