WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |

Специализация сельскохозяйственного производства была основой, с одной стороны, повышения производительности общественного труда, а с другой, — быстрого развития в деревне товарного производства.

В первой половине XIX в. агротехника и агрикультура были примерно одинаковы во всех районах Европейской России. Основным орудием пахоты являлась соха, а в некоторых районах косуля, а иногда и плуг. Все эти орудия были деревянными и имели железные сошники. Соха разбивала и взрыхляла землю. Косуля позволяла переворачивать пласт земли. Татарские крестьяне Казанской губернии на грубых землях применяли тяжелый сабан. Для разрыхления почвы после вспашки везде применялись деревянные бороны. Для удобрения почвы использовался навоз, хотя его было, как правило, крайне недостаточно. Господствующей системой севооборота было трехполье (озимые, яровые и пар, то есть земля, свободная в данный год от посева зерновых). Озимые хлеба жали серпами, яровые жали и косили. Молотился хлеб цепами, а перед обмолотом сушился на овинах.

Весь комплекс агрикультурных мероприятий в земледелии был несложным, но требовал (особенно в нечерноземной полосе) больших затрат тягловой силы и человеческого труда. В течение первой половины XIX в. в агротехнике и агрикультуре деревни Европейской России не произошло радикальных изменений.

В помещичьих хозяйствах сельскохозяйственные машины и новые системы полеводства употреблялись лишь в отдельных имениях — Полторацкого, Кошелева, Гагарина и др. Опыты эти обычно кончались неудачами, и накануне реформы 1861 г. только около 3% всех помещиков занимались рационализацией, большинство же продолжало держаться рутины.

Наряду с тем не только в помещичьих, но и в отдельных крестьянских хозяйствах (главным образом — государственных крестьян) имелись попытки ведения сельского хозяйства по-новому. Об этом свидетельствуют сельскохозяйственные выставки, начавшие открываться с 1843 г. В этих выставках принимали участие и крестьяне. Они выставляли изобретенные или улучшенные ими орудия и машины, а также семена выращенных ими улучшенных сортов хлебных и других растений. Некоторые из этих крестьян переходили в своих хозяйствах к четырехпольному севообороту.

За десятилетие — с 1843 по 1853 гг. — было 39 губернских выставок.

Только в 26 из них участвовало 12819 человек. Участие крестьян в сельскохозяйственных выставках свидетельствует о том, что и в крестьянских хозяйствах вводились улучшения, особенно в Прибалтике, на юге Украины и в заволжских степях. Однако в целом по России накануне отмены крепостного права в 1861 г. количество таких хозяйств было совсем невелико.

И все же прогрессивное развитие сельского хозяйства имело место, но осуществлялось оно путем приспособления комплекса агрикультурных и агротехнических приемов к местным условиям, что было возможно в результате специализации производства. Урожайность зерновых культур в Прибалтике и на степном Юге заметно возросло в 50-х годах. В Среднем и Нижнем Поволжье, Заволжье и Приуралье наблюдался значительный рост урожайности.

Повышение уровня земледелия происходило главным образом на основе расширения посевов, прежде всего в южных и юго-восточных районах страны. С 1802 по 1855 гг. посевная площадь в стране увеличилась (при общем росте населения примерно на 50%) с 38 до 58 млн. десятин (на 53%). Валовые сборы хлебов выросли с 155,8 до 234 млн. четвертей (в каждой четверти — 9 пудов), то есть на 50%. В целом в первую половину XIX в. Россия не испытывала какого-то всеобъемлющего кризиса сельского хозяйства.

Вместе с тем для сбора хлебов по Европейской России в первой половине XIX в. была характерна их неравномерность, когда хорошие и повышенные урожаи сменялись совершенно скудными жатвами. Опреде ляющее влияние на урожайность зерновых для всей страны оказывало состояние метеорологических условий. Особенно губительными были годы, когда наблюдались резкие перемены погоды и связанные с этим стихийные бедствия. По поводу исключительно низкого сбора зерновых в 1855 г. в годовом отчете по МВД говорилось: «Причиною неурожая была неблагоприятная погода, как и всегда. В начале весны озимые всходы стояли в хорошем состоянии и яровые всходы обещали обильный урожай, но ветры при цветении хлебов, бездождие при наливании зерна и дожди при уборке разрушили совершенно труд земледельца. Год этот характеризовался необыкновенно ранним наступлением весны, быстрым и несвоевременным развитием жаркого времени, летом особенно сухим и жарким.

К этому присоединились градобитие и насекомые.

За первую половину XIX в. в целом по стране количество урожайных лет намного превышало число неурожайных. Сельское хозяйство не только вполне обеспечивало продуктами земледелия и животноводства само многомиллионное крестьянское население, но и систематически и довольно обильно снабжало продовольственными товарами все города России.

Страна не знала, что такое продовольственная проблема. Магазины, базары и ярмарки буквально ломились от сельскохозяйственных продуктов. Довольно значительная часть продовольствия через систему откупов поступала для нужд армии и флота.

Основными формами общественной организации земледельческого производства в России в первой половине XIX в. были помещичье хозяйство, связанное с ним хозяйство помещичьих, а также государственных, удельных и других категорий крестьян.

В 1858 г. на территории Европейской России дворянству принадлежало около трети всех земельных угодий (32,2%). Основная масса дворянских земель была расположена в густонаселенных районах западной и центральной полосы России. В огромных по своей территории районах юга, востока и севера страны размещалась очень небольшая часть дворянских земель.

На дворянских землях располагались и посевы помещичьих крестьян. В 50-х годах они составляли 36% всех посевов, то есть больше чем посевы любой другой категории земледельцев. В русской деревне СевероЗапада, Центра и Поволжья было сконцентрировано 65,9% всех посевов помещичьих крестьян Европейской России. Наименьшая их доля была в районах Нижнего Поволжья и Заволжья, Приуралья и Севера. Посевы государственных крестьян составляли примерно треть всех посевов. Наиболее велика была их доля в районах, где помещичье землевладение не получило широкого распространения. В 50-х годах заметно выросли и абсо лютные размеры посевов государственных крестьян: с 21738 тыс.

четвертей до 24284 тыс. четвертей. Особенно значительными были посевы государственных крестьян в районах Приуралья, Севера, Нижнего Поволжья и Заволжья, Среднего Поволжья (в т.ч. и в Казанской губернии), Центрально-Черноземном, Северо-Западном. В Среднем Поволжье, особенно в Симбирской губернии, довольно значительными были посевы удельных крестьян, которые обслуживали дом Романовых.

Таким образом, в районах западной и центральной полосы Европейской России преобладало земледелие помещиков и помещичьих крестьян, в районах окраин — государственных и удельных крестьян, а также других категорий земледельцев (мещан, купцов, иностранных колонистов, свободных от крепостного гнета).

§ 3. Промышленность В России в первой половине XIX в. существовали и развивались различные формы промышленности.

Обработка сырья, произведенного в своем собственном хозяйстве, так называемая, домашняя промышленность, как и работа на заказ, то есть ремесло, оставались массовыми формами промышленности. Целые обширные отрасли деревенского производства находились на этих первоначальных стадиях развития. К ним принадлежало льнопрядение, обработка шерсти, тканные полотна, валяние сукна, производство пеньки, масла и многое другое.

Ремесло в наиболее завершенной форме было особенно типично для городов (в особенности крупных), в которых разнообразное и многочисленное население нуждалось в обращении к посторонним специалистам для удовлетворения своих повседневных бытовых потребностей. Среди ремесленников можно было встретить портных, скорняков, булочников, часовщиков, серебряников, печников, сапожников и др. В Казани, например, в 1853 г. было зарегистрировано 3284 ремесленника по 66 профессиям. Основой казенной оружейной мануфактуры в Туле оставалось ремесло, главные работы производились оружейниками у себя в домах собственными инструментами. Обрастали значительными ремесленными поселениями металлургические заводы на Урале, мастера которых развивали свое собственное производство. Известен промысел мастеров Нижнетагильского завода Демидовых по выработке расписных лаковых железных изделий.

Ремесленная форма промышленности поддерживалась отходом ремесленников в губернии, в которых еще не ощущалось конкуренции людей одной специальности. Показателен в этом отношении пример владимирских овчинников, постоянно уходивших из своей губернии на Украину, в Нижнее Поволжье, Оренбургскую губернию и в другие районы. В далекий отход шли объединившиеся в артели строители, землекопы, плотники, печники и люди других подобного рода простых профессий.

Самой характерной формой промышленности в это время являлось мелкое товарное производство преимущественно в виде крестьянских промыслов, в которых собственник орудий труда изготовлял товары на рынок с помощью главным образом членов своей семьи.

Всероссийским средоточением крестьянских промыслов был Центрально-промышленный район. Наиболее широко были распространены промыслы в Московской и Владимирской губерниях. Значительное развитие они получили также в Ярославской, Калужской, Рязанской, Тверской, Костромской, Нижегородской, Казанской губерниях.

В Московской губернии крестьяне специализировались на рубке, распиловке, перевозке и сплаве леса, изготовлении мебели и деревянных изделий, плотничьих и других работных. Изделия сбывались в Москву, Петербург, Киев.

Во Владимирской губернии несколько тысяч крестьян занималось вязкой шерстяных чулок, носков и варежек. Много крестьян было занято изготовлением телег, саней, кадок, решет, плетением лаптей. Широкий сбыт имела продукция владимирских иконописцев.

В Ярославской губернии наиболее распространенными местными промыслами было тканье полотен и холстов, строительство барок, шитье обуви, выделка овчин, изготовление веревок и канатов, валенок и других изделий.

В Костромской губернии крестьяне занимались изготовлением бумажных изделий и полотен. В Тверской губернии крестьяне были связаны с судоходством (строительство барок, нагрузка и сплав судов), а также с изготовлением деревянных изделий и обуви. В Нижегородской губернии крестьяне были заняты рубкой и сплавом леса, изготовлением деревянной посуды, строительством судов, тканьем рогож и кулей, производством металлических изделий (замки, ножи, ножницы, бритвы и др.), а также выделкой кож, мерлушек, изготовлением полушубков.

В Казанской губернии довольно значительное число крестьян были занято в промыслах по обработке дерева, волокнистого вещества, животных и минеральных продуктов, а также металла. В производстве по обработке дерева получили широкое распространение такие промыслы, как рогожно-кулеткацкий, смолокуренный, изготовление мебели, плетеных сундуков и корзин и др. Но прославил Казанскую губернию экипажный промысел. Он возник здесь еще в середине XVIII в., задолго до начала пароходства на Волге и Каме, Казань уже тогда являлась одной из центральных станций на Сибирском тракте, соединявшем Запад и Восток Российской империи. Отсюда ежегодно по разным причинам сотни и тысячи жителей центральных районов страны отправлялись в Сибирь и на Дальний Восток. Необходимость в прочных экипажах для дальнего пути и вызвала их производство. Со временем кареты, кибитки, тарантасы и другие виды транспорта, изготовленные казанскими мастерами, приобрели широкую популярность в России.

Как и в других районах страны, в Казанской губернии в это время наблюдалась специализация крестьянских промыслов в определенных селах и деревнях. Рыбная Слобода Лаишевского уезда была знаменита своими изумительными кружевами (промысел возник еще в конце XVI в.), а также ювелирными изделиями из серебра. Крестьяне татарских сел Ядыгер и Шемордан Мамадышского уезда издавна славились как замечательные мастера по обработке кожи и меха и выработке всевозможных изделий из них. Из с.Кукмор того же уезда русские и татарские предприниматели поставляли на базары и ярмарки крупные партии валяной обуви (валенки).

Широкое распространение в Казанской губернии получил промысел по изготовлению кожаной обуви, главным образом ичигов из цветного сафьяна. Этот промысел возник еще в Волжской Булгарии и успешно развивался среди татар в последующее время. Татарские ичижники, разработав собственные приемы и рисунки, стали делать эту обувь лучше среднеазиатских мастеров и успешно конкурировали с ними на восточном рынке.

Кроме того, ичиги имели немалый спрос как декоративная обувь и среди русского общества, а как оригинальные вещи шли даже в страны Западной Европы. Центр промысла находился в Казани, с широким охватом татарских и русских близлежащих и отдаленных деревень.

В первой половине XIX в. в России, наряду с местной крестьянской промышленностью, интенсивно развивались отхожие промыслы, особенно в губерниях Центрально-промышленного района, Верхнего и Среднего Поволжья. Бурное по тому времени городское строительство требовало большого притока людей различных специальностей. Известны величественные постройки в Петербурге, сооруженные в это время; они — дело рук массы крестьян-каменщиков из Ярославской губернии, плотников из Костромской, гранильщиков и мраморщиков из Олонца. Нанимаясь с зимы к подрядчикам, крестьяне приходили артелями в Петербург к весне. Так, например, за один 1831 г. в Петербурге было зарегистрировано почти 53 тыс.

крестьянских паспортов.

Большое значение среди непромышленных отхожих промыслов имела работа на транспорте, в частности, бурлачество. Им издавна занимались многие крестьяне, в особенности, в местах, примыкающих к судоходным рекам. Бурлацкие артели формировались, в основном, из крестьян Ярославской, Костромской, Нижегородской, Казанской и ряда других губерний.

Включение сотен тысяч крестьян в сферу промысловой деятельности свидетельствовало об огромном вкладе крестьянства в развитие хозяйственной жизни страны. Широкое развитие в деревне промыслов значительно повысило производственно-экономический потенциал крестьянского хозяйства, увеличивало его общую доходность. Участие в промыслах потребовало напряженного труда в течение всего года, более широкого вовлечения в сферу производства женщин и детей. Вместе с тем, интенсивное развитие промыслов означало высвобождение (в производственноэкономическом смысле) значительных масс крестьянства из сферы собственнофеодального производства, а следовательно и создание базы для развития в деревне новых, товарно-денежных, отношений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.