WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 22 |

Вскоре по прибытию в Москву Исидор во главе представительной русской делегации отправился в Италию на церковный собор, который должен был положить конец разъединению христианских церквей Запада и Востока. Заседания собора начались в городе Ферраре, а завершились во Флоренции подписанием 5 июля 1439 г. унии об объединении церквей.

В столицу Московского княжества Исидор прибыл только в марте 1441 г., предварительно посетив Венгрию, Польшу, Литву. Василий II обвинил Исидора в измене православию и потребовал низложения митрополита. Он был арестован и заключен в Чудов монастырь, хотя летом ему удалось бежать в Литву. Собор русских епископов осудил «латынство» Исидора.

В результате непризнания Флорентийской унии русская православная церковь стала автокефальной, то есть административно совершенно самостоятельной от Константинополя, хотя одновременно она оказалась в зависимости от великого князя, который отныне во многом определял избрание того или иного митрополита. Так в 1448 г. митрополитом без всякого участия Константинополя был избран Иона - ставленник Василия II.

Вместе с тем, отказ от Флорентийской унии способствовал складыванию убеждения, что истинным покровителем православия является не Константинополь, а Москва и ее великий князь.

Между тем, с 1445 по 1453 гг. начинается последний этап феодальной войны. Предвестниками этому послужили события конца 1444 г., когда Улу-Мухаммед разорил Нижегородские земли. Ответные действия Василия II зимой и весной 1445 г. были вполне успешными. Летом 1445 г.

Василий II выступил против сыновей Улу-Мухаммеда, направившихся в Нижегородский край. Поход был организован плохо, не было ни надлежащей разведки, ни соответствующего боевого охранения. Итог оказался плачевным. Близ Суздаля после продолжительной ночной пирушки воевод у Василия II московские полки рано утром 7 июля неожиданно были атакованы войсками сыновей хана. В результате Василий II был разбит, много москвичей погибло, в плен попали многие князья, в том числе и сам великий князь.

После пленения Василия II власть в Москве перешла к Дмитрию Шемяке. Для выяснения позиций Дмитрия Юрьевича по отношению к Орде Улу-Мухаммед направил в Москву посла. Ханский посол был принят Шемякой «с великой честью» и надолго загостил в Москве. Однако это сыграло злую шутку с противником Василия II. Улу-Мухаммед, не дождавшись посла и решив, что он убит в Москве, отпустил из плена Василия II за огромный выкуп. В сопровождении значительного ордынского отряда он вернулся в Москву. Шемяка вынужден был бежать в Углич.

Сбор с населения дополнительных средств на уплату выкупа великого князя вызвал недовольство широких слоев московского населения.

Этим воспользовались его противники. В феврале 1446 г. Дмитрий Шемяка в союзе с князем Иваном Можайским захватил Василия II в Троицком монастыре во время богомолья. В ночь с 13 на 14 февраля Василия II привезли в Москву и ослепили (отсюда прозвище «Темный»), а затем сослали в заточение в Углич. Москва снова оказалась в руках Дмитрия Шемяки.

Оказавшись на московском великом княжении, Дмитрий Шемяка столкнулся примерно с теми же проблемами, которые ощутил его отец в 1433 г. Часть московских служилых людей бежала в Литовскую Русь, другая часть продолжила борьбу с Шемякой (князья Ряполовские, СтригаОболенский, бояре Ощера с братом Бобром, Филимонов, Руно и др.). Уже в июне 1446 г. возник заговор среди московских служилых людей (Ряполовские, Оболенский и др.) с целью освобождения Василия II. Заговор был раскрыт, но многие князья, бояре и дети боярские (служилая корпорация московского князя) ушли из Москвы и отбились от преследования.

Не получил Шемяка полной поддержки и со стороны церкви. Под нажимом церковных иерархов Шемяка уже в сентябре 1446 г. вынужден был освободить Василия II из заточения, выделив ему в удел Вологду и взяв с него «проклятую грамоту» (клятвенное обещание не искать великого княжения).

Однако вокруг Василия II стали собираться его приверженцы, а игумен Кирилло-Белозерского монастыря Трифон снял с него клятву. На поддержку Василия II выступил тверской князь Борис Александрович. Союз между ними был закреплен обручением сына Василия II Ивана (будущего Ивана III) с дочерью тверского князя Марией, хотя жениху в это время было 6 лет, а невесте - 4 года.

Поступили на службу к Василию II и сыновья Улу-Мухаммеда Касым и Якуб, бежавшие от своего брата Махмута, захватившего власть в Казани.

Шемяка вынужден был бежать из Москвы. 17 февраля 1447 г. Василий II торжественно въехал в Москву.

Феодальная война продолжалась еще несколько лет, но территория ее заметно сужалась (Устюг, Вологда, Галич). В 1449 г. Дмитрий Шемяка попытался возобновить активную борьбу. Он осадил Кострому, но был отражен боярином Федором Басенком, фактическим руководителем двора. В 1450 г. Шемяка был окончательно разбит под Галичем и бежал в Новгород, где в 1453 г. был отравлен сторонниками Василия II. Феодальная война на этом завершилась.

Основой военных успехов Москвы был Государев двор. По мнению А.А.Зимина, в ходе событий 1446 г. произошла перестройка старого Двора, суть которой заключалась в выделении из него Дворца - хозяйственноадминистративной организации - и формировании нового Двора - военноадминистративной корпорации служилых людей. Служилые князья, бояре и дети боярские создали ядро войска, для которого война стала профессией. Именно в этом было преимущество Василия II перед своими соперниками.

Феодальная война второй четверти XV в. отличалась от междоусобных войн предшествующего периода. Если в усобицах предыдущего времени борьба шла между отдельными княжествами за главенство на Руси, то теперь она развернулась внутри московского княжеского дома за обладание Москвой. В ходе борьбы, в конечном счете, была укреплена великокняжеская власть. Большое значение в княжении Василия II, особенно после 1446 г., имели приближенные к нему князья Патрикеевы, Ряполовские, Стрига-Оболенский, бояре Кошкины, Плещеевы, Морозовы, воевода Федор Басенок. Именно они умело направляли политику Василия II, который как государственный деятель был весьма посредственной личностью.

§ 5. Завершение политического объединения русских земель В 1462 г. московский престол занял сын Василия Темного Иван III (1462-1505). В годы его правления фактически завершилось объединение русских земель. Иван III был одним из трех русских правителей, которых потомство назвало великими. Оставленный им след в русской истории был глубок и значителен. Во время его правления были решены задачи, поставленные еще в предшествующий период, - объединение русских земель и освобождение от ордынской зависимости. Однако деятельность Ивана III не ограничивалась выполнением только этих задач. При нем началось строительство централизованного государства и формирование основных направлений внешней политики России, то есть намечались пути, по которым должна была пойти Россия в следующем XVI столетии.

В период правления Василия II крупных территориальных приобретений не было, но все же к концу его княжения в состав Великого княжества Московского вошли Шуя, Суздаль, Тула, Ростиславль и Кубена. Из наиболее крупных княжеств к началу второй половины XV в. независимость сохраняли Ярославль, Ростов, Рязань, Псков, Тверь и Новгород. Каковы же были отношения Москвы с этими землями Ярославль и Ростов уже давно находились в вассальной зависимости от Москвы (еще со времен Дмитрия Донского). Постепенно со второй половины XV в. шел процесс превращения вассалов в подданных. В начале правления Ивана III ярославские князья превратились в служилых князей.

В Ярославле полностью хозяйничал московский наместник князь Иван Васильевич Стрига-Оболенский. Ему принадлежит заслуга организации на Ярославской земле стройной системы земельных владений служилых феодалов. «У кого село добро, ин отнял, а у кого деревня добра, ин отнял, да отписал на великого князя. А кто будет сам добр, боярин или сын боярский, и его самого записал». Бояре и дети боярские ярославских князей превратились в служилых людей великого князя, то есть идет процесс образования уездной (провинциальной) корпорации служилых феодалов.

Ярославль, а вслед за ним и Ростов, в течение 60-х годов мирно вошли в состав Московского княжества с переориентацией служебных отношений местных феодалов московскому князю за счет вновь созданного великокняжеского фонда земель.

Никаких проблем у Ивана III не было в отношениях и с Рязанью.

Еще в 1456 г., после смерти отца, наследник рязанского престола 8-летний Василий Иванович остался в Москве, где и воспитывался, а в городах и волостях княжества сидели московские наместники. В 1464 г. Иван III отправил Василия Ивановича на княжение в Рязань, женив его на своей сестре Анне, которая стала проводником московской политики в Рязани. Поэтому не удивительно, что Рязань только в 1521 г. официально вошла в состав Московского государства, хотя фактически давно была привязана к колеснице московской политики.

Особого беспокойства у Ивана III не вызывали и отношения с Псковом. Хотя Псков и считался «младшим братом» Новгорода, отношения между ними очень часто были далеко не братскими. Ощущая постоянный натиск со стороны Ордена, Псков нуждался в надежном и сильном союзнике. Поэтому он не мог обойтись без военной поддержки Москвы. Сохраняя формально независимость, Псков уже с начала 60-х годов принимал князей-наместников, назначаемых московским великим князем. Хотя Псков, так же как и Рязань, формально позже других русских земель вошел в состав Московского княжества (1510), фактически уже с начала 60-х гг. XV в. он был под властью московского великого князя.

Отношения с Тверью носили равноправный характер. После окончания феодальной войны Василий II заключил с тверским князем Борисом Александровичем договор о совместных действиях в области внешней политики: против Орды, Польши, Литвы, Ордена и «на всякого нашего недруга». Этот договор в 1462-1464 гг. был повторен в соглашении между Иваном III и тверским князем Михаилом Борисовичем.

Гораздо сложнее были отношения с Великим Новгородом. Еще со времен Василия I они резко обострились и продолжали ухудшаться из года в год. Во время феодальной войны второй четверти XV в. Новгород поддержал политических противников московского князя.

В 1456 г. московские войска выступили против Новгорода, разбили его ополчение под Русой и заставили их подписать Яжелбицкий договор.

По условиям этого договора новгородцы выплачивали контрибуцию, обязывались не принимать великокняжеских «лиходеев», признавали великокняжескую власть, однако политический строй и порядки феодальной республики оставались без изменений.

В 1469 г. возник очередной конфликт. Новгород апеллировал к Литве и князьям-эмигрантам Ивану Можайскому и Ивану Шемячичу защитить Великий Новгород от великого князя. Искусному дипломату Ивану III конфликт удалось решить мирным путем, но урегулирование отношений с Новгородом приобретает важнейшее значение в политике великого князя.

Основой конфликта оставалось желание правящих кругов Новгорода и Ивана III сохранить «старину». Но в это понятие обе стороны вкладывали разный смысл. Новгород под «стариной» понимал сохранение полной внутренней независимости при чисто номинальном признании великокняжеской власти. Иван III «старину» возводил к Рюрику и Владимиру, тем самым считал себя не номинальным, а реальным государем в Новгороде.

До конца 60-х гг. московско-новгородские противоречия были притушены, но с 1470 г. они резко обостряются вновь. Суть нарастающей напряженности можно свести к трем моментам. Во-первых, после смерти новгородского архиепископа Ионы в правящих кругах города возникает идея поставления нового архиепископа не в Москве, а в Киеве. Во-вторых, в Новгород приезжает из Литвы князь Михаил Олелькович, приглашение которого было серьезным шагом новгородских правящих кругов в сторону Казимира. В-третьих, в марте 1471 г. правящие круги Новгорода подготовили текст договора с великим князем литовским и польским королем Казимиром IV. По сохранившемуся тексту договора видно, что Новгород фактически переходил под власть великого князя литовского. Казимир обязывался «всести на конь за Великий Новгород и со всею своею радою литовскою против великого князя и оборонити Великий Новгород». Этот пункт договора означал заключение военно-политического союза Литвы и Новгорода против Москвы.

В это же время Казимир IV ведет переговоры с Ахмедом, ханом Большой Орды, о совместных действиях против Ивана III. Мог быть вовлечен в конфликт и Орден из-за своих агрессивных отношений с Псковом, который активно поддерживала Москва.

Таким образом, к весне 1471 г. обстановка на северо-западных рубежах Руси сильно осложнилась. Конфликт с Новгородом мог привести к большой войне с вовлечением в нее Литвы, Орды и Ордена.

Попытки московского правительства и митрополита урегулировать отношения мирным путем ни к чему не привели. Новгородские власти затягивали переговоры, надеясь летом окончательно оформить антимосковские силы в единый блок. Они считали, что до зимы Новгороду не грозит серьезная военная опасность, так как подступы к городу изобиловали множеством речек и речушек, протекающих в заболоченной местности, затруднявших продвижение больших военных сил.

Весной 1471 г. на совещании у Ивана III с участием удельных князей, высшего духовенства, бояр, воевод было принято решение начать военные действия немедленно, не дожидаясь зимы. Предполагаемому походу на Новгород был придан характер общерусского мероприятия для наказания «изменников христианству» и за отпадение в «латынство».

Летом 1471 г. начался поход московских войск на Новгород. 6 июня выступил авангард во главе с князем Д.Д.Холмским, неделю спустя отправилась другая группа войск во главе с князем И.В.Стригой-Оболенским, а 20 июня из Москвы выступил и сам Иван III. Присоединились к московским полкам тверичи и псковичи. На Двинскую землю Новгорода наступала четвертая группа московских войск совместно с вятчанами. Таким образом, Ивану III удалось мобилизовать против Новгорода военные силы почти всех русских земель.

Для победоносного похода всех этих сил и не потребовалось. По сути дела судьбу военных действий решил передовой отряд москвичей под командованием Д.Д.Холмского. 24 июня московский авангард взял и сжег Русу, а затем дважды разгромил новгородскую пехоту. После этих успехов войска Холмского были направлены к реке Шелони для соединения с псковичами.

14 июля на реке Шелони произошло сражение, которое решило исход летней кампании 1471 г. Новгородское ополчение, многократно превышавшее по численности московский авангард, было разбито наголову.

Потери новгородцев московский летописец исчисляет примерно в 12 тыс.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.