WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 60 |

Белинский, известный литературный критик и публицист, отличавшийся радикально-революционными убеждениями. По мнению Белинского, реформы Петра I легли тяжким бременем на плечи народа, стали «годиной трудной и грозной». Сочувствуя антиправительственным мятежам, автор тем не менее подчеркивал необходимость проведенных царем мер. Главным результатом реформ, по его мнению, был рост военного могущества страны перед лицом уже набравших силу европейских держав.

В.Г. Белинский считал, что если бы не Петр I, то Россия вполне могла бы превратиться в колонию. Полемизируя со славянофилами, он писал: «И без реформ Петра Россия, может быть, сблизилась бы с Европой и приняла бы ее цивилизацию, но точно так же, как Индия с Англией».

Сходных взглядов держался и 1840-50-с годы и А.И. Герцен. Однако, затем его позиция переменилась. В 1860-е годы А.И.

Герцен стал довольно резко критиковать петровские реформы.

Он настойчиво подчеркивал стремление императора к усилению государственной машины и забвение интересов отдельной человеческой личности. Для Петра, по мнению Герцена, «государство было все, а человек - ничего». Эти взгляды Герцена получили впоследствии широкое распространение среди историков и писателей либеральной ориентации.

Чрезвычайно критически оценивал деятельность Петра В.О.

Ключевский. Не отрицая ни огромного влияния реформ на все стороны жизни русского общества, ни того, что преобразования были подготовлены всем ходом русской истории, но одним из первых заявил, что принятые Петром меры не были подчинены единому плану, а скорее носили спонтанный, бессистемный характер. Главной движущей силой преобразований Ключевский считал Северную войну. «Служа главной движущей пружиной реформы, - писал он, - война оказала самое неблагоприятное действие на ее ход и успехи. Реформа шла среди растерянной суматохи... Война сообщила реформе нервозный, лихорадочный пульс, болезненно ускоренный ход».

Двойственно оценивал В.О. Ключевский и личность Петра I, он находил в ней немало антипатичных черт: жестокость, неуравновешенность, мелочность.

Еще дальше пошел в критике петровских реформ П.Н.

Милюков, работавший на рубеже XIX и XX вв. П.Н. Милюков был не только известным историком, но и крупным политическим деятелем, одним из основателей партии конституционных демократов. В 1892 г. он опубликовал работу «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого». Как и В.О.Ключевский, П.Н.Милюков считал, что главной причиной реформ стала Северная война и связанные с ней финансовые трудности. Никакого единого плана преобразований у царя, по мнению этого автора, не было. Более того, многие реформы представлялись Милюкову ошибочными, противоречившими друг другу. Они являлись как бы спонтанной реакцией на требования момента.

Ценой петровских нововведений, по словам историка, было «страшное разорение страны» и обнищание народа. Величие же самого императора представлялось ему более чем сомнительным.

П.Н. Милюков нс раз подчеркивал, что Петр не осознавал всех возможных последствий своих действий, и даже писал, что в России начала XVIII в. шли «реформы без реформатора». Вообще, по мнению Милюкова, только внешнеполитическая деятельность Петра I имела положительные стороны, вся же его внутренняя политика была подчинена нуждам войны, плохо организованна и несвоевременна.

Выводы П.Н.Милюкова вызвали бурный протест у историков самых разных школ и направлений и тем самым послужили толчком к напряженной дискуссии. Товарищ Милюкова по кадетской партии, известный ученый Н.П. Павлов-Сильванский оценил его работу, как «желчный памфлет на Петра I». В своем исследовании «Проекты реформ в записках современников Петра Великого» (1897) он подчеркивал, что император сам разрабатывал проекты своих законов и недооценивать его личность большая ошибка.

В тоже время Н.П.Павлов-Сильванский писал о том, что реформы Петра не были каким-то нелогичным переворотом, что они органично входят в контекст русской истории. «Петровская реформа, - писал он, - не перестроила заново старое здание, а дала ему только новый фасад... Время Петра Великого есть только один из этапов развития государства нового времени, которое в основных своих устоях сложилось у нас в XVI в. и просуществовало до половины XIX в.».

Чрезвычайно жестко критиковали Милюкова историки официального направления, для которых Петр I оставался абсолютным идеалом государственного деятеля.

В советское время интерес историков к петровской реформе не угасал. Однако, основное внимание - ученых стало теперь сосредоточиваться на экономических процессах и социальной борьбе. Одной из главнейших задач исследования стало считаться выяснение того, интересам какого класса соответствовала политика Петра и к каким социальным последствиям она привела.

В 1920-е годы М.Н. Покровский сделал попытку рассмотреть с позиций марксизма всю историю России. Петровское время в его трудах охарактеризовано как «весна капитализма», период, когда торговый (купеческий) капитал создает новый экономический базис жизни русского общества. Как следствие этого власть, по мнению М.Н.Покровского, должна была переходить от дворян к купцам. Петр I, соответственно, представлялся историку выразителем интересов купечества, а вся его внешняя и внутренняя политика объяснялась потребностями молодого капитализма. Самой личности государя внимания уделялось немного. Для Покровского самым важным было выявить «классовую сущность» петровских реформ.

Оппонентом Покровского в 1920-е годы выступил Н.А. Рожков. По его мнению, реформы Петра I были продиктованы в первую очередь интересами дворян, хотя и потребности буржуазии в какой-то мере учитывались.

Взгляд на правление Петра I, как на «диктатуру дворянства», был доминирующим в советской историографии с середины 1930х до середины 1960-х годов. Такой точки зрения держались В.И.

Лебедев, К.В. Базилевич, В.В. Мавродин, С.В. Юшков и, в особенности, С.В. Бахрушин, написавший в 1944 г. специальный очерк «О классовой природе монархии Петра I». При этом большинство историков считало, что преобразования были естественным продолжением процессов XVII в. Хотя сами реформы оценивались исследователями положительно, постоянно подчеркивалась их тяжесть для народных масс, а мятежи и бунты трактовались как прогрессивное явление.

Особое место в советской историографии занимает работа Б.И. Сыромятникова «Регулярное государство Петра I и его идеология», вышедшая в 1943 г. В ней автор дал несколько отличную от своих коллег интерпретацию классового фундамента русского государства в первой четверти XVIII века. По мнению Сыромятникова, неограниченная власть Петра основывалась на конкретной ситуации: дворянство и буржуазия достигли в этот период равенства экономических и политических сил. Это позволило государству стать своего рода посредником между ними, добиться независимости от обоих классов.

Независимость власти, конечно, не означала еще ее беспристрастности. По мнению Б.И.Сыромятникова Петр I, однако, проводил политику в интересах крепнущей буржуазии и даже стремился ограничить крепостное право. Эти выводы не получили поддержки других историков. Большинство исследователей остались верны тезису о продворянском характере политики Петра 1.

В 1966-1972 гг. на страницах журнала «История СССР» развернулась дискуссия о сущности и времени возникновения абсолютной монархии в России. Естественно, в ходе споров ученые неоднократно обращались к петровским временам. А.Я.

Аврех в своей статье «Русский абсолютизм и его роль в утверждении капитализма в России» высказал мнение, что абсолютизм возник и относительно утвердился именно в правление Петра I.

Одной из ведущих причин этого, по мнению историка, стал низкий уровень классовой борьбы. Аврех также подчеркивал, что несмотря на слабость русской буржуазии правительство стремилось проводить именно буржуазную политику. Большинство историков с А.Я. Аврехом не согласилось, обвиняя его в недооценке классовой борьбы.

И в ходе дискуссии, и в трудах отдельных историков в 1970-е годы все чаще стал повторяться тезис об известной самостоятельности петровского государства, его независимости от интересов какого-либо одного класса. Такую точку зрения высказали например И.А. Федосов и С.М. Троицкий. Однако, в отличие от Б. И. Сыромятникова, источником этой независимости они считали не равновесие сил дворянства и буржуазии, а «внутриклассовую» борьбу между старой, родовитой аристократией и молодым бюрок-ратизованным дворянством. Набиравшая силу буржуазия, по мнению исследователей, выступала лишь как союзник молодого дворянства.

Вообще в 1950-1970-е годы вышло очень много работ, посвященных как петровской эпохе в целом, так и отдельным аспектам развития России в первой четверти XVIII века. Социально-экономические процессы изучали С.Г. Струмилин, Б.Б. Кафенгауз, Е.И. Заозерская, А.П. Глаголева, С.М. Троицкий, И.А. Булыгин. Народным восстаниям и иным антиправительственным выступлениям были посвящены работы Н.Б. Голиковой, И.Г. Рознера. Военным и дипломатическим проблемам - П.П. Епифанова, В.Е. Возгрина, Ю.Н. Беспятых, С.А. Фейгиной и многих других историков.

Большой фактический материал был обобщен в трудах Н.И.

Павленко. Основываясь на законодательстве XVIII в., он показал, что нередко Петр не помогал, а напротив препятствовал развитию буржуазии, как класса (создавая, например, условия для перехода буржуа в дворянство). Поддерживая купцов, государь преследовал в основном фискальные цели: пополнить государственную казну. Н.И. Павленко подчеркивает в своей работе «Петр Первый» (1976), что в отличие от Западной Европы в России абсолютная монархия возводилась на старом, феодальном фундаменте, а политика Петра «была направлена на возвышение дворянства». «Реформы, - пишет он, - укрепили господствующее положение дворянства в феодальном обществе.

Дворянское сословие стало более монолитным и образованным, повысилась его роль в армии и государственном аппарате, расширились права на труд крепостных крестьян. Классовая направленность преобразований не исключает их громадной общенациональной значимости. Они вывели Россию на путь ускоренного, экономического, политического и культурного развития».

Новую трактовку проблемы дал в 1980-е годы Е.В. Анисимов. В его монографии «Время петровских реформ» (1989) данное императором государство вновь рассматривается, как самостоятельная сила. Даже дворянству, по мнению историка, Петр отводил место одной из деталей государственной машины, тогда как высшей ценностью считалось именно само государство. Е.В. Анисимов анализирует основные законодательные акты Петровского времени и показывает, как жестко были регламентированы царем все стороны жизни русского общества, как решительно вмешивалось правительство в самые сокровенные уголки быта подданных. По мнению автора, петровское время внесло свою лепту в формирование тоталитарного сознания народа. Сходные идеи высказывал и Н.Я. Эйдельман.

Споры о месте и роли Петра I в русской истории далеки от завершения и сегодня. При оценке его деятельности во всяком случае следует избегать однозначных и плакатных характеристик. Созданный некоторыми кинематографистами и писателями образ «демократичного» царя-плотника, равно как и образ безжалостного тирана, довольно далеки от истины и отнюдь не исчерпывают всей специфики этой колоссальной личности.

Литература Анисимов Е.В. Время Петровских реформ. - Л., 1989.

Баггер X. Реформы Петра Великого. - М., 1985.

Заозерская Е.И. Мануфактура при Петре I. - М.-Л., 1947.

Мавродин В.В. Петр Первый. - Л., 1948.

Павленко Н.И. Петр Первый. - М., 1976.

Софроненко К.А. Законодательные акты Петра I. - М., 1961.

Тарле И.В. Русский флот и внешняя политика Петра I. - СПб., 1994.

Тельпуховский Б.С. Северная война 1700-1721 гг. Полководческая деятельность Петра I. - М., 1946.

6. При ознакомлении со школьными и вузовскими учебниками по отечественной истории становится очевидно, что археологические исследования древнерусских городов не нашли в них, за малым исключением, достойного отражения. Археологические факты вкраплены в исторический рассказ о городах, но в этих текстах слабо отражена ситуация, позволяющая обучающемуся понять, как за последние полвека расширились и углубились знания о древнерусском городе. Между тем, это случилось по большей части благодаря археологии, т.к. новые данные о городе, особенно для периода от Х до XV вв., поступили в распоряжение науки в значительной степени в результате археологических раскопок. Их интерпретаторами выступали преимущественно сами археологи, многие из которых рассматривали добытые археологические факты в комплексе с другими источниками. Удачным примером привлечения результатов археологических данных по истории, культуре, планировке, быту древнерусского города могут быть учебники Н.И. Павленко, В.Б. Кобрина и В.А. Федорова «История СССР с древнейших времен до 1861 г.» (- М.: Просвещение, 1989), Л.А.

Кацвы, А.Л. Юрганова «История России VIII-XV вв.: Учебник для VII класса средних учебных заведений» (- М.: МИРОС. 1995). Учителя средней школы в тех разделах школьного курса, которые делают возможным привлечение краеведческого материала, часто обращаются к специальной литературе, в том числе археологической, восполняя лаконизм и пробелы учебников (см., например: Князев Ю.А.

Краеведческий материал в VII классе // Преподавание истории в школе. 1980. № 4. и др.) Задачей этого небольшого раздела является проинформировать читателя о последних археологических исследованиях древнерусских городов, наиболее интересных открытиях 80-90-х гг., отраженных в специальной и научно-популярной литературе. Здесь предпочтение отдается трудам археологов, ближе всего знакомых с материалом. Учитывая, что данное пособие составляется в Пскове, результатам археологического изучения города уделяется особое внимание.

Еще ранее рассматриваемого периода в науке сложилось представление о больших научных перспективах археологического изучения древнерусских городов. Главную роль в формировании этого представления сыграли успехи археологических раскопок -прежде всего, в Новгороде, а также в Киеве, Москве, Пскове, Старой Ладоге, Рязани, Галиче, Чернигове, Минске, Гродно, Старой Руссе, Суздале, Смоленске и других древнерусских городах. Для многих городов к 80-90-м годам были определены на основе распространения культурного слоя границы их средневековой территории. Учитывая, что культурный слой городов содержит следы хозяйственной и градостроительной деятельности, остатки архитектурных сооружений, вещевые находки, в том числе такие уникальные, как берестяные грамоты, свинцовые вислые печати, предметы искусства, законом об охране памятников г. и рядом других постановлений предусматривалось взятие под охрану культурного слоя исторических городов.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.