WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |

Племенные границы разрушались, возникли Верхняя и Низовская Русь. Поход Олега в 882 г. и захват Киева объединил земли в единую Киевскую Русь. Ее объединяли и обустраивали псковитянка Ольга, воин Святослав, разгромивший Хазарский каганат, избавивший добрую половину земель от дани хазарам и поставивший на Дону, на месте хазарского Саркела город Белая Вежа. Крестил в 988 г. киевлян Владимир, при нем в Киеве возведена церковь Успения Богородицы, Десятинная (989–996 гг.), разбитая в 1240 г. монгольскими таранами. В следующем веке, в 1037–1066 гг. встали на Руси три Софии, три главных храма: в Киеве, Новгороде, Полоцке – и стоят до сих пор. Государству еще предстояло распасться на 15 княжеств, испытать страшные удары Батыя, возрождаться, погибать в Смутное время, снова вставать и размахнуть свои границы до Тихого океана. Многое еще предстояло, но это уже для других курсов и лекций. В этой я постарался, как мог, ответить на вопрос летописца.

Становление государства на Руси заняло, как минимум, два столетия, но, возможно, первые княжения старше на 100–150 лет и восходят к VI веку. Классические три стадии:

племенные княжения, региональные государства и, наконец, их объединение. Варягинаемники, смешавшись с местными боярами, создали сословия князей, бояр, дружинников – военную иерархию, утвердившую свою власть. В городах с кончанской системой – Новгород, Ладога, Псков, Смоленск – складываются и соперничают с княжеской властью боярские олигархии, но выжить удалось только новгородской и, возможно, в Галиче. Князья и дружинники делятся на старших и младших. Военная демократия, если таковая была, теряется во мгле дописьменных источников и увидеть ее там можно только в собственном воображении.

Город как политический, культурный и торгово-ремесленный центр возникает в VIII в. и стремительно развивается в IX–X вв., ко времени сложения Киевской Руси на ее территории было не менее 50 городов. Такие, как Гнёэдово, не имели классической структуры русского города: цитадель (детинец, кремль, кром), окольный город и посады, но это не дает оснований относить их к протогородам. Кстати, именно в Гнёздово, в одном из погребений найдена первая русская надпись на разбитой корчаге – сосуде из крымского города Корчева (Керчи). Из множества вариантов ее прочтения наиболее приемлем «горюшна» – нефть, дата – середина X в. В XI в. новгородцы писали письма на бересте в деревню и получали ответы. Инструменты для такого письма – костяные стило-писала найдены в 30 городах, грамоты – в 10, где слой сберег бересту.

Храмы, вобравшие в себя целый мир христианского искусства, стали центрами духовной культуры, мощным генератором единого национального сознания. Прекрасные новгородские церкви XII–XV вв., построенные «не хитро, но просто», потрясают, пленяют своей красотой. Вслушайтесь в музыку их названий: церковь Андрея Стратилата, Ивана на Опоках, Успения Богоматери, Параскевы Пятницы на Торгу, Спаса Преображения на Ильине (в ней сохранились фрески Феофана Грека 1378 года), Власия на Волосове... В СпасоПреображенском соборе Мирожского монастыря в Пскове мне посчастливилось видеть полную роспись храма XII в. – единственную на сегодня, уцелевшую и извлеченную из-под позднейших записей. Только лик Вседержителя в барабане снес в войну снаряд. Роспись 1156 г. по стилю предшествует погибшим в войну фрескам Нередицы. Кроме этих двух храмов от XII в. сохранилась полностью как-будто еще одна роспись в Спасо-Преображенском соборе Ефросиньевского монастыря в Полоцке, построенном зодчим Иоанном в 1159 г., но она покрыта поздними записями и ждет реставрации.

Частично сохранились фрески и мозаика XI в. в Киевской Софии, фрески Софии Новгородской, в т. ч. древнейшая из русских фресок Константин и Елена (в надписи византийка Елена названа Оленой – по-русски). С XII в. сохранились фрески в Дмитриевском и Успенском соборах Владимира, в церкви Бориса и Глеба в Кидекше (Суздаль), в Рождественском соборе Антониева монастыря в Новгороде (это роспись 1125 г. отличается от мирожской и Нередицы статичной застылостью), в церкви Св. Георгия в Старой Ладоге... Есть какая-то магическая сила в древних ликах, после встречи с ними химически яркая сверкающая живопись современных храмов не воспринимается как подлинная. Поблекшие за 8 столетий краски донесли до нас мощный духовный заряд, не иссякший за тысячелетие христианской Руси.

О церкви – «доме народа божия» не сказать лучше, чем это сделал Отец Александр Владимирович Мень: читайте его книги, после трагической смерти А. В. Меня они, наконецто, стали публиковаться в нашей стране, я же позволю себе несколько цитат из его книги «Таинство, слово и образ»:

«Мы приближаемся к храму. Еще издали слышны звуки благовеста... колокольный звон – своего рода музыкальная проповедь, вынесенная за порог церкви, он возвещает о вере, о жизни, пронизанной ее светом, он будит уснувшую совесть», «...колокола окружал ореол таинственности, их «крестили» святой водой, давали имена. Самые крупные колокола были отлиты в России. Секрет их изготовления передавался мастерами из поколения в поколение».

«Храм в городе – это пророк, говорящий о вечности... Совсем иное звучание приобретает силуэт церкви где-нибудь на холме, в окружении деревень... Они овеяны той же умиротворенной красотой, что и окружающий пейзаж».

Православный храм, как и любой иной, нес в себе образ мира, космограмму. Универсалии человеческого сознания соединили в плане храма круг-купол и несущий его барабан, крест – пространство между опорными столбами (4–6–12 столбов) и прямоугольник.

Соединение круга и прямоугольника было в плане капища VI–VII вв. на Старокиевской горе.

Круг – небо, прямоугольник – земля, крест – человек.

Столбы делят храм на продольные пространства – нефы – символы корабля-ковчега (обычно 3–5 нефов). Эти корабли – спасатели верующих «плывут» с запада – к нему всегда обращен вход, на восток, к алтарю. За алтарем – престол и горнее место, все это – в полукруглом выступе – апсиде. Алтарь от молящихся отделяла в древности завеса, позднее – иконостас. Полный иконостас состоит из 5 рядов икон: праотцы, пророки, праздники Ветхого Завета, дейсусный чин, местные главные иконы храма. Икона в честь того, кому посвящена церковь – храмовая, обычно она помещается в особом киоте справа.

В подкупольном пространстве, в кресте – место для молящихся, перед ними – амвон и царские врата перед алтарем. У входа – притвор, место для ожидающих крещения – неофитов. Храм с 2–3 сторон могла окружать галерея. На верху – хоры, в древности место для знатных женщин – на хорах. Боковые помещения – крещальня, приделы, паперти.

Фасад по вертикали по числу нефов делят выступы-лопатки на плоскости-прясла, на верху прясла завершают полукружия – закомары. Позднее появляются ложные закомары – кокошники, они образуют как бы кружевной пояс ниже куполов.

Древнейшие христианские храмы в Риме прятались в катакомбах: отсюда представление о храме как пещере мира. Вспомним палеолитическую пещеру-храм, живопись на ее стенах. Многое в плане и обряде христианский храм взял от синагоги (вот ужас-то для «патриотов»!). Стены синагог покрывали росписи: сцены из Ветхого Завета вплоть до всемирного потопа. Традиция внутренней росписи и планировка храма пришли в Россию из Византии, но уже в XI в. проявляются местные черты, с середины XII в. вырабатываются свои традиции в разных княжествах.

В куполе (роспись Нередицы) – Вознесение: Бог (Пантократор, Саваоф, Спас) в окружении ангелов, лик его смотрит вниз, на верующих. В барабане, между узкими окнамиамбразурами, через которые падает свет на купол и все подкупольное пространство, – фигуры пророков, ниже – на «парусах» – арках – евангелисты, в центре апсиды – БогоматерьЗнамение, ниже сцена Евхаристии – Вечерня, на которой освящаются хлеб и вино, символизирующие плоть и кровь Господню, ниже Вечерни – святители, еще ниже – дейсусный чин (от греческого дейсис – моление, в центре дейсусного чина – Христос, справа от него – Богоматерь, слева – Иоанн Креститель). На южной и северной стенах – сцены из жизни Христа и Марии и Страсти Господни. На западной стене – сцены Страшного Суда, ада и рая – их видит человек, выходящий из храма. При строго каноническом порядке росписей, они всегда индивидуальны и отражают стиль художников и вкусы заказчиков.

В росписях киевской Софии – светские сюжеты, в центральном нефе на южной стороне – дочери, с севера – сыновья Ярослава Мудрого. Под куполом – сам князь Ярослав с моделью храма в руке, на стенах лестничных башен – и вовсе жанровые сцены: скоморохи, музыканты, охота.

В прекраснейшем Дмитриевском соборе во Владимире, что построен в конце XI в.

при Всеволоде Большое Гнездо, и больше знаменит наружной резьбой по белому камню, фрески сохранились на западной стороне центрального и южного нефов. В центральном, на западном своде – 12 апостолов в сопровождении ангельского воинства. Среди апостолов – Андрей Первозванный. (В летописи записана легенда о его посещении Киевских холмов, где он предсказал будущий город, и Новгорода, в I в., когда жил Андрей, города, разумеется, не было. При Петре I возродился, а не родился впервые, русский флот и обрел флаг в честь Андрея Первозванного – Андреевский, в наши дни его вновь обретает флот России). Прекрасный мастер вдохновенно писал фреску кистью, без предварительных прорисовок. Исследователи отмечают вероятное влияние неизвестного художника, его ангелов с огромными глазами, на творчество Андрея Рублева, работавшего двести лет спустя в соседнем Успенском соборе.

Снаружи верхняя половина фасадов Дмитриевского собора изукрашена резьбой по белому камню: довольно редкий прием в древнерусской архитектуре. Первые примеры такого стиля (его связывают с галицкими и западноевропейскими мастерами) встречаются на фасаде прекраснейшей из русских церквей – Покрова на Нерли у Владимира, невестушки, как зовут ее в тех местах. На фасаде, в закомарах, сохранились изображение царя Давида с гуслями и женские маски. Те же сюжеты на Дмитриевском соборе, где в одном из прясел – портрет князя Всеволода с сыновьями, а вокруг – узорочье из кентавров, львов, птиц, винограда, русалок, охотников, есть древо жизни со львами и грифонами. Резьбу по камню сравнивают с вышивкой и резьбой по дереву, излюбленной на Руси. В соседнем Юрьеве Георгиевский собор покрыт такой же резьбой снизу доверху, в центре – сюжет со святым Георгием.

О прекрасном мире древних русских храмов написано много и хорошо – отсылаю читателя к литературе.

Поставили храмы на века, изукрасили, молились в них воины и поэты, горожане и крестьяне. Среди них были летописцы Никон, Нестор, Сильвестр, автор «Слова о полку Игореве» и автор «Слова о погибели Русской земли», пославший нам из XIII в. такие слова: «О светло светлая и красноукрашена земля Руськая! И многыми красотами удивлена еси: озеры многыми удивлена еси, реками и кладещьми месточестными, горами крутыми, холми высокыми, дубравами чистыми, польми дивными, зверьми разлычными, птицами бесчисленными, городы великыми, селы дивными… Всего еси исполнена земля Руськая, о правоверная вера християньская!» Если Вам, читатель, стало больно, значит, есть надежда: боль лечит, мы выздоровеем.

Вот только древности нельзя возродить, их надо беречь и сберечь, как самое дорогое.

Русская икона – одно из таких драгоценных наследий предков, в ней соединены вера, надежда и любовь, искусство великих мастеров, народная душа, наша история. Икона олицетворяла и украшала храм, боярские палаты и крестьянскую избу, она встречала человека при рождении и провожала в могилу, прикрывала грудь воина и благословляла труд земледельца.

Пришла икона на Русь из Византии. Лучший из современных исследователей древнерусского искусства Виктор Никитич Лазарев (1897–1976) считал, что русские люди рассматривали иконопись как самое совершенное из искусств и при этом до XVI века придерживались освященных седой древностью образцов, но уже с XII в. начался процесс освобождения от византийских канонов. Особенно интенсивно он шел на севере, в Новгороде и Пскове: сказались отдаленность от Византии, республиканский образ правления, независимость и смелость северян. С XIII в. началось образование самостоятельных школ русской иконописи.

В. Н. Лазарев выделяет 3 школы: новгородскую, псковскую, московскую. В других княжествах возникали отдельные мастерские и «письма» под влиянием одной из трех школ. Иконопись южных княжеств неизвестна.

Расцвета русские школы достигли в XIV–XV вв., когда и были написаны иконышедевры, величайшая среди них – «Троица» Андрея Рублева (год рождения художника и время написания иконы дискуссионны, последние датировки 1370 и 1411 г., умер Рублев января 1430 г., похоронен в Спасо-Андрониковом монастыре в Москве).

Литература о рублевской «Троице» может составить изрядную библиотеку, созданы антологии работ о ней, одну из антологий я процитирую:

Н. Н. Пунин: «На доске изображена в традиционной византийской иконографической схеме ветхозаветная Троица, выделенная из сцены явления Аврааму трех ангелов под дубом Мамврикийским как образ Господней трапезы или как прообраз евхаристии. Ангелы в одеяниях густого теплого тона – медленны и нежны движения рук – сидят на высоких седалищах вокруг трапезы, склоняя с бесконечной грацией убранные пышными высокими прическами головы и с какой-то меланхолически строгой задумчивостью устремляя глаза в немую и тихую вечность».

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.