WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 60 |

В вопросах внешних сношений (в первую очередь войны и мира) казаки руководствовались собственными интересами, которые не всегда совпадали с планами московской дипломатии.

Окраинное положение казачьих сообществ определяло характер взаимодействия с коренным населением. Мирные в своей основе вследствие экономической взаимозависимости, участия выходцев из соседних народов в формировании казачества, куначества, взаимообогащения в культуре и быту, они изменялись под влиянием разных обстоятельств. Как соседи, они ссорились друг с другом и мирились, угоняли скот и дарили лихих скакунов, обменивались оружием и торговали хлебом, вместе пировали на свадьбах и мстили кровным врагам. На Северном Кавказе союзнические отношения с северокавказскими владетелями, поддержка Русского государства, а также преимущества войсковой казачьей структуры позволили вольным казакам во II половине XVI века укрепиться на Тереке, и не только сохранить район своего обитания, но и расширить его.

Казаки дорожили своей свободой и независимостью и сопротивлялись попыткам царской администрации подчинить их. Принцип «с Дона выдачи нет» в XVII в. оставался незыблемым.

Однако Дон и другие регионы расселения казачества, не являлся для беглецов благословенным раем, т.к. казаки не представляли собой однородной массы. Зажиточные (домовитые) из «дедов казаков» группировались вокруг войскового атамана и старшины. В их руках находилась большая часть скота, рыбные промыслы, струги, им перепадала большая часть военной добычи.

Территориально домовитые казаки проживали в городах и станицах низовья Дона. Центром был Черкасск. Все денежные и натуральные поступления из Москвы шли туда. Голутвенные казаки в основном проживали в верховьях Дона. Это был пришлый люд, часто работавший у «добрых» станишников по найму.

С конца XVII в. правительство приступило к уничтожению некоторых наиболее опасных с его точки зрения, казачьих вольностей и привилегий: запрещено было принимать в состав казачьего общества новых членов. Оно также требовало выдачи беглых, «прибыльных» крепостных их хозяевам. Да и само казачество не хотело их принимать. Была отменена выборность войсковых начальников. После разгрома разинского восстания Войско Донское было приведено к присяге. Окончательная ликвидация свобод донского казачества была связана с подавлением раскольников на Дону в 1686-1689 гг., утверждением России в Приазовье с 1696 г. и особенно с подавлением булавинского восстания.

Казачество постепенно превращается в замкнутое сословие.

Нормализуя свои отношения с правительством, оно оказалось под его контролем. Казачество участвовало практически во всех войнах, которые вела Россия в XVI-начале XX веков. В XVIIIнач. XIX в. правительство все более привлекает их к несению военной службы вне областей их постоянного проживания, то есть утверждается постоянная воинская служба. В казачьих областях закрепляется сословное деление, узаконивается частное землевладение у верхушки в виде частновладельческих пожалований. С начала XVIII в. донское казачество активно привлекается для подавления народных и национальных движений. Таким образом, на протяжении своего существования казачество прошло путь от «вольного общества» к замкнутому военному сословию. Несмотря на то, что «казачья вольница» в отдельные периоды доставляла немало хлопот «Москве» и даже вступала с ней в вооруженные столкновения, что было вызвано как причинами социально-экономического свойства, так и неумеренной подчас централизацией сверху и столь же неумеренным свободолюбием снизу, оно являлось важным элементом общерусской государственности, проводником культуры и языка на окраинах России. Не следует однако идеализировать прошлое казачество. В нем действовало не одно только «начало равенства и братства», но и проявлялись и довольно резко противоречия между верхними и нижними его слоями со всеми неизбежными последствиями.

При изучении народных движений необходимо также учитывать отличие мышления людей XVII в. В первую очередь их религиозность и наивный монархизм, широко распространенный не только в крестьянской среде. Общественная функция и социальный смысл крестьянского монархизма освещены в литературе на большом фактическом материале. Однако П.Г. Рындзюнский указывает и на сохранение в народе стойкой антимонархической традиции, отрицавшей принудительное следование установленным гражданским законам и вмешательство в «самовластье» простых людей (традиция своеобразно уживавшаяся порою с крестьянским монархизмом).

На современном этапе в литературе, особенно в публицистике, большое внимание уделяется нравственному аспекту народных движений. Ныне, когда насильственное ниспровержение одного строя другим, экспроприация экспроприаторов не признается раз и навсегда установленной истиной, когда авторитет оружия и революционного насилия не провозглашается выше всякой нравственности, христианских заповедей и устоев гражданского общества, роль и место крестьянских войн должны быть рассмотрены сквозь призму этого нового политического мышления. С другой стороны вряд ли исторично ставить под сомнение само право крестьян на силовой протест, когда другие (мирные) возможности изменить свою участь к лучшему (побеги, подача челобитных, массовый уход в раскольничьи скиты и т.п.) себя исчерпали. Восстания, крестьянские войны - это сложный сплав двух противоположных начал: тяги к справедливости и бытийной тьмы бессознательного. Сложными, неоднозначными личностями были их предводители. В то же время неоспоримо, что они несли на своих знаменах избавление от гнета, деспотизма, произвола, привлекая этим обездоленных людей и поэтому оставили по себе в народе грозную, но добрую память.

Литература Алексеев Ю.Г. Псковская судная грамота и ее время. - Л., 1980.

Анкета о казаках // Военно-исторический журнал. - 1992. - № 3.

Головатенко А. Деидеологизация преподавания или обновление догм // Преподавание истории в школе. - 1991. - № 2.

Дворниченко А.Ю. Эволюция городской общины и генезис феодализма на Руси // Вопросы истории. - 1988. - № 1.

Заседателева Л.Б. Терские казаки. - М., 1974.

Кабытов П.С., Козлов В.А., Литвак Б.Г. Русское крестьянство: этапы духовного освобождения. - М., 1988.

Ключевский В.О. Сочинения. - Т.З. - М., 1957.

Козлов С.А. Кавказ в судьбах казачества. (XVI - XVIII вв.). - СПб, 1996.

Кривошеев Ю.В. Социальная борьба и проблема генезиса феодальных отношений в северо-восточной Руси XI - начала XIII вв. // Вопросы истории. - 1988. - № 8.

Лейберов И.П., Марголис Ю.Д., Юрковский Н.К. Традиции демократии и либерализма в России // Вопросы истории. - 1996. - № 2.

Миненков Н.А. Россия и Дон: отношения сюзеренитета-вассалитета в XVII в. // Исторический опыт русского народа и современность. Мавродинские чтения. - СПб, 1994.

Назаров В.Д., Рахматуллин М.А. Факторы и формы совместной борьбы народов России в Крестьянской войне под предводительством Е.И. Пугачева (К постановке проблемы) // Народы в Крестьянской войне 1773 - 1775 гг. - Уфа, 1977.

Никитин Н.И. О формационной природе ранних казачьих сообществ (К постановке вопроса) // Феодализм в России. - М., 1987.

Павленко Н.И.. Историческая наука в прошлом и настоящем (некоторые размышления вслух) // История СССР. - 1991. - № 4.

Павлов А.П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове (1584-1605 гг.). - СПб, 1992.

Павлов А. П. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.:

казачество на переломе истории // Отечественная история. -1992. № 5.

Предводители крестьянских войн в России XVII - XVIII вв.: Страницы биографии: Указатель литературы / Науч. ред. В.И. Буганов. - М., 1979.

Рындзюнский П.Г. О некоторых спорных вопросах истории крестьянского движения в России // Вопросы истории. - 1987. - № 8.

Сахаров А.Н. Демократия и воля в нашем Отечестве // Свободная мысль.

- 1991. - № 17.

Скрынников Р.Г. Социально-политическая борьба в русском государстве в начале XVII в. - Л., 1985.

Скрынников Р.Г. Спорные вопросы восстания Болотникова // История СССР. - 1989. - № 5.

Соловьев В.М. Поход за утраченной волей. - М., 1990.

Соловьев В.М. Актуальные вопросы изучения народных движений (Полемические заметки о крестьянских войнах в России) // История СССР. - 1991. - № 3.

Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в. Казачество на переломе истории. - М., 1990.

Ткаченко П.И. «Бранное житье...» // Военно-исторический журнал. 1992. - № 6-7.

Усенко О. Бунтари и заговорщики // Родина. - 1992. - № 5.

Чистов К. В. Русские народные социально-утопические легенды XVII XIX вв. - М., 1967.

Фроянов И.Я. Древняя Русь. - М.-СПб, 1995.

Фроянов И.Я. Мятежный Новгород. - СПб, 1992.

5., :

Личность и деятельность царя Ивана IV Грозного вызывала и по сей день вызывает у историков крайне противоречивые оценки. Во многом это объясняется сложностью самого исторического материала. Правление Ивана Васильевича (1547-1584) вместило в себя развитие русского централизованного государства, крупные административные реформы и страшный террор опричнины, победы над Казанским и Астраханским ханствами и разорение подмосковных земель крымскими татарами, впечатляющие достижения в области культуры и изнурительную Ливонскую войну, начавшуюся для России победоносно, но закончившуюся очень неудачно.

Противоречивой личностью был и сам государь. Это и несомненно высокообразованный человек, «книжник», умный политик и в то же время сыноубийца, изувер, который не только лично участвовал в расправах над политическими противниками, но и предавался самым жестоким развлечениям, пытая заведомо невиновных людей.

Следует также иметь в виду, что большинство историков, оценивая деятельность Ивана IV, руководствовались собственными политическими убеждениями и идеалами. Именно это зачастую вызывало ту полярность оценок, с которой неизбежно сталкивается читатель, желающий познакомиться с исторической ролью первого русского царя.

Сходная ситуация сложилась и в отношении еще одного русского государя - Петра I (1672-1725). Одним историкам он представлялся идеальным правителем, дальновидным реформатором, гениальным полководцем, законодателем и дипломатом. Другим - человеком, нарушившим естественный ход русской истории и ввергшим страну в небывалые бедствия. В связи с этим, представляется полезным дать краткий обзор взглядов отечественных историков на деятельность этих двух незаурядных правителей.

Дискуссию о личности и политике Ивана Грозного начали уже его современники. В 50-е годы XVI в. в Москве был составлен «Летописец начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича» Его автором, по-видимому, был сподвижник Ивана IV, руководитель Избранной Рады А.Ф. Адашев. «Летописец» представляет собой хвалебный панегирик царю и настойчиво проводит мысль о богоизбранности его власти. Особо подчеркиваются также превосходство самодержавия над боярством и закономерность победы русского государства над Казанским ханством.

Описание событий в «Летописце» отличается большой подробностью, но все, произошедшее в 60-80-е годы XVI в., остается за временными рамками этого сочинения. Составляя его, А.Ф. Адашев не мог и предположить, что в скором времени сам он будет отстранен от дел, а затем начнется опричнина.

Яркую попытку осмыслить большую часть царствования Ивана Грозного представляет собой «История о великом князе Московском», написанная в 1570-е годы князем А.М. Курбским.

Как и Адашев, Курбский входил в Избранную Раду и в 1550-е годы был одним из наиболее близких сподвижников царя. Однако после падения правительства Адашева Курбский, опасаясь опалы, бежал в Литву (1564), чтобы возглавить одну из польских армий в войне против России.

Во время пребывания за границей он написал Ивану IV три письма, в которых подверг его правление жестокой критике. В отличие от этих посланий «История о великом князе Московском» адресовалась зарубежному читателю. Главной целью ее написания было не допустить избрания Ивана Грозного на польский престол после смерти короля Сигизмунда.

А. Курбский настойчиво проводит мысль, что государь должен управлять страной, всегда и во всем советуясь с вельможами. В противном случае он превращается в злодея и тирана. Согласно своей концепции Курбский делит царствование Ивана IV на два периода: добрые годы Избранной Рады, когда царя окружали разумные советники (Адашев, протопоп Сильвестр и др.) и злое время опричнины, когда Иван приблизил к себе дурных людей.

При этом Курбский подчеркивает, что влечение ко злу, жестокость, своенравие проявлялись у русского царя еще в детстве, но до поры до времени приближенные сдерживали развитие этих качеств.

Однако, после взятия Казани, царь вместо того, чтобы вознаградить верных воевод, стал стремиться к неограниченной власти. Этим-то стремлением и воспользовались ищущие личных благ «ласкатели», которые потворствовали скверным наклонностям царя.

При описании чинимых опричниками жестокостей Курбский не жалеет самых мрачных красок, многократно повторяет, что «лютость» Ивана IV была бессмысленной и направлялась против ни в чем неповинных людей, что она принесла только вред, ослабляя государство.

Как и его современник, видный публицист И. Пересветов, Курбский верил в силу убеждения, в силу разума, в то, что добрые советники могли бы исправить царя.

Своеобразный ответ А.М. Курбскому дал сам Иван Васильевич. Он написал своему бывшему соратнику два письма, в которых обличал бояр и доказывал правоту своих действий. В основе сочинений Ивана IV лежит тезис о превосходстве неограниченной царской власти над всеми иными формами правлениями, а также идея о том, что ни бояре, ни даже православная церковь не могут покушаться на права монарха, дарованные самим Богом. Только самодержавие, по мнению Ивана Грозного, может спасти страну от внутренних раздоров. «Если царю не повинуются подвластные, - пишет он, - то никогда междуусобицы не прекратятся».

В качестве доказательства Иван IV приводит множество примеров из всемирной истории от Древнего Рима до падения Константинополя. Все они подчинены главной идее: при единодержавии царства процветают, при самоуправстве какого-либо одного сословия гибнут. Следовательно, все чинимые русским царем жестокости не бессмысленны, а необходимы. Они сохраняют «строй земли», служат общегосударственным интересам, не позволяют стране прийти в то ужасное состояние, когда «каждый только о своем печется».

В начале XVII в. Россия пережила тяжкие годы Смутного времени. Народные восстания, борьба политических клик, заговоры и перевороты, иностранная интервенция заставляли, конечно, людей задумываться о причине всех этих бедствий, сравнивать свое время с предыдущим. Такие писатели, как дьяк И.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.