WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 29 |

Большое место во внутреннем торге страны того времени занимала ярмарочная торговля. Ярмарки переживали настоящую пору своего расцвета. Если в конце XVIII в. в России насчитывалось 3159 ярмарок, то в конце 50-х годов XIX в. — 6199. Российская ярмарка в любом виде представляла собой своего рода универсальный магазин, где, как правило, можно было купить все — от иголки до драгоценностей, от лаптей до роскош ной бухарской шали, от калача до дорогого заморского вина. Обычными и наиболее распространенными на ярмарках были товары повседневного массового потребления. Это свидетельствовало о том, что товарно-денежные отношения глубоко затронули экономический быт России, и влияние торговли сказывалось на положении всех социальных слоев населения. Общие обороты ярмарочной торговли с 1790-х гг. по 1860-е гг. возросли приблизительно в 41 раз, а на душу населения — в 2,4 раза.

Самой крупной, имевшей всероссийское значение была Нижегородская ярмарка, переведенная после пожара 1816 г. из Макарьева в Нижний Новгород. Обороты ее исчислялись десятками миллионов рублей (в г. — 139 млн. руб.). Ярмарка на Волге еще до ее перенесения в Нижний Новгород поражала современников своей грандиозностью. «Кто видел ярмонку Макарьевскую, не может сомневаться в промышленности России, ни в высокой степени совершенства, до которого доведены изделия всякого рода...», — так записал свои впечатления от нее один очевидец.

Второй в Российской империи после Нижегородской по торговым оборотам была Ирбитская ярмарка, возникшая еще во второй четверти XVIII в. в Западной Сибири в г.Ирбит, в центре наиболее населенного сельскохозяйственного района между двумя крупнейшими западносибирскими городами Верхотурье и Тобольск. На ярмарку съезжались купцы из Поморья, Великого Устюга, Поволжья (из Нижнего Новгорода, Казани, Ярославля, Костромы, Астрахани и др.), Приуралья, Сибири, а также из Москвы. Основную массу торговцев составляло западносибирское население. Продавались ткани, кожи, овчины, меха, мед, воск, хмель, чай и др. В 1809 г. на ярмарку было привезено товаров на сумму свыше 3,5 млн. руб., в 1861 г. — свыше 43,3 млн. руб.

Крупными ярмарками были также Ростовская (в Ярославской губернии), Коренная (в Курской губернии), ряд ярмарок на Украине (в Харькове, Киеве и других городах), в Белоруссии (в Зельве, Любавичах и других городах), в Риге, где миллионные обороты ярмарочного торга были связаны с балтийской торговлей. В Казанской губернии в 1832 г. действовало 7 ярмарок с торговым оборотом в 124 тыс. ассигн. руб., а в 1849 г. их стало 22 с оборотом в 103 тыс. кредит. руб.

На внутреннем рынке действовало множество разного рода мелких торговых посредников, одни из которых занимались скупкой земледельческих товаров, другие — продажей промышленных изделий. Среди скупщиков первое место принадлежало прасолам, которые, покупая сельские продукты по мелочам, составляли из них значительные партии и перепродавали их затем более крупным торговцам. Наряду с прасолами, на российском рынке действовала не менее многочисленная группа мелких торгов цев (офеней, коробейников и др.), занимавшихся развозом и разносом промышленных изделий. Главная роль среди них принадлежала офеням Владимирской губернии, которые с подвижными лавочками разного «красного» мелочного товара странствовали по всем частям огромной страны. На Северо-Западе они доходили до Олонецкой губернии, на ЮгоЗападе — до Карпат, на Востоке — до Сибири, на Юге — до Киргизских степей и границ Кавказа.

Офени известны с XVII в., но расцвет офенской торговли приходился на начало XIX в., до 1820-х годов. Однако и в начале 1860-х годов годовой оборот офенской торговли представлял внушительную сумму — около 6 млн. кредитных руб., число же офеней доходило до 5 тыс. человек.

Важное место во внутренней торговле России в первой половине XIX в.

принадлежало базарам, которые издавна действовали в городах и сельской местности. На них происходила закупка не только продовольствия жителями губернских и уездных городов, но также и сырья для промышленности. Одновременно купцы, в том числе из других губерний, во время базаров продавали крестьянам промышленные изделия, а крестьяне сбывали друг другу, а также горожанам и купцам изделия кустарных промыслов.

М.Лаптев, автор статистического описания Казанской губернии, писал, что здесь «на сельских базарах преимущественно бывают закупки разного рода хлеба, кожи, сала, шерсти, воску и других сырьевых произведений. Небольшие партии этих товаров идут или прямо на фабрики и заводы или же сдаются оптовым торговцам».

Значительное развитие в городах страны получила торговля в постоянных торговых помещениях — лавках, магазинах, балаганах, лабазах, столах, палатках и т.п. Городовое купечество монополизировало снабжение жителей промышленными изделиями и в значительной мере продовольственными товарами.

К числу городов с развитой постоянной торговлей относилась, в частности, Казань. К концу XVIII в. в городе действовало до 850 лавок. В гостином дворе продавались всевозможные шелковые материи с золотом и серебром, китайские, сибирские и персидские товары, немецкие и российские сукна, тканое золото и серебро, платки, ситцы, ленты и другие товары, доставляемые из Петербурга, Москвы, с Макарьевской и Ирбитской ярмарок. В 8 торговых рядах всегда можно было купить чай, кофе, разные краски, ладан, бумагу, медную, оловянную и чугунную посуду, листовое железо, выделанные кожи, всевозможные меха, тулупы и «всякий мелочной немецкий и российский товар». На трех площадях города также производилась торговля; на Хлебной каждый день съезжались крестьяне из уездов для продажи хлеба, гороха и всевозможных семян, а на двух других кре стьяне продавали всякие съестные припасы, рыбу, мясо, скот, сено, лошадей, повозки и т.п. Из Архангельска и из Малороссии в Казань доставлялись виноградные французские и венгерские вина, французская водка, английское пиво и всякие фрукты; из Астрахани — рыба соленая, икра, хлопчатая бумага и др.

Из Казани, в свою очередь, вывозились товары в Петербург, Москву, Архангельск, Астрахань, Оренбург и на Ирбитскую ярмарку. Это были воск, сало, мед, пух, щетина, кожа, медь, мыло, хлеб, пшено, повозки, холст, обувь, сукна и др.

К 1861 г. в Казани имелось торговых заведений: магазинов — 38, лавок и лавочек — 893, амбаров на пристанях — 73, гостиниц — 33, рестораций, кафе-ресторанов — 11, харчевен — 12, подворьев и постоялых дворов — 20. Общий итог торговых оборотов в лавках и прочих торговых заведениях исчислялся примерно от 4,5 до 5 млн. руб. Общая же годовая ценность привоза разных товаров в Казань превосходила 12 млн. руб., а вывоза — 9 млн. руб.

В целом для России в 1856 г. размер внутреннего товарооборота определялся в 992,5 млн. руб. серебром, что на 419% превышало показатель 1818 г.

Судя по всему, можно говорить о наличии к концу XVIII в. единого товарного всероссийского рынка. В первой половине XIX в. его развитие происходило в нескольких направлениях. Рынок расширялся территориально за счет присоединения новых земель, их хозяйственного освоения и вовлечения в общероссийский экономический и торговый оборот. Рынок углублялся, то есть развивался интенсивно, за счет увеличения контактов между отдельными уездами, губерниями и регионами.

Внешняя торговля. На всем протяжении первой половины XIX в. в России обороты внутренней торговли в несколько раз превышали сумму экспорта. Тем не менее и внешняя торговля продолжала расти. Только за 1825-1850 гг. российский вывоз увеличился с 66,7 млн. руб. серебром до 94,3 млн. руб. серебром, то есть на 41,3%. При этом вывоз товаров за границу превышал импорт товаров в Россию.

Из России в основном вывозились сало, лен, пенька, лес, кожи, меха.

До середины 40-х годов вывоз хлеба за границу не занимал значительного места в российском экспорте. В 1801-1805 гг. из страны было экспортировано 19,8 млн. пудов зерна (что составляло 18,7% в общей экспортной массе товаров), в 1841-1845 гг. — 27,2 млн. пудов (или 16,4% от общей экспортной массы). Резкое повышение вывоза хлеба за границу произошло в 1845-1860 гг., когда его экспорт возрос до 69,2 млн. пудов (что составило 35,1% от общего российского вывоза).

Кроме указанного сырья и полуфабрикатов, являвшихся продуктами сельского хозяйства и добывающей промышленности, за границу вывозились и промышленные изделия. К их числу принадлежали железо, пеньковые и льняные изделия. Однако к концу 50-х годов вывоз железа дошел до ничтожных размеров, заметно уменьшился и вывоз полотна. Это сокращение было связано с ростом промышленности в Англии, которая являлась главным потребителем этих продуктов русской промышленности, и с распространением пароходов, заменявших парусный флот.

В первую четверть XIX в. импорт в Россию состоял из промышленных изделий, из сырья и полуфабрикатов, необходимых для отечественной промышленности (хлопчатобумажная пряжа, шелк-сырец, шерсть), из предметов роскоши; ввоз машин занимал в импорте незначительное место.

Во второй четверти XIX в. изменения в импорте из Западной Европы заключались в постепенной замене хлопчатобумажной пряжи хлопкомсырцом, а также в заметном увеличении привоза машин. Это было вызвано интенсивным развитием русской бумагопрядильной промышленности, которая вытеснила с российского рынка английскую пряжу, а также начавшимся в стране процессом перехода от мануфактуры к фабрике.

Но если сбыт русских промышленных изделий в Западную Европу не только не увеличился, но даже уменьшился, то в торговле со странами Азии он занимал все большее место. С 1825 по 1850 гг. объем русского экспорта вырос с 5,3 млн. руб. серебром до 10,9 млн. руб. серебром, то есть увеличился в два раза. Главными предметами промышленного вывоза в Азию были сукно и хлопчатобумажные ткани, то есть продукты тех отраслей промышленности, которые были ведущими в России в то время. Сукно и хлопчатобумажные изделия в 40-х годах XIX в. составляли около 90% промышленных изделий, вывозившихся в Азию. Однако в целом торговля с Азией занимала сравнительно небольшое место в общих оборотах внешней торговли России (в 1850 г. — 11,5%), а вывоз промышленных изделий — еще меньшее место, так как в Азию вывозились далеко не одни промышленные товары.

Основная масса продуктов сельского хозяйства и промышленности сбывалась на внутреннем рынке, и именно его состояние имело первостепенное значение для экономического развития страны, материального уровня жизни ее населения.

§ 6. Сословия В первой половине XIX в. все население Российской империи продолжало делиться на сословия, представлявшие собой замкнутые группы населения, которые отличались между собой социальным положением, оп ределенными правами и обязанностями. Существовали привилегированные («неподатные») и непривилегированные («податные») сословия.

К первым принадлежали дворяне, духовенство, купечество, казачество; ко вторым — крестьяне и мещане.

Дворяне представляли собой господствующее привилегированное сословие светских землевладельцев, высших и средних государственных служащих. Юридическое оформление дворянства как сословия было окончательно завершено губернской реформой 1775 г. и жалованной грамотой дворянству 1785 г. Были подтверждены привилегии дворянства, образованы дворянские общества, а также губернские и уездные депутатские собрания для выборов должностных лиц местной администрации и суда, для обсуждения правительственных проектов и сословных нужд. Павел I отменил эти сословные привилегии. Александр I в первые же дни своего царствования поспешил восстановить дворянское самоуправление.

В зависимости от происхождения и степени заслуг все дворянство еще со времен Петра I подразделялось на потомственных и личных. Звание потомственного дворянина можно было получить по наследству от отца, а также в результате пожалования верховной властью и за награждение орденами. Право на получение личного дворянства имели чиновники IX-XIV классов Табеля о рангах. Юридически лишь потомственное дворянство являлось той социальной группой, на которую в полной мере распространялись привилегии, выделявшие дворянство в особое сословие. Основой политического и экономического могущества этого дворянства являлись владение землей, крепостными и то особое положение, которое оно занимало в механизме государственной власти. В 1858 г. в России насчитывалось 285.411 дворян (из них 158.206 потомственных и 127.205 личных).

Права и привилегии дворянства были закреплены в 1830-х годах в ходе кодификации законов. Были упрочены их позиции в органах местного самоуправления. В уездах и губерниях по выборам дворянских собраний замещались почти все полицейские и судебные должности. Приняты меры по ограждению дворянства от притока разночинцев, а также по сохранению дворянского землевладения. В 1845 г. были повышены классы чинов, дававших право на личное (12-й для военных чинов и 9-й для гражданских) и потомственное дворянство (6-й для военных и 4-й для гражданских), установлено, что только первые степени российских орденов дают право на потомственное дворянство (кроме орденов Георгия и Владимира, все степени которых давали это право).

Заняв положение социальной, политической и государственной элиты, дворянство стало играть ведущую роль в развитии светской национальной культуры. По заказу дворян строились дворцы и особняки в сто лицах, архитектурные ансамбли в поместьях, работали художники и скульпторы. Дворяне содержали театры, оркестры, собирали библиотеки.

Большинство известных писателей, поэтов и философов принадлежало к дворянству. Дворянами были все члены Государственного совета, Сената, министры, офицеры армии и флота. В целом исторические заслуги дворянства перед Россией были поистине огромны.

На территории России в первой половине XIX в. существовали различные религиозные культы и вероисповедания (буддизм, иудаизм, ислам, христианство), которые обеспечивались духовными лицами, обычно организованных в церковные иерархии. Господствующей церковью России являлась Русская православная церковь, духовенство которой составляло особое сословие. Духовенство подразделялось на белое (священнослужители, церковнослужители) и черное (монашество). Белое, в свою очередь, разделялось на епархиальное, военное, придворное и заграничное.

В 1825 г. в составе белого духовенства было 102 тыс. человек, которые обслуживали около 450 соборных и около 24,7 тыс. приходских церквей, около 790 молитвенных домов и часовен. В 377 мужских монастырей было около 3,7 тыс. монашествующих и свыше 2 тыс. послушников, в женских монастырях — около 1,9 тыс. монахинь и свыше 3,4 тыс. послушниц.

В духовенство был закрыт доступ выходцам из других сословий.

Священнослужителями могли быть только дети «духовного чина». Вместе с тем, они не могли перейти в другое сословие кроме податного.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.