WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 35 |

Каковы же концептуальные основы русского либерализма 1. Либерализм во всех своих проявлениях – доктрина, отстаивающая свободу личности. Русский либерализм отстаивал это кредо, может быть, даже решительней, чем западноевропейский. Для русских либералов эта проблема имела не только теоретическое, но вполне конкретное социальное содержание, т. к. в стране существовало крепостное право.

Теоретическое обоснование о свободе личности дали профессораправоведы К. Д. Кавелин и Б. Н. Чичерин. Они признали, что историческое развитие России и Европы имело разные социальные основания. Исходным историческим основанием России был родовой строй.

Но, исчерпав свои жизненные возможности, он в конечном счете был преодолен государственным началом. Появление государства в качестве прогрессивной объединяющей силы означало выход на историческую арену личности, прообразом которой стал Петр Великий. Личностное начало, согласно Кавелину, выявилось в России позже, чем в Европе, пройдя через распад родового быта, патриархальной семьи и возникновение сильного государства; следовательно, существенные различия между Россией и Европой относятся лишь к прошлому.

Вступив на путь общечеловеческого развития, Россия стала подчиняться тем же историческим законам, которые определяют развитие Европы по пути обретения индивидуальной свободы и достижения социального равенства. Человек сам по себе имеет абсолютное значение, и только в силу этого свойства он может быть признан свободным лицом. Именно поэтому с ним непозволительно обращаться как со средством достижения каких-либо целей. Положение об абсолютной ценности человека всегда оставалось краеугольным камнем русского либерализма.

2. В основе русского либерализма лежала идея такого государственного порядка, при котором ценность общественных институтов измерялась бы тем, в какой мере они защищают интересы личности.

Смысл права, согласно Чичерину, не может быть сведен ни к произволу законодателя, ни к общественному договору. В его основе лежит естественное право человека на жизнь, свободу и собственность; последняя является гарантией независимости человека. Политическая программа либералов включала то, что называется гражданскими свободами: свобода совести, гласность, независимость суда и презумпция невиновности, незыблемость частной собственности.

Конечно, либералы понимали, что говорить о гражданском обществе в России можно лишь в смысле долженствования. Проблема гражданского общества была сложной для русского либерализма. Одни рассчитывали на то, что оно сформируется из той части дворянства, которая сумеет преодолеть сословные предрассудки. Другие возлагали надежды на разночинную интеллигенцию, которая явится связующим звеном между высшим сословием и народом. Купечество и промышленники, целиком зависевшие от государственных заказов и жаждавшие не столько свободы, сколько льгот и протекционистской политики двора, серьезно в расчет не принимались. Поскольку процесс образования гражданского общества шел с большим трудом, либералы направили свои усилия на осуществление реформ.

3. Последовательно отстаивая приоритет права, либералы связывали его с идеей сильного государства, способного проводить необходимые реформы, обеспечивая порядок в обществе. В свете сказанного становится понятной позиция либералов 50 – 70-х годов по отношению к самодержавию. Вопреки распространенным обвинениям они защищали не самодержавие само по себе, а сильное государство, которое в то историческое время не могло быть не чем иным, кроме как исторически сложившейся монархией. Следует, однако, отметить, что понятие просвещенной монархии у либералов получило новую интерпретацию.

Ставка делалась теперь не на личность просвещенного монарха, а на монархию как институт, опирающийся на закон и сильную исполнительную власть, в конечном счете просвещенную бюрократию.

Реформы 60-х годов подтвердили правомерность такого подхода.

Император Александр II, с царствованием которого связано проведение реформ, по свидетельствам современников, отнюдь не олицетворял собой «просвещенного монарха». Но глубочайший структурный кризис крепостничества и основанного на нем самодержавия заставил его пойти на реформы, привлечь к их подготовке и проведению способных людей (Н. А. и Д. А. Милютины, Я. И. Ростовцев, В. А. Черкасский, Я. А. Соловьев), которые в ходе реформ становились на позиции либерализма.

Видя в правительстве «единственную европейскую силу», способную осуществить реформы, либералы выступили против конституции. Они справедливо полагали, что конституция в этих условиях могла быть только сословно-олигархической. Во-первых, с конституционализмом, корни которого уходят в глубь российской истории, в борьбу боярства за свои права, у либерализма были сложные отношения в силу того, что он нес на себе явную печать сословности. Либерализм же, требуя освобождения крестьян, выступал против сословных привилегий дворянства, считая лежащее в их основе крепостное право самой страшной бедой России. Во-вторых, основная масса населения России была фактически не готова к конституционному порядку. В таких условиях выборы представительного собрания и его деятельность от имени общества были бы самообманом.

Отказ либералов от участия в конституционном движении 50-х годов отнюдь не свидетельствовал о принципиальном отрицании идей конституционализма. Напротив, они были убеждены в том, что все народы, способные к развитию, рано или поздно приходят к представительному порядку. Государства, в которых не развита общественная самодеятельность, не способны конкурировать со свободными странами, где все общественные силы участвуют в экономическом и социально-политическом процессе.

Таковы концептуальные основы идейно-политической доктрины русского либерализма. Что же касается социально-политического значения деятельности русских либералов, то при их непосредственном участии за короткое время была осуществлена серия отнюдь не утопических реформ, которые современники не без основания называли «великими реформами». Вот перечень главных из них: 19 февраля 1861 года – крестьянская реформа, отмена крепостного права; 1862– 1864 годы – финансовые реформы и реформы в сфере образования;

1864-й – земская и судебная реформы; 1865-й – реформы в области печати и цензуры; 1870-й – городская реформа; 1874 год – военная реформа на основе всеобщей воинской повинности. Реформы стали крупной вехой в развитии российского общества.

Третья волна либерализма, «новый либерализм», сформировался в условиях социально-политического и идейного кризиса 90-х годов ХIХ века. С развитием капитализма в России расширилась социальная база либерализма, появились новые имена, новые идеи. На земских съездах, последовавших один за другим в конце 90-х годов, произошел раскол либерального движения: наряду с выделением ортодоксально-либерального ядра (Д. Н. Шипов, М. А. Стахович, Н. А. Хомяков) образовалось и стало набирать силу новое конституционалистское направление (П. Б. Струве, П. Н. Милюков, С. Л. Франк), ставшее впоследствии ядром партии кадетов.

Либерализм в России развивался в условиях острой конкурентноидейной борьбы с набиравшим силу социал-демократическим движением. Это не могло не сказаться на формировании его идеологии, стратегии и тактики. На этой основе внутри либерализма выделилось особое направление – «новый либерализм», ориентировавший общественную мысль на синтез ценностей старого либерализма с социальными программами демократического социализма и на размежевание с марксистским социализмом. Конечно, «новый либерализм» возник не на пустом месте. Во многом он оставался «плотью от плоти своего предшественника, хотя между ними имели место и существенные различия. Несогласный с формулой «охранительного либерализма», ориентированного на реформацию общества «сверху», он не отрицал других идей старого либерализма, и прежде всего тех, что были связаны с теорией правового государства и свободы личности. Они-то и являются ядром социально-философской концепции неолиберализма. Его идеологами стали П. И. Новгородцев, И. А. Покровский, Л. Петражицкий, позже – Б.А. Кистяковский, С.И. Гессен.

Современники зачастую упрекали «новый либерализм» в отходе от классических начал, в эклектизме и уступках социализму. Но вопреки обвинениям прослеживается его несомненная связь с классическим либерализмом. С ним его объединяло признание самоценности человеческой личности и ее свободы, защита идеи правового государства, признание приоритета правозаконности над политикой. Сохранив основное кредо своих предшественников, «новый либерализм» дополнил его новой аргументацией в трех моментах:1) в содержании понятия свободы; 2) в понимании принципа равенства; 4) в истолковании собственности.

В новом понимании свобода приобретает status positiv по отношению к человеку, предписывая ему определенные акты поведения. В этом случае сфера личных прав интерпретируется как своеобразная «непроницаемость личности для другого лица», в том числе для государства. Признание «непроницаемости ядра» личности гарантирует ее от превращение в средство для достижения чуждых ей целей и дает право на сопротивление этому всеми доступными средствами. Таким образом, понимание свободы как равной и одинаковой для всех возможности произвольного действия заменялось более содержательным ее пониманием как свободы самореализации человека.

Новый либерализм отличался от классического и в определении равенства. В его интерпретации равенство предполагает поддержку со стороны государства того рода деятельности, в которой человек нуждается. Поскольку правовое равенство (равенство перед законом) еще не гарантирует реального равенства, постольку оно должно быть дополнено социальным равенством «исходных позиций», гарантии которого в значительной степени зависят от соответствующей политики государства. Тем самым идея права дополнялась идеей блага, гарантом которого выступает государство.

Включение идеи блага в сферу компетенции правового государства подводило неолибералов к мысли о необходимости определенной регламентации экономики и о подчинении ее культурным ценностям.

Представители неолиберального направления решительно выступали против монополизации собственности: собственность оправдана как основание и гарантия личной свободы, монополизация же собственности устраняет свободу частной инициативы. Социальным злом является не столько экономическое неравенство само по себе, сколько порабощение человека человеком. Понятие собственности, таким образом, наполнялось новым содержанием. Собственность мыслилась не как принадлежащая индивиду вещь, а как поприще человека, основа его хозяйственно-предпринимательской деятельности и культурного творчества.

Как следствие переосмысления понятий свободы и собственности вытекал тезис о необходимости расширения сферы деятельности государства. Если старый либерализм настаивал на невмешательстве государства в дела гражданского общества, то представители нового либерализма подчеркивали, что обеспечение права на достойное существование, борьба с монополизмом требуют от государства решительных действий по отношению к тем, кто нарушает это фундаментальное право человека. В решении таких задач государство рассчитывает не только на свои силы, но и на поддержку народа. Таковы концептуальные идейно-политические основы неолиберализма 90-х годов ХIХ века.

Логика развития русского либерализма неизбежно подвела его к необходимости организации политических партий. Партии либерального направления оформились в России в годы революции 1905–гг. Крупнейшие из них – Союз 17 Октября и Конституционнодемократическая партия.

Союз 17 Октября – умеренно-либеральная партия. В нее входили Д. Н. Шипов, А. И. Гучков, М. В. Родзянко и др. Союз выступал за содействие правительству, «идущему по пути спасительных реформ», за единство и нераздельность империи, за обеспечение гражданских прав личности, за конституционную монархию. В отличие от радикальных либералов октябристы выступали против отчуждения частновладельческих земель, неограниченного права стачек и повсеместного введения 8-часового рабочего дня. Особое внимание уделялось созданию условий для развития торгово-промышленного дела. Рядовые члены союза принадлежали к различным социальным слоям, но в целом это была партия крупной промышленной и финансовой буржуазии. Численность партии в разные годы была различной, максимум составлял 65–70 тыс. человек.

Конституционно-демократическая партия – левое радикальное крыло либерального движения. Основателями и активными деятелями кадетской партии были Ф. Ф. Кокошкин, В. А. Маклаков, П. Н. Милюков, П. Б. Струве и др. Партийная программа включала в себя требования правового государства в виде конституционной монархии с ответственным перед парламентом правительством, всеобщего гражданского и политического равноправия, культурного самоопределения наций, политической автономии для Польши, принудительного отчуждения частновладельческой земли по «справедливой (не рыночной) оценке», 8-часового рабочего дня. Программа выражала интересы сторонников европейских ценностей развития, поэтому партия не стала «своей» ни для буржуазии, ни для народа. Социальной базой кадетской партии являлись прежде всего интеллигенция и средние городские слои. Слой предпринимателей и землевладельцев составлял от до 20 %, удельный вес рабочих и крестьян не превышал 15 %. Максимальная численность кадетской партии составляла 55–70 тыс. человек.

Либерализм в России не мог иметь широкой социальной базы.

Его социальная база – собственники, однако в стране их было мало.

Отсюда социальная база либерализма в России – интеллигенция и государственная бюрократия. Этим и объясняется особое отношение русских либералов к власти. Государство – это единственная реальная сила, творящая историю, народ может себя проявить лишь в анархическом бунте. Только власть сможет осуществить необходимые для России реформы. И действительно, опираясь на либеральную бюрократию, в 60–70-е гг. ХIХ века Александр II провел серию либеральных преобразований.

Либерализм не стал к 1917 г. ведущей политической силой в России. Либеральная модель, несущими конструкциями которой являются свобода личности, неприкосновенность частной собственности, демократические институты и общественное самоуправление, не привилась (и не прививается сейчас) прежде всего потому, что ее утверждение предполагает достаточно высокий уровень материального благосостояния и культуры основной массы населения страны. Там, где главным для людей является проблема элементарного физического выживания, где миллионы тружеников, и в частности крестьяне, практически лишены частной собственности, а государство контролирует все стороны жизни общества, – там либеральные ценности скольконибудь значительных шансов на успех не имеют, что блестяще доказывает пример нашей страны.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.