WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

первый – отличающиеся наличием уже достаточно укоренившихся буржуазно-демократических конституционных традиций, нашедших отражение в политических институтах и политическом сознании населения (англосаксонские страны, Франция), второй – характеризующийся незавершенностью буржуазно-демократических преобразований, наличием сильных антидемократических традиций (Германия, Италия, Япония). Так, например, в США в силу особо благоприятных условий для безраздельного господства буржуазии (отсутствие феодализма и его различных проявлений впоследствии, отсутствие другой альтернативы общественного развития) имела место и относительно слабая институционализация политической жизни, аморфность таких социально-политических институтов, как буржуазные партии и другие организации господствующего класса. Данное обстоятельство не должно, однако, истолковываться как признак слабости буржуазного государства в США,оно – свидетельство того, что буржуазная политическая власть не требовала тогда специальных звеньев связи государства со своим классом в целях борьбы с сильным классовым противником, которого в США в таком виде ктомуже и не было, так как рабочий класс в целом был подчинен буржуазной политике и идеологии.

Следует учитывать и еще одну немаловажную деталь, связанную со спецификой политической истории США: государство США со времен его возникновения не было отделено от самого правящего класса в той мере, как в странах европейского континента, особенно в Германии, и во многом сохраняло черты социально-политического организации господствующего класса. Относительная автономия государства сводилась там к минимуму. Государство всегда рассматривалось как объект борьбы различных фракций господствующего класса. Все это в итоге привело к тому, что на первое место в качестве дисциплины, определяющей основную линию развития американской политико-правовой мысли, вышла политическая наука (политология), получившая в США развитие как политическая социология. Главным объектом ее анализа становятся не государственный аппарат, не партии, а деятельность различных групп давления, поведения избирателей; динамика и состояние общественного мнения и т.д. Внимание, таким образом, концентрировалось на социальной среде политических институтов, прослеживалось ее воздействие на их функционирование. Сами же политические институты исследовались значительно меньше, т.к. считались «зависимой переменной» от общества и его социальной структуры. Классической в этом отношении является теория «заинтересованных групп» А. Бентли, ставшая впоследствии своеобразной моделью различных концепций «плюралистической демократии».

Касаясь особенностей политического развития Германии и соответственно особенностей развития немецкой политико-правовой теории, следует обратить внимание на то, что в этой стране буржуазнодемократическим преобразованиям в конце 19- начале 20вв. противостояли юнкерски-бюрократические силы, захватившие все ключевые позиции в государственном аппарате. В Германии в этот период уже существовало мощное организованное рабочее движение. Кроме того, были сильны антидемократические традиции в идеологии. Отсюда сильный разрыв между сущим и должным, что обусловило значительно больший, чем в США удельный вес в политико-правовом появление, наряду с социологическими концепциями, учений, развивавшихся на базе неокантианства и неогегельянства.

Наряду с этим важно учитывать и особенности в становлении немецкой политической науки. В силу значительно более развитой институционализации политики главным объектом ее исследований здесь становятся политические институты: государственный аппарат и звенья, соединяющие его с обществом (партии, союзы, формы массовых социальнополитических движений и т.п.). В этом главная причина того, что политическая наука в Германии формируется как социология государства.

Причем основное внимание исследователей сосредотачивается здесь на теоретическом осмысливании бюрократических, олигархических и авторитарных тенденций, характерных для государственной практики и политической жизни этой страны, равно как и для некоторых других стран Западной Европы. Именно на этих тенденциях применительно к парламенту, правительственному аппарату и политическим партиям сконцентрировали свое внимание основоположники социологии государства в Германии М.Вебер и Р.Михельс. Необходимо уяснить для себя главную цель концепций этих теоретиков – доказательство практической невозможности осуществления принципов демократии в силу неизбежной бюрократизации государственного аппарата (Вебер) и олигархизации политической жизни буржуазного общества (Михельс) – и те реакционные выводы, к которым они приходили: обоснование необходимости рационализированной бюрократии в государстве, концепции власти в руках элитарных групп общества, «фюрерской демократии», «харизматического лидерства» и т.п.

Во многом сходные взгляды на роль элит в жизни общества развивали Г. Моска и В. Парето в Италии с их концепциями «правящего класса» и «циркуляции элит».

Завершая рассмотрение особенностей развития политико-правовой теории в странах Западной Европы в ХХ в., следует иметь в виду, что эти особенности в значительной степени сглаживались по мере дальнейшего развития капитализма в этих странах. Этим объясняется, в частности, то обстоятельство, что идеи Вебера, Михельса, Парето и Моски оказали существенное влияние на последующее развитие западноевропейской политологии, особенно после Второй мировой войны. Не случайно благодатную почву для своего признания они нашли в США, что было вызвано усилением в системе американской демократии олигархических и бюрократических тенденций, авторитарным перерождением буржуазнодемократических институтов. Отсюда – своеобразное переплетение плюралистических и элитистских идей в американской политической науке.

Наряду с социологией политики и социологией государства широкое распространение с начала ХХ в. в ряде западноевропейских стран получила социология права. Следует оценить положительную черту буржуазной социологии права – стремление ее представителей рассмотреть право не в качестве самодовлеющей, оторванной от жизни системы абстрактных норм, формализованных предписаний законодателя, а в тесной взаимосвязи с обществом, как «живой порядок», как сеть конкретных правоотношений, как систему действующих норм. Однако важно обратить внимание и на другой ее аспект. Из всего этого буржуазная социологическая юриспруденция сделала неправильный вывод: она противопоставила право закону и тем самым теоретически санкционировала процесс расшатывания законности. Определение права как «внутреннего порядка» человеческих «союзов» и «объединений», независимого от законодателя и его предписаний, как то считали, например, представители одного из направлений социологической юриспруденции – школы «живого права, (Ф.

Жени, Е. Эрлих и др.), закладывало основы правового плюрализма.

Согласно этому получалось, что каждая организация, банк профсоюз,, фабрика, объединение предпринимателей и т.п. имеют свой порядок, свое право, которое они создают помимо государства. Вместе с тем во имя требований «подвижной» жизни социологическая юриспруденция оправдывала правотворчество судей и администраторов вопреки законам, еще более третируя тем самым закон и законность.

Нарядусо школой «живого права» студенту необходимо ознакомиться и с аргументацией представителей двух других направлений социологической юриспруденции - «свободного права» (Р. Паунда) и «реалистической» теории права (Д. Фрэнка, К. Ллевелина).

Студенту необходимо хорошо разбираться в причинах распространения в 50-60 гг. среди теоретиков государственного управления технократических умонастроений, ставшей весьма популярной в эти годы методологии «техницизма» и «сциентизма», которая оказала решающее влияние на формирование технократических концепций государства.

Важно обратить внимание на различия между консервативным и либеральным истолкованием технократами тенденций к олигархизации и бюрократизации государственного аппарата – технобюрократическим и технодемократическим. Если первые технобюрократы, исходя из верберовского и михельсовского представлений о неотвратимом глобальном характере бюрократизации и олигархизациии социальной и политической жизни, единственный путь к разрешению всех проблем усматривали и усматривают в создании всемогущей «рационализированной бюрократии» путем внедрения технико-организационных приемов и принципов в деятельность бюрократического аппарата, то вторые – технодемократы – выступают против чрезмерной централизации и бюрократизации, за «усовершенствование» традиционных буржуазно-демократических институтов (парламента и т.п.) в технократическом духе, за создание «научной», « эффективной демократии» путем повышения роли специализированных экспертных служб, совершенствования процессов выработки политических решений и т.п., что, с их точки зрения, придаст ей невиданные в истории рациональность и эффективность. Следует учесть, однако, что несмотря на эту ориентацию к сохранению буржуазнодемократических институтов подход технодемократов к проблемам государственного управления таков, что на деле препятствует проявлению политической самостоятельности и активности масс, исключает возможность их участия в управлении обществом и государством. В конечном счете их отличие от технобюрократов заключается лишь в том, что они создают видимость демократических начал в организации и функционировании политической системы.

Не менее важно обратить внимание и на такую черту буржуазной политико-правовой теории в рассматриваемый период, как стремление объяснить и оправдать все усиливающееся вмешательство государства в экономическую жизнь. Главным пунктом неолиберальных теорий государства ХХ в. становятся провозглашение так называемого регулируемого рыночного хозяйства. Перед государством выдвигается задача вмешиваться в хозяйственную жизнь с целью управления и регулирования. На этой почве возникли различные теории «государства всеобщего благоденствия», связывающие тезис о расширении функций и полномочий государства с указанием на «общее благо», «общие интересы» и т.п.

Следует обратить внимание и на другой момент, характеризующий концепцию «государства всеобщего благоденствия», - на попытки некоторых ее сторонников соединить ее с теорией «правового государства», результатом чего явилась теория «социального правового государства», получившая во второй половине ХХ в. широкий международный резонанс.

При рассмотрении этой теории следует учесть, что с большими или меньшими модификациями она входит почти во все течения современной политико-правовой мысли Запада.

V. ПРАКТИКУМ ПО УЧЕБНОМУ КУРСУ ТЕМАТИКА И ПЛАНЫ ПРОВЕДЕНИЯ ЛЕКЦИОННЫХ ЗАНЯТИЙ 1. Предмет и метод истории политических и правовых учений.

Политические и правовые учения в странах Древнего мира (2 часа) 2. Политические и правовые учения в Древней Греции (4 часа) 3. Политические и правовые учения Средних веков (2 часа) 4. Политические и правовые учения Нового времени XVII-XVIII вв. (часа) 5. Политические и правовые учения в России в XIX – начале ХХ в. (часа) 6. Политические и правовые учения в Западной Европе в XIX – начале ХХ в. (4 часа) 7. Политические и правовые учения в Западной Европе в ХХ в. (4 часа) Всего 24 час.

ТЕМАТИКА И ПЛАНЫ ПРОВЕДЕНИЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ Политические и правовые учения в странах Древнего Мира (2 часа) Политические и правовые учения Средних веков (2 часа) Политические и правовые учения Нового времени XVII-XVIII вв. (часа) Политические и правовые учения в странах Европы в XIX –ХХ вв. (часа) Политические и правовые учения в России в XIX-XX вв. (2 часа) Всего 10 час.

Т Е М Ы СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ Тема 1. Политические и правовые учения в странах Древнего Мира– часа.

Для обсуждения на семинаре предлагаются следующие вопросы:

1. Светско-рационалистические тенденции трактата «Артхашастра».

2. Патриархально-патерналистская концепция государства Конфуция.

Роль конфуцианства в политической истории Китая.

3. Антитрадиционалистские черты легизма.

4. Расцвет рационализма в учении софистов. Просветительский характер их деятельности. Нравственный и правовой релятивизм софистов.

5. Сократ и поиски объективного обоснования природы права и нравственности.

6. Социальная обусловленность и философские предпосылки политического учения Платона.

7. Политика как предмет эмпирического исследования в учении Аристотеля.

Источники и литература История политических и правовых учений. Хрестоматия. Ч.1.

Зарубежная политико-правовая мысль. - Сост. В.В. Ячевский. - Воронеж, 2000. -1000 с.

Бергер А.К. Политическая мысль Древнегреческой демократии. - М., 1966. - 326 с.

Бонгард-Левин Г.М., Герасимов А.В. Мудрецы и философы Древней Индии.-М., 1975.-120с.

Будда. Конфуций.Саванарола. Торквемада. Лойола: Биографические очерки СПб.. 1993. - 386с.

Данэм Б. Герои и еретики. Политическая история западной мысли.-М., 1967. - 504с.

История политических и правовых учений. / Под. ред. В. С.

Нерсесянца.

– 4-е изд. - М., 2003. - 728с.

Переломов Л.С. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая. -М., 1981. - 334 с.

Радхакришнан С. История индийской философии. - М., 1956 Т.1 - 268с.

Сократ. Платон. Аристотель. Сенека: Биогр. очерки. -М.: Республика, 1995.-267с.

Чернышов Б. Софисты.-М., 1929.-134с.

Тема 2. Политические и правовые учения Средних веков -2 часа.

Для обсуждения на семинаре могут быть предложены следующие вопросы:

1. Особенности и основные этапы западноевропейской средневековой политико-правовой мысли.

2. Обновление средневековой схоластики в учении Фомы Аквинского.

Фома Аквинский о цели государственности и трех элементах государственной власти.

3. Особенности развития политико-правовой мысли в странах Арабского Востока в период средних веков. Политико-правовая идеология ислама и его основных течений.

4. Становление политико-правовой мысли в Древнерусском государстве. Ее основные направления в период образования.

5. Зарождение доктрины естественного права как идеологии ранних буржуазных революций.

6. Политические и правовые учения в России в период укрепления абсолютизма.

Источники и литература История политических и правовых учений. Хрестоматия. Ч.1.

Зарубежная политико-правовая мысль. - Сост. В.В. Ячевский. - Воронеж, 2000. -1000 с.

История политических и правовых учений. Хрестоматия. Ч.2. Русская политико-правовая мысль. - Сост. В.В. Ячевский. - Воронеж, 2005. -896 с.

Азаркин Н.Н., Левченко В.Н., Мартышин О. В. История политических учений. Вып. 1 - М., 1995. - 139с.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.