WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 33 |

В формировании состава рабочих пореформенной России участвовали самые разные слои и социальные группы населения. Это рабочие кадры дореформенных фабрик и заводов, оставшиеся на этих предприятиях и после отмены крепостного права; выходцы из семей потомственных рабочих, для которых работа на предприятии являлась своеобразной семейной традицией; разорившиеся кустари, ремесленники, бывшие работники мелкой крестьянской промышленности. Основным источником пополнения численности рабочих являлись крестьяне-отходники.

Однако заводские рабочие из крестьян даже после многих лет, проведенных в городе, продолжали чувствовать самую тесную сословную, административную, хозяйственную, а также родственную и духовную связь с деревней. Там, в деревне, они получали и продлевали виды на жительство, там платили подати, там часто оставалась и семья рабочего, сохранялся земельный надел. Даже в Москве и Санкт-Петербурге наделы имели 50-70% рабочих. Количество же сословных крестьян среди рабочих достигало 90 и более процентов.

До 1882 г. продолжительность рабочего дня для всех категорий рабочих не ограничивалась и колебалась в очень широких пределах, достигая в ряде случаев 14 и даже 16 часов в сутки с перерывом на обед. В конце XIX в. продолжительность рабочего времени для взрослых мужчин была установлена в 11,5 часов. Ночная работа не должна была длиться более часов. Сверхурочная работа допускалась, но не иначе как по особому соглашению фабриканта с рабочими. В результате продолжительность рабочего дня в России установилась лишь незначительно длиннее, чем в ведущих индустриально развитых странах мира. Так в Германии, Австрии и Швейцарии она составляла в то время 11, а в Англии 10,5 часов.

Средняя годовая заработная плата фабрично-заводских рабочих составляла в 1890 г. 187 руб. 60 коп. при колебаниях от 88 руб. 54 коп. до рублей. Наименьшая оплата, как правило, была характерна для работавших женщин и подростков. Женщины обыкновенно получали половину заработка взрослого мужчины-рабочего, дети – треть. Труд неодинаково оплачивался и в зависимости от места расположения предприятия. По СанктПетербургской губернии средняя заработная плата достигала 232 рублей, а в Центральном промышленном районе (Московская, Владимирская, Калужская, Тверская, Ярославская и Костромская губернии) составляла рублей.

Существенно колебалась заработная плата и по отдельным производствам. Наиболее высоко оплачивался труд в машиностроении, где средний уровень оплаты достигал 525 рублей. В хлопчатобумажной же промышленности, в частности, Московского района, средняя зарплата составляла лишь 166 рублей.

В целом же по стране прослеживалась тенденция к неуклонному повышению оплаты труда. Наибольший рост заработков рабочих всех отраслей производства приходился на периоды промышленного и строительного бума 90-х годов. Этот рост происходил на фоне устойчивых недорогих цен на продовольственные и промышленные товары.

Питались рабочие в самых разных местах: дома, в артелях, в чужих семьях, у квартирохозяев, в трактирах и, наконец, где придется. В дешевых трактирах и городских столовых обычно готовили самую незамысловатую еду – щи, горох, кашу, обязательно мясо. В первой половине 80-х годов XIX века доля расходов на артельное питание равнялась 34-36% у мужчин и 57% у женщин от общей суммы заработной платы. Остальные средства шли на оплату квартиры, удовлетворение различного рода личных потребностей рабочего, не связанных с питанием, в том числе и на приобретение промышленных товаров.

Отрицательно влияли на уровень заработной платы рабочих различного рода штрафы, которые широко применялись владельцами промышленных предприятий. Так, например, на Морозовской фабрике, расположенной в Тверской губернии, в 70-е годы XIX века рабочий за 5-минутное опоздание должен был расплатиться дневным заработком, за невыход на работу – трехдневным заработком за каждый день прогула, за нечистоту и неопрятность – дневным заработком, за курение во дворе фабрики – двухдневным заработком и т.д. На предприятиях центрального промышленного района в этот период штрафы поглощали от 5 до 20 и даже до 40% заработной платы рабочих. 3 июня 1886 г. были изданы новые «Правила о найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры» и «Особенные правила о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих», которые, в частности, регламентировали и применение штрафных санкций со стороны работодателей. Размер штрафа ограничивался: он не должен был превышать трети заработной платы. Закон содержал положение об отчислении штрафных денег в фонд пособий рабочим, потерявшим работоспособность, и на другие их нужды. Запрещались натуральные формы оплаты труда, а также вычеты из заработной платы за медицинскую помощь, освещение мастерских и другие меры по улучшению условий труда. Однако полностью штрафы так и не были упразднены и оставались в качестве необходимого инструмента повышения дисциплины труда на фабриках и заводах.

В пореформенный период существовали три основных типа рабочих жилищ: фабричные, заводские и рудничные общежития; частные коечнокаморочные квартиры; собственные дома. В некоторых кустарных заведениях, где использовался примитивный ручной труд и квалификация работников была крайне низкой, рабочие жили прямо в производственных помещениях, располагаясь для ночлега на рабочих столах и на полу. Примерно с 80-х годов XIX века постепенно на крупных промышленных предприятиях начали появляться общежития, в которых были предусмотрены некоторые жилищные удобства, а плотность их заселения должна была соответствовать существовавшим в то время санитарным нормам.

Часть наемных рабочих, имевших семьи, снимали так называемые «углы» в мещанских домах. Плата за такое жилье, от рубля и дороже, вносилась помесячно. В одной комнате, разгороженной на отдельные клетушки занавесками, помещалось иногда несколько семей со своим скарбом.

Накопив определенную сумму, семейные рабочие стремились приобрести собственный дом. Основную массу таких домов составляли деревянные небольших объемов срубные постройки, напоминавшие деревенские избы.

На их усадьбах обязательно находились хозяйственные строения, был огород, а иногда и сад, содержался домашний скот. Такого рода жилыми усадьбами были застроены обширные окраины промышленных центров страны. Домашний быт проживавших в них рабочих мало чем отличался от деревенского.

Таким образом, жизненный уровень рабочих России во второй половине XIX века был еще низок, однако наблюдалась тенденция к повышению.

§ 5. Духовенство Относительно небольшую, но влиятельную группу населения Российской империи составляло духовенство: православное, инославное (римско-католическое, протестантское армяно-григорианское и армянокатолическое), а также нехристианских исповеданий, среди которых выделялось магометанское, иудейское и буддийское духовенство. В 1870 г. духовенство составляло 0,9% населения страны.

Основную массу духовнослужителей – более 70% их общего количества представляли служители русской православной церкви. Во второй половине XIX в. она продолжала выступать носительницей и проводником государственной идеологии, объединяла под своим духовно-организационным началом большинство населения страны и пользовалась мощной государственной поддержкой. Высшим государственным органом по делам русской православной церкви являлся Святейший Синод. Управление духовными делами инославных и иноверческих исповеданий было сосредоточено в департаменте духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел.

Русская православная церковь подразделялась на епархии, имевшие значение церковных административно-судебных областей. К концу XIX века количество епархий в пределах России достигало 64. Кроме этого, по одной епархии существовало в Америке и Японии. Епархии, в свою очередь, подразделялись на благочинные округа, в каждом из которых должно было состоять от 15 до 35 приходских церквей. К концу века в стране насчитывалось 37 тыс. православных приходов, 720 соборных церквей с прихожанами и без них и около 2 тыс. церквей при общественных и государственных учреждениях. Функционировало также 440 штатных и заштатных мужских и 250 женских монастырей. Свои культовые учреждения имели и верующие других конфессий. Причем это было характерно не только для столичных городов – Санкт-Петербурга и Москвы. В Астрахани, например, отличавшейся исключительно многонациональным составом своего населения, к началу ХХ века, кроме 25 православных храмов и часовен, находилось 14 мусульманских молитвенных заведений, по одному католическому и протестантскому собору, две синагоги и три армяногригорианских церкви. Четырнадцать мечетей функционировали в Казани.

В пореформенный период, как и в предшествующую эпоху, православное духовенство состояло из двух основных групп: черного монашествующего и белого духовенства. Лица белого духовенства обслуживали деятельность собственно церковных учреждений. Представители черного духовенства – монашествующие – состояли при монастырях и, отчасти, при архиерейских домах и духовно-учебных заведениях. К духовным властям монашествующего духовенства относились: митрополиты, архиепископы, епископы, архимандриты, игумены, игуменьи и настоятельницы. К прочей монашествующей братии причислялись монахи и монахини, послушники и послушницы. Всего к концу XIX века в монастырях страны находилось 8 тыс. монахов и 7 тыс. монахинь, 7,5 тыс. послушников и 1,тыс. послушниц.

В состав белого духовенства входили: обер-священники, протопресвитеры, протоиереи, пресвитеры, иереи, протодиаконы, диаконы и иподиаконы. Кроме того, к белому духовенству причислялись и так называемые церковные причетники: дьячки, пономари и псаломщики. Причетники относились к группе церковнослужителей, в состав которых входили также певчие, звонари и церковные сторожа. Представители белого духовенства, в отличие от монашествующих, имели право обзаводиться семьями, члены которых также относились к духовному сословию.

По количеству имевшихся привилегий лица духовного звания шли сразу же после дворян. Они были освобождены от подушного оклада, рекрутской повинности и телесных наказаний. С конца XVIII века особо отличившиеся стали награждаться орденами, что открывало им путь к получению потомственного дворянства.

Подготовка кадров православных священнослужителей осуществлялась через разветвленную сеть духовных учебных заведений. Высшее духовное образование можно было получить в духовных академиях, располагавшихся в Санкт-Петербурге, Москве (Троицко-Сергиевском посаде), Киеве и Казани. К концу XIX века в них обучалось 900 студентов. Академии давали глубокое церковное образование. Студенты изучали широкий круг дисциплин, включавший догматическое и нравственное богословие, педагогику, церковное право, историю церкви, церковную археологию, философию, логику и ряд других предметов.

Среди преподавателей духовных академий было немало известных ученых. В частности, преподавателем Московской духовной академии являлся выдающийся русский историк В.О.Ключевский. В стране существовало 58 семинарий, где получали среднее духовное образование 19 тыс.

человек, и 183 духовных училища с 32 тыс. учащихся. Кроме этого, имелось еще 49 епархиальных женских училищ на 13,3 тыс. учащихся и женских училищ духовного ведомства на 2,1 тыс. учениц. Кроме дочерей духовенства в эти учебные заведения принимались за особую плату и девушки других сословий. В программы женских училищ, кроме богословских дисциплин, входили наиболее необходимые общеобразовательные предметы, а также рукоделие.

Лютеранских пасторов готовил богословский факультет Юрьевского университета. Подготовка католических духовнослужителей велась в римско-католической духовной академии в Санкт-Петербурге, а также в католических семинариях, которые существовали в ряде городов страны. Мусульманское духовенство получало образование в многочисленных медресе. Свои учебные заведения для подготовки духовнослужителей имели армянская церковь и евреи.

На представителей белого православного духовенства, как и на их коллег по другим конфессиям, кроме отправления религиозных треб для населения, возлагался ряд функций, выходивших за рамки их сугубо культовых обязанностей. Они вели регистрацию рождений, браков и смертей.

Священники преподавали обязательный закон божий школьникам и богословие студентам.

Церковные школы были двух типов: школы грамоты с годовым курсом обучения и церковно-приходские школы с двух-, четырехгодовым сроком учебы. К концу XIX века в России насчитывалось 20 554 школы грамотности, количество церковно-приходских школ достигало 14 282. В них изучались такие предметы, как закон божий, церковное пение, чтение церковно-славянское, русское письмо и счисление. Занятия в этих школах вели обычно местные приходские священники, и они были широко доступны для населения.

Аналогичные учебные заведения существовали при лютеранских и римско-католических церквах, а также при синагогах. При мусульманских мечетях, либо в особых зданиях при них, функционировали мектебе и медресе. Самыми крупными комплексами мусульманских учебных заведений в Российской империи располагали города Средней Азии, а в Европейской части страны – Астрахань и Казань. К началу ХХ века в Казани, в частности, функционировали 12 медресе высшего, 24 медресе неполного высшего и среднего типа, 13 мектебе.

Высшие церковные иерархи распоряжались огромными денежными средствами и материальными ресурсами и, естественно, не испытывали каких-либо материальных затруднений. Основная же масса сельского и городского приходского духовенства сильно нуждалась и жила весьма скудно.

С 1860 г. детей духовенства начали принимать в светские учебные заведения, а также на гражданскую и военную службу. В 1880 г. дети духовнослужителей составляли в университетах Российской империи 24,1% всех студентов, а в Казанском университете в том же году их доля доходила даже до 42,4%.

§ 6. Другие сословия и слои населения Самым многочисленным городским сословием в России было мещанство. В основной своей массе мещане являлись мелкими городскими домовладельцами, торговцами и ремесленниками. Мещанство возникло как податное, непривилегированное сословие. В начале 60-х годов мещане составляли более половины от численности российских горожан. Основным внешним источником пополнения мещанского сословия оставалась деревня. Мещане в городах образовывали особые мещанские общества, управление которыми возлагалось на мещанские управы и мещанских старост.

Мещане-домовладельцы в массе своей сдавали свои квартиры в наем. Для многих мещанских семей это был важнейший, а нередко и единственный источник существования. Часть мещанского населения городов была занята сельскохозяйственным трудом.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.