WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 33 |

Пруссия, опасавшаяся расширения революционной территории, предложила России военную помощь, надеясь при благоприятных обстоятельствах присоединить часть польских владений. Правительства Англии, Австрии и Франции, напротив, направили в Петербург ноты протеста, требуя восстановления польской независимости. А в период подавления восстания официальные Лондон и Париж демонстрировали военные приготовления. Впрочем, конфиденциально английская дипломатия дала понять Горчакову, что Британия воевать против России не будет. Ее главная задача – разорвать русско-французский союз была уже достигнута, а поддерживать притязания Наполеона III на левый берег Рейна лондонский кабинет не собирался. Австрия тоже не рисковала начинать войну.

Взвесив все эти обстоятельства, Горчаков оформил в виде дипломатической ноты протест против европейского вмешательства во внутренние дела Российской империи. В результате польское восстание было подавлено, международное положение польской государственности осталось прежним, а союз России и Франции распался. Русское дипломатическое ведомство начало прорабатывать план установления содружества с Пруссией.

В то время прусское правительство лелеяло мечту объединить все немецкие земли и было заинтересовано в нейтралитете России в данном вопросе. В результате войны с Данией (1864 г.) и с Австрией (1866) Пруссия добилась создания под своим протекторатом Северо-германского союза. Хотя военное усиление Пруссии и вызывало настороженность Петербурга, все же русское правительство решило не противодействовать прусским намерениям, рассчитывая в будущем на благодарность Бисмарка и его поддержку в деле отмены Парижского мира. В начале 1866 г. Горчаков откровенно заговорил с Бисмарком об этом и, встретив понимание, настоял на принятии соглашения о проведении специальных переговоров. В результате их была достигнута устная договоренность прусских и русских министров иностранных дел (Мантейфеля и Горчакова) о взаимодействии в европейской дипломатической войне.

Дальнейшие события способствовали еще большему сближению двух стран. В результате дипломатических встреч в 1868 г. царское правительство официально заверило, что в случае войны Пруссии с Францией оно подведет 100-тысячную русскую армию к границам Австро-Венгрии и не допустит вмешательства последней в войну. Взамен прусский король и Бисмарк согласились поддержать требование России об отмене нейтрализации Черного моря. Это устное соглашение 1868 г. имело силу договора.

Победа Пруссии над империей Наполеона III в 1870 году привела к французской революции и военному усилению страны-победительницы. Но и тогда стремление добиться отмены условий Парижского мира превалировало над опасениями от военного роста пограничной Пруссии.

Борьба за отмену условий Парижского мира 1856 г. Осенью 1870 г.

Горчаков уведомил европейские правительства о том, что Россия не может более признавать обязательным для себя запрещение иметь военный флот на Черном море. Английский кабинет был категорически против пересмотра подписанных в Париже соглашений, но союзников на континенте он в этом вопросе не имел. Франция была разбита. Австрия на войну не решалась. Бисмарк от имени прусского короля выступил с предложением созвать в Лондоне специальную конференцию для обсуждения черноморского вопроса. Горчаков решился участвовать в конференции только после того, как получил уведомление от английского правительства о намерении признать восстановление прав России на Черном море.

В марте 1871 г. участники конференции (послы России – барон Ф.И.Бруннов, Германии – граф А.Бернсторф, Австро-Венгрии – граф Р.Аппоньи, Франции – герцог Ж.В. де Бройль, Великобритании – лорд Дж.Гренвилль, Италии – К.Кадорна, Турции – К.Муссурус-паша) подписали Лондонскую конвенцию об отмене статей Парижского мира. Конвенция подтверждала принцип закрытия черноморских проливов в мирное время для военных судов всех держав, но с оговоркой о праве султана открывать их для военных кораблей «дружественных и союзных держав».

В конце сентября 1870 г. в Россию прибыл представитель постреволюционного французского правительства Тьер с предложением возобновить русско-французский союз. Официальный Петербург колебался. Правительства всех европейских стран враждебно отнеслись к революционным событиям во Франции, к образованию Парижской Коммуны. Мирный договор, подписанный в мае 1871 г. во Франкфурте-на-Майне, привел к аннексии французских территорий – Эльзаса и Лотарингии в пользу Германии и к образованию единого немецкого государства – Германской империи.

Вместе с тем, русское правительство начало всерьез опасаться роста могущества немецкого соседа. Наиболее желательным российские власти считали разумный баланс сил в Европе. Исходя из этого, Россия нуждалась во Франции, способной стать противовесом военной мощи новоявленной Германии. Русская пресса почти единодушно высказывалась за сближение с Францией. Эти настроения находили сочувствие и вызывали готовность к переговорам в Париже. Но до поры до времени интересы России в Средней Азии способствовали вынужденному союзу Петербурга с Берлином.

Во время берлинского свидания (сентябрь 1872 г.) русского императора Александра II, австрийского императора Франца-Иосифа и прусского короля Вильгельма I была достигнута договоренность по наиболее важным моментам европейской политики. Россия дала понять Германской империи, что не поддержит продолжения войны против Франции. В беседе с французским послом в Берлине русский канцлер заявил: «Я вам говорил и повторяю – нам нужна сильная Франция». И все же берлинское свидание стало шагом к новому русско-германскому соглашению.

В мае 1873 г. между Берлином и Петербургом была подписана военная конвенция. Каждая из сторон обязывалась в случае войны выставить в распоряжение союзника армию в 200 тыс. человек. Царское правительство рассчитывало использовать конвенцию для давления на Англию, Бисмарк – против Франции. В том же году к союзу присоединилась Австрия на условиях невмешательства союзников во внутренние дела друг друга. Подписанный акт получил громкое название «Союз трех императоров». Опираясь на него, Бисмарк в 1875 г. попытался спровоцировать войну с Францией в расчете на ее полное поражение. Однако жесткая позиция российской дипломатии предотвратила развязывание военного конфликта.

§ 2. «Восточный вопрос» в правление Александра II На вторую половину XIX века приходятся третий и четвертый этапы «восточного вопроса» во внешней политике России. Третий этап (от Парижского мира 1856 г. до окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг.) характеризовался попыткой России добиться пересмотра ограничительных статей Парижского мира и восстановить свои позиции на Балканах. Наибольшими успехами России стали победа в русско-турецкой войне 18771878 гг. и ряд дипломатических документов в пользу расширения автономии балканских провинций Османской империи.

Не имея возможности выступать протектором христианских народов турецкого государства, российские власти исподволь поддерживали их освободительную борьбу против султана. Это, с одной стороны, повышало авторитет России на Балканах, а с другой, вызывало негодование правительств Англии и Австрии. Английские власти грозились ввести войска в Константинополь в случае успеха российской провокации против турецких властей. Однако российская дипломатия, опираясь на поддержку Франции и оказывая содействие национально-освободительному движению, в г. добилась вывода австрийских войск с территории Молдавии и Валахии и английского флота с Черного моря. В 1859 г. эти княжества объединились под властью избранного князя Александра Кузы. Дипломатическая поддержка Кузы со стороны России и Франции, а также перемещение русской армии к границам Бессарабии обеспечили международное признание объединения румынских княжеств.

Кроме того, русско-французский союз обеспечил дипломатическую, финансовую и военную поддержку Черногории (1858-1862 гг.) и Сербии (1862 г.) в войне за независимость от турецкого султана.

Позиция России по отношению к балканским кризисам. Румынские княжества. В первой половине 1866 г. в центре внимания европейской дипломатии вновь оказались румынские княжества Валахия и Молдавия.

Князь Куза, пользовавшийся поддержкой французского императора, вызвал недовольство крупных румынских бояр и был свергнут. Вместо него на престол взошел родственник прусского короля – Карл Гогенцоллерн.

Создание единого румынского государства подрывало основы Парижского мира и тем самым было выгодно России. Российская дипломатия рассчитывала в будущем урегулировать с Гогенцоллерном вопрос о возвращении России Южной Бессарабии. В 1868 г. последовало официальное признание Румынии Россией.

Критское восстание. Другая острая ситуация возникла в связи с восстанием жителей острова Крит. Население Крита, находившееся под властью турецкого султана, добивалось присоединения к свободной Греции.

Русское правительство в отношениях с Османской империей придерживалось тактики расширения автономии проживавших в Порте христианских народов. Поэтому Горчаков, когда началось подавление восстания силами турецкой армии, настаивал на вооруженном вмешательстве европейских держав в этот конфликт. Однако против русского плана выступила Франция. Ее правительство выдвинуло альтернативный план – проект реформ в Турецкой империи, направленных на ее централизацию. Французские дипломаты рассматривали Османскую империю как рынок размещения французского капитала. Для стабильных доходов с инвестиций французская буржуазия была заинтересована в сохранении турецкого политического «колоса на глиняных ногах». Воспользовавшись конфликтом русской и французской дипломатий, султан подавил восстание.

Сербский кризис. Русское правительство поддерживало и национальную освободительскую борьбу сербов. Получив в первой половине XIX в. государственную автономию, Сербия стремилась освободиться от остатков зависимости от султана. Она требовала вывода турецких войск из Белграда и двух других крепостей. Россия поддерживала требования сербского князя Михаила Обреновича. В результате они были удовлетворены.

Однако вскоре, в 1868 г., в Белграде произошел государственный переворот. Князь Михаил был убит, и в Сербии укрепилось влияние Австрии.

В 1875 г. внимание всех европейских дипломатических ведомств вновь оказалось прикованным к политическому кризису на Ближнем Востоке. Османская империя все более ослабилась под натиском национальноосвободительного движения славянских народов Балкан. Весной 1875 г.

началось восстание в Герцеговине, а затем Боснии. Движение за помощь повстанцам охватило Сербию и Черногорию. Положение еще более осложнилось, когда в апреле 1876 г. восстание вспыхнуло и в Болгарии.

Позиции европейских держав по отношению к балканскому кризису 1875-1876 гг. распределились следующим образом. Английское правительство поддерживало турецкого султана в его борьбе с национальноосвободительным движением и против России. На стороне Порты выступила и Австро-Венгрия. Россия традиционно поддерживала и защищала славянские народы Балкан в их борьбе с Османским владычеством. Но в данный момент русское правительство не было готово к войне и опасалось, что, случись развал турецкой империи сейчас, все выгоды от него достались бы более сильным в военном отношении соперникам – Англии, Франции, Германии. Поэтому в начале кризиса правительство Александра II рассчитывало использовать повстанцев как элемент запугивания султана, но стремилось не допустить, чтобы восстание переросло во «всеобщее возмущение».

Дипломаты России добивались от султана проведения реформ в пользу христианского населения империи. Для их разработки и обсуждения Горчаков организовал встречи представителей России, Австро-Венгрии и Германии. Выработанный в ходе напряженных переговоров «берлинский меморандум» (май 1876 г.) содержал лишь предложения Порте заключить перемирие с повстанцами на два месяца и принять некоторые их требования.

Болгарские события. Между тем Турция учинила зверскую расправу над болгарским населением. Страна была залита кровью; свыше 30 тыс.

болгар было убито, множество сел превращено в пепелища. Восстания в Герцеговине, Боснии и «болгарская резня» вызвали в России широкое общественное движение в защиту славян. На Балканы стали отправляться тысячи русских добровольцев, по всей стране собирались пожертвования.

Верховная власть поощряла это движение. Император официально объявил о сборе средств в пользу восставших и сам сделал взнос в 10 тыс. рублей.

Русские политики и общественные деятели разделились на сторонников войны с Турцией (императрица, великий князь Николай Николаевич, будущий император Александр III), и сторонников выжидания ситуации (Александр II, Горчаков, военный министр Д.А.Милютин, министр внутренних дел С.И.Тимашев и др.). Незавершенность военной реформы г., расстройство финансов, боязнь усиления революционного экстремизма внутри страны, печальный опыт Крымской войны – все это побуждало выбирать тактику дипломатического давления на Турцию. И хотя русское правительство рекомендовало сербам воздержаться от поддержки повстанцев, 30 июня 1876 г. Сербия и Черногория объявили Турции войну.

В этой ситуации правительство России считало себя обязанным вмешаться. Для этого следовало заручиться нейтралитетом Австро-Венгрии.

Он был куплен довольно дорого. В июне 1876 г. Горчаков привез в Петербург соглашение, по которому в случае турецкого поражения карта восточной Европы должна быть расчерчена следующим образом: Болгария, Босния и Герцеговина получали автономию. Планировалось увеличить территории Сербии, Черногории и Греции. Россия смогла бы вернуть потерянную по Парижскому миру Южную Бессарабию и Батум на Кавказе. Австро-Венгрия желала присоединить часть Боснии и Герцеговины. Обе державы условились «не оказывать содействия образованию большого славянского государства» на Балканах.

Тем временем Сербия потерпела поражение. Сербский князь Милан обратился к Александру II с просьбой о помощи. 31 октября 1876 г. Россия предъявила Турции ультиматум: в 48 часов заключить с Сербией перемирие. Не готовая к войне с Россией, Порта приняла это условие. Вмешательство России предотвратило занятие турецкой армией Белграда. Понимая, что достигнутое перемирие – лишь временная мера, российские власти стали готовиться к возможной войне с Османской империей. В стране была проведена дополнительная мобилизация. Однако начинать военные действия, которые конечно повлекут огромные расходы и неизвестно чем закончатся, правительство опасалось.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.