WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 35 |

Проблема социальной сущности и последствий опричнины давно обсуждается исследователями. В ХХ веке в отечественной историографии господствовала концепция С. Ф. Платонова. Он рассматривал опричнину как форму борьбы с княжеско-боярской аристократией – главным противником централизации государства. В результате опричнины было подорвано могущество старой знати, боярства, в пользу новой знати – поместного дворянства. В действительности опричнину можно рассматривать как форсированную централизацию, предпринятую без достаточных экономических и социальных предпосылок, а потому вылившуюся в массовый террор. В целом это не была антибоярская политика. Скорее, это был конфликт внутри господствующего сословия, спровоцированный Иваном IV в целях укрепления своей власти. Он был многократно усилен маниакальной подозрительностью и жестокостью самодержца, а также его скорее всего сознательной попыткой создать новый тип политического режима, близкий к восточной деспотии. Иван IV всемерно отстаивал «спасательную» роль ничем не ограниченного самодержавия. Для этого он намеренно затушевывал то, что он был первым русским царем, представляя самодержавие исконно русским явлением, начиная с Владимира Святославовича и Владимира Мономаха. Крайне резко Иван IV критиковал западные монархии с сословным представительством.

Опричнина имела для страны далеко идущие последствия.

Во-первых, проблема соотношения власти и общества была решена в пользу власти. Опричнина подчинила общество неограниченной власти царя. Роль Боярской думы упала. (Хотя во время малолетства Ивана IV, в 1533–1547 гг., в стране фактически было боярское правление).

Во-вторых, ликвидированы экономически независимые от власти собственники, которые могли стать основой формирования в России гражданского общества. Произошло огосударствление общества: все зависели от государства и лично от царя. Собственность сохранилась, но собственник не был защищен законом, в любой момент мог лишиться собственности по приказу царя. Это не была частная собственность в западном смысле. Стиралась грань между ненаследственным владением и наследственной собственностью. Дворяне были владельцы, а не собственники. Хотя были и частные собственники, но их доля сокращалась.

В-третьих, по характеру Московское государство приблизилось к восточной деспотии: единоличная власть царя, вертикальный характер связей, корпоративность, колоссальная роль бюрократии.

Но все же это не Восток в чистом виде. Прямая, непосредственная демократия сохранилась на уровне общины. Поскольку большинство населения повседневно существовало в условиях коллективистской демократии, это не могло не сказаться и на общественном устройстве в целом. Шел, хотя и ограниченный, диалог власти и общества через Земский собор. Земские соборы часто представляют аналогом западного парламента, органом представительной власти в России.

Это не соответствует действительности. Собор был порожден общинной демократией и является ее отражением со всеми недостатками.

Земские соборы юридически никаких прав не имели. Собирали их по мере надобности, для выяснения настроения в обществе, а главное, финансовых возможностей населения для финансирования войн, для одобрения налогов и т. п. Как видно из состава первого Собора (г.), он представлял собой не граждан, а сословия-корпорации: церковь, служилую бюрократию, городской посад. В дальнейшем в Собор войдут представители купечества, казачества, черносошных крестьян. Нет документов, которые бы говорили о выборности членов Собора. Скорее всего, кого пригласить царь определял, собирая Собор, царь был убежден в его поддержке, иначе в нем не было необходимости. Вместе с тем Собор дважды сыграл историческую роль: выбрал царя (Бориса Годунова в 1589 году и Михаила Романова в году). Таким образом, Земский собор не был органом представительной демократии, он иного рода – элемент общинной, коллективистской демократии. Средневековые парламенты в Европе также носили сословно-корпоративный характер и являлись элементами диалога власти с обществом. В новое время эти парламенты стали выборными и представляли не корпоративные структуры, а граждан. Земский собор и общинная демократия связывали Россию с Европой, но Европой средневековой.

Таким образом, к началу ХVII века произошло оформление самодержавия как специфической формы государственного устройства.

Страна окончательно стала на особый путь развития, отличающийся от западно-европейского. Его характерным признаком является огромная роль государства в социально-экономической и политической сферах общества, а отчасти и в духовной. В жестокой зависимости от государства оказались не только крестьяне и посадский люд, но и представители господствующего сословия. Несмотря на формальную самостоятельность, церковь также зависела от государства.

Абсолютная власть монарха, в чем-то сопоставимая с властью русских царей, существовала во многих европейских государствах. В Центральной Европе было и крепостное право, внешне похожее на российское, хотя и формировавшееся на иной основе. Однако определяющая роль государства в сфере общественных отношений была свойственна только России. Эта черта сближала Русское государство со средневековыми державами Востока.

В экономике мощь государства опиралась на большой фонд государственных земель. Его основу составляли конфискованные Иваном III новгородские и тверские (великокняжеские) земли. Складывание единого государства ставило проблему комплектования армии, аппарата управления. Потребность в служилых людях в условиях неразвитости товарно-денежных отношений, скудости государственных финансов привела к созданию поместной системы. Она формировалась путем раздачи государственных земель в условное владение за службу. Такая практика, характерная скорее для раннего феодализма, создавала слой землевладельцев (помещиков), зависимых от государственной власти. Вотчинники отличались от помещиков тем, что могли свои земли продавать, дарить и передавать по наследству. Вместе с тем поместья тоже фактически наследовались, а вотчина была в известной степени условным владением, поскольку и вотчинники обязаны были служить.

Фактически параллельно с формированием государства складывалось и крепостное право. Со второй половины ХV века начинается постепенное ограничение права крестьян на переход к другому владельцу. Судебник 1497 г. ввел единый срок для этого перехода – неделя до и неделя после Юрьева дня осеннего (26 ноября). Однако это касалось лишь частновладельческих крестьян, которые составляли меньшинство. Преобладали же крестьяне «черные», или черносошные. Они не имели конкретных хозяев и лишь платили подати государству.

Быстрое развитие поместной системы в начале ХVI века привело к резкому сокращению количества черносошных крестьян, поскольку их земли стали раздаваться помещикам. Новый шаг к закрепощению был сделан в 1581 – 1582 гг., когда в ответ на разорение и бегство крестьян был объявлен «заповедный» год, т. е. отменен Юрьев день и право перехода крестьян. По-видимому, «заповедными» были и последующие годы, а в 90-е гг. появился указ о бессрочном запрете крестьянского выхода. Ведущую роль в формировании крепостного права в России сыграл рост повинностей крестьян, необходимый для ускоренного, не подкрепленного достаточными экономическими предпосылками создания единого государства и его быстрого расширения.

При опережающем по отношению к крестьянам росте служилого сословия, вызывавшем неизбежное усиление эксплуатации, и наличии неосвоенных земель для удержания крестьян на землях феодалов неизбежно требовалось их законодательное закрепление. Не исключено, что определяющую роль в формировании крепостного права сыграли и природно-климатические условия основной территории Российского государства, не позволявшие стабильно производить значительные излишки сельскохозяйственных продуктов.

Об особенностях российского самодержавия, механизме его формирования речь уже шла выше. Еще раз подчеркнем, что сословно-представительная монархия в России, в отличие от западноевропейских стран, так и не утвердилась. При определенном сходстве с такими сословно-представительными учреждениями, как английский парламент (возникший в 1265 г.) или французские Генеральные штаты (1302 г.), в Земских соборах отсутствовала выборность членов, т. е. не был определен порядок представительства. К тому же из-за резкого усиления в 60–70-е гг. самодержавной власти Земские соборы так и не стали постоянным органом власти и играли куда менее самостоятельную роль, чем сословно-представительные учреждения на Западе.

Тенденция к усилению самодержавной власти монарха оказалось явно сильнее.

3. Изменения в политической системе России в начале ХХ века На рубеже ХIХ–ХХ вв. Россия оставалась самодержавной монархией. В стране отсутствовали политические свободы, легальные партии и профсоюзы. Страной управляли самодержавный император и огромный (385 тыс. чиновников) государственный аппарат. Его высшими звеньями являлись Собственная его императорского величества канцелярия, Государственный Cовет, Сенат, Святейший Синод и министры, которыми руководил лично император. Объединенного правительства не было, хотя Комитет министров формально и существовал.

Отсутствие конституции и представительных учреждений, ограничивающих власть монарха, превращали Россию в уникальное явление среди относительно развитых стран. Даже в Японии в 1889 г. была введена конституция. Противоречия между самодержавными порядками и модернизирующейся экономикой, новыми социальными отношениями достигли небывалого накала. В результате – социальный взрыв. 9 января 1905 г. в России началась революция.

В период наивысшего подъема революции осенью 1905 г. Николай II подписал указ «Об усовершенствовании государственного порядка», который вошел в историю под названием «Манифест 17 октября 1905 г.». Манифест предполагал колоссальный шаг в сторону конституционной монархии. Вводились демократические свободы:

неприкосновенность личности, свобода слова, печати, совести, собраний и союзов. Объявлялось о создании законодательной Государственной Думы, к выборам в которую было обещано допустить все классы и сословия. В дальнейшем предполагался переход к всеобщему избирательному праву.

Верхней палатой парламента был определен Государственный Cовет. Государственный Cовет как законосовещательный орган при царе существовал с 1810 г., члены его назначались царем. Теперь предполагалось превратить Государственный Совет в буфер между императором и Думой и в фильтрирующий орган. Верхняя палата строилась на иных принципах, чем Дума. В Государственный Совет входили лица по назначению царя и выборные от населения. Число назначенных не должно было превышать числа выбранных. Выборы осуществлялись по сословно- корпоративной и высокоцензовой системе. Председатель и вице-председатель назначались царем. Члены Государственного Совета избирались на девять лет, но каждые три года обновлялась одна треть состава.

Как же определялось место двухпалатного парламента в структуре органов власти Статья 86 «Основных законов Российской империи» гласила: «Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного Совета и Государственной Думы и воспринять силу без утверждения государя императора». Таким образом, в России оформилась и выделилась законодательная ветвь власти.

В декабре 1905 г. был обнародован закон, предусматривающий избирательные нормы. Выборы были предусмотрены не прямые, как обещалось, а двухстепенные. Сначала выбирали выборщиков, они, в свою очередь, выбирали депутатов. Права избирателей были неравными и определялись имущественным цензом. Избиратели были разбиты на четыре курии, которые обладали неравным числом голосов:

земледельческая, городская, крестьянская, рабочая. Наибольшее преимущество получала первая курия. Меньше всего голосов – у лиц наемного труда. I Государственная Дума открылась в апреле 1906 г.

Состав Думы получился либеральным. Одна третья всех мест (161 депутат) принадлежала кадетам. Председателем Думы был избран кадет С. А. Муромцев.

В июле 1906 г., через 72 дня после начала работы, император, воспользовавшись правом роспуска Думы, прекратил ее работу.

II Государственная Дума собралась в ноябре 1906 г. Ее состав был еще более радикальным, т. к. революционные партии участвовали в выборах. Председателем Думы был избран кадет Ф. А. Головин. Однако II Дума также просуществовала недолго, 102 дня, и в июне г. была распущена. Одновременно было издано новое положение о выборах. Вряд ли можно характеризовать изменения в законе о выборах как переворот, но то, что произошел откат в демократизации страны, это безусловно. Были резко ограничены возможности общества влиять на систему власти. Новый избирательный закон приравнивал один голос помещика к 4-ем голосам крупной буржуазии, 65-ти голосам мелких собственников города, 260-ти голосам крестьян, 543-м голосам рабочих.

В соответствии с этим законом избирались III и IV Думы, полномочия которых составляли полный срок – пять лет. Они были консервативны по составу. В III Думе консерваторы имели 144 места (из 429), в IV – 185 (из 442). Представители консерваторов выступали за дальнейшее ужесточение курса правительства и репрессии во имя сохранения самодержавной власти. Но самодержавие в начале ХХ века не имело исторической перспективы в России. При анализе общественно-политических сил России поражает, что большая часть общества, за исключением консерваторов, высказывалась за демократию в той или иной форме. Водораздел в политике проходил по линии – за демократию или против. В советской исторической литературе этот водораздел было принято определять по принципу: за монархию или против. Но для общества была важна степень демократизма, а не форма государства (монархия или республика). Известны демократические монархии (например, современная Швеция) и тоталитарные республики (например, Ирак).

3 марта 1917 г. Николаем II было подписано отречение от престола в пользу брата великого князя Михаила. 3 марта состоялось отречение Михаила Романова от престола. Эти два дня, 2 – 3 марта, выявили полную неспособность самодержавия решить назревшие проблемы России, свидетельствовали о его падении. Речь должна идти именно о падении самодержавной монархии, а не о свержении, как считалось в советской историографии. Никто Николая II не свергал, он не был захвачен восставшими массами, подписал отречение добровольно, а не под дулами ружей. Его даже не посадили в тюрьму. Это свидетельствует о бесперспективности самодержавия в России. Самодержавие пало, лишенное поддержки общества, неспособное к решению труднейших проблем, стоящих перед Россией.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.