WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 60 |

Обращаясь к истории индустриализации, мы, как правило, берем за точку отсчета XIV-й съезд партии, за которым укрепилось название «съезд индустриализации». Но его решения были в известном смысле уже вторым шагом в этом направлении. Первым документом, в котором получила выражение идея индустриального преобразования России, был план ГОЭЛРО. Речь в 1920 г. шла не просто об электрификации народного хозяйства, к чему порой сводят существо плана, а и о том, чтобы на этой основе перевести экономику на путь интенсификации: предусматривалось первоочередное развитие машиностроения, металлургии, топливно-энергетической базы и химии. В постановлении VIII съезда Советов РСФСР (1920 г.) «О тяжелой индустрии» был поставлен вопрос о высоких темпах развития тяжелой промышленности и ее финансовом обеспечении: примерно 1/3 всех средств планировалось получить за счет внутренних источников, а остальные 2/3 - с помощью иностранных концессий и кредитных операций.

Однако надежды на реализацию этого плана не оправдались, т.к. обстановка, сложившаяся в стране в 1921 г., потребовала пересмотра экономической политики. От штурмовых методов, прямых путей пришлось перейти к созданию предварительных условий для перехода к социализму, несколько ослабить внимание к тяжелой промышленности и все силы бросить на подъем сельского хозяйства и производство предметов потребления, ибо первоочередной задачей было спасение трудящихся, приостановление деклассирования рабочего класса. Лишь с середины 20-х гг. вновь приоритетное внимание стало отдаваться тяжелой промышленности, энергетике, машиностроению. Одновременно совершался переход к жесткой централизации и концентрации всех ресурсов, регулированию народного хозяйства с помощью государственных планов. Надежды на получение средств от концессий, на зарубежные кредиты не оправдались, а внешнеторговые операции 1918-гг. должной выручки не дали. XIV съезд ВКП(б), взяв в конце 1925 г.

курс на индустриализацию страны, определил в качестве основных внутренние источники ее осуществления. Но какие именно На этот счет в руководстве не было единого мнения. Троцкий, Зиновьев, Каменев, Преображенский, поднимая вопрос о «сверхиндустриализации», видели единственный источник в увеличении налогов на крестьянство, а по существу предлагали ограбление деревни. Такой путь казался неприемлемым Бухарину, который считал его «безнравственным» и предлагал получить средства за счет растущей рентабельности промышленности, прогрессивного налогообложения на капиталистические элементы и привлечения личных сбережений населения, помещаемых в государственный банк. Однако государственная промышленность в середине 1920х гг. не могла дать необходимых средств немедленно, налоги же были и так велики: в 1923/24 г. доходы от них составили 1/3 всех поступлений бюджета, а в 1924/25 г. - 45,5%.

Около 1/3 доходов давал транспорт, а удельный вес поступлений от промышленности, торговли и банков составлял не более 2-4%. Сбережений же у населения практически не было. Вариант Бухарина - это путь медленного, постепенного накопления средств, ориентации производства на рынок.

Выход все же был в активном вовлечении деревни в процесс индустриализации. Это предполагало насыщение рынка промышленными товарами, в которых нуждалось крестьянство, получение в обмен на них необходимого сырья и хлеба, от продажи которого и появлялись нужные средства. Однако сталинское руководство пошло по пути более простому для него, но трудному и мучительному для крестьянства. Решено было форсировать коллективизацию с целью безвозмездного получения хлеба с крестьянства, но уже не путем продналога, а обязательных поставок. Внешне это напоминало на практике реализацию идей Троцкого, превратилось, по определению Бухарина, в «военнофеодальную эксплуатацию крестьянства». Между тем, Советское государство получало гораздо больше средств не от продажи хлеба, а нефти и леса. Так, в 1930 г. за счет продажи хлеба было выручено 883 млн. руб., а нефти и леса - 1 млрд. 430 млн. рублей. Даже в 1932-33 гг., когда на больших территориях страны в результате сталинской коллективизации разразился голод, хлеб продолжали вывозить за границу. Но получено было от его продажи только 389 млн. руб., в то время, как от реализации нефти и леса - 700 млн. По мере роста промышленности увеличивалось значение как источника индустриализации и внутренних накоплений. К тому же, стала широко использоваться практика займов у населения, резко возросла продажа спиртных напитков.

Основные практические результаты были достигнуты в годы первой и второй пятилеток. В 1929 г. правительством был принят первый пятилетний план развития народного хозяйства, который был напряженным, но реальным для выполнения. Однако вскоре плановые задания стали искусственно завышаться. Если по плану к концу пятилетки предусматривалось ежегодное производство электроэнергии в объеме 23 млрд. квт. часов, чугуна 10 млн.т, тракторов - 53 тыс. штук, автомобилей - 100 тыс. штук, то уже в 1930 г. И.В. Сталин говорил о достижении в 1932 г. производства 17 млн. т чугуна, 170 тыс.тракторов, 200 тыс. автомобилей. Ежегодные темпы роста с 22% решено было увеличить до 45-47%. Но решение о форсировании темпов шло не только от Сталина. Лозунг «5-летка - в четыре года» был широко поддержан массами, прежде всего в среде рабочего класса, который значительно пополнился малограмотными и политически невежественными выходцами из деревни. Для них идеи «догнать и перегнать», «рвануть вперед» были очень притягательными.

Лозунги о выполнении пятилетки в четыре и даже три года, попытки насильственного ускорения привели к диспропорциям, нарушению плановости и в итоге к спаду темпов в конце пятилетки, продолжавшемуся и в начале второй пятилетки. В горячке были преданы забвению вопросы улучшения организации и стимулирования труда, развития хозрасчета, социальной сферы.

В результате возникло несоответствие между ростом производительности труда и зарплаты, началось расстройство денежной системы, по ряду показателей стал ощущаться товарный голод, стали расти розничные цены. В стране была введена карточная система. Частые аварии на производстве, низкое качество товаров стали объясняться «вредительством», главными виновниками были признаны старые специалисты. В 1930 г. в стране прошел один из первых шумных процессов по делу «Промышленной партии». На стройках пятилетки широко применялся труд заключенных (например, половину из возводивших Магнитку составляли так называемые спецпереселенцы, чаще всего вчерашние крестьяне).

Но это не мешало И.В. Сталину на январском (1933) Пленуме ЦК и ЦКК ВКП/б/ сделать вывод о превращении страны из аграрной в индустриальную и объявить о выполнении первой пятилетки за 4 года и 3 месяца. На деле страна производила в 1932 г. 13 млрд. квт. часов электроэнергии, 6 млн.т чугуна, 50 тыс. тракторов и менее 25 тыс.

автомобилей. Рубежей, намеченных первым пятилетним планом, удалось достичь только на втором-третьем году второй пятилетки. Что касается еще больших показателей, обещанных Сталиным в 1930 г., то они оказались достигнутыми лишь по завершении второй пятилетки, а то и после войны. При подведении итогов Сталин не привел никаких сравнительных данных плановых и итоговых показателей, он лишь констатировал создание новых отраслей промышленности.

Итоги второй пятилетки оказались несколько лучшими, чем первой, но говорить о ее досрочном выполнении (за 4 года и месяца) также не приходится. Добиться намеченных целей или приблизиться к ним помогло лишь массовое стахановское движение, означавшее наряду с административно-командными методами использование мер по стимулированию труда и оживлению социальной политики. Не случайно поэтому стахановское движение уже в ходе его развертывания пользовалась повышенным вниманием авторов: только за 1935-1940 гг. ему было посвящено свыше 4,6 тыс. работ. Большинство из них носили экономический характер, лишь в некоторых содержались исторические экскурсы, но такого количества статей и книг о стахановском движении не знал ни один из последующих периодов историографии. Наибольшие результаты в промышленном развитии были достигнуты в период 1931-1937 гг., когда руководство тяжелой промышленностью осуществляли Г.К. Орджоникидзе и Г.Л. Пятаков. Производство черной металлургии в 1933 - 1937 гг.

выросло в три раза, среднегодовой прирост составлял 40-60%. За годы второй пятилетки страна, по существу, прекратила ввоз сельскохозяйственных машин и тракторов, в целом удельный вес импортной продукции в общем потреблении страны снизился до 1-0,7%.

Но инициатива и новаторство подверглись суровым испытаниям в 1937-38 гг. В результате массовых репрессий снизился творческий потенциал общества, созданный кадровый корпус сильно пострадал.

Нарушения законности, репрессии, произвол превращали административно-командное управление в административно-карательное.

Сталин в ходе индустриализации стремился достичь успехов, не считаясь с их ценой. Однако, несмотря на большие трудности, перегибы, тяжелые и трагические издержки, энтузиазм и усилия советских людей подняли производство основных видов промышленной продукции на новый уровень, отличный от дореволюционной России. К началу Великой Отечественной войны СССР преодолел абсолютное отставание от главных государств Западной Европы по производству основных видов индустриальной продукции. В конце 1930-х гг. производство электроэнергии, топлива, чугуна, стали, цемента превосходило соответствующие показатели Германии, Англии, Франции или приближалось к ним. По абсолютному объему только в США производство было существенно большим. Индустриализация сопровождалась и качественными изменениями, появлением новых производств. Одновременно Шел процесс формирования кадров рабочего класса. Общая численность рабочих в СССР выросла с 9 млн. в г. до 23 млн. в 1940, в том числе в промышленности - с 4 до 10 млн.

число специалистов народного хозяйства выросло с 0,5 до 2,5 млн.

Но главный показатель - производство продукции на душу населения - в СССР был значительно ниже уровня развитых капиталистических стран, составляя от него 1/4, половину, иногда 2/3. Правда, в 20-х гг. разрыв был еще большим, и в 30-е годы он сократился. Выступая в феврале 1931 г. на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности, И.В.

Сталин заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Ровно через 10 лет началась война. Но победить нас уже не смогли, потому что в кратчайший срок, хотя и ценой невероятных потерь, страна вырвалась из отсталости, заложила основы современной промышленности, создала индустриальную базу на востоке страны. В конечном итоге исход военного столкновения решали не показатели производства на душу населения, а абсолютные. Чем больше было валовое производство стали и чугуна, тем больше страна могла получить военной техники. Разъясняя в 1946 г.

причины победы СССР в войне, Сталин сказал о важности политики индустриализации и добавил, что на превращение СССР в страну индустриальную потребовалось всего 13 лет (1928-1941 гг.).

Под влиянием высказываний Сталина одни авторы стали связывать индустриализацию лишь с первой пятилеткой, другие (их большинство) - с 1930-ми годами в целом. Верны ли эти оценки сегодня Трудности развертывания НТР, перевода народного хозяйства на путь интенсивного развития придали этому вопросу особую остроту. Действительно, почему в стране (если она стала индустриальной еще в 1930-е годы) столь распространен ручной труд В 1930-е годы в сфере промышленности удалось создать мощный потенциал. Тем не менее в 1940 г. фондоотдача фактически оставалась такой же, как и в 1928 г. Выдвинутый на рубеже 1920-30-х гг. лозунг «Техника решает все!» не оправдал себя. Он отражал технократические представления о всесилии машин, упор на подготовку квалифицированных рабочих, усиление внимания к освоению новой техники было сделано с опозданием. Суть курса составляла практика всемерного развития тяжелой промышленности, легкой индустрии должного внимания не уделялось.

В основу тезиса о превращении страны из аграрной в индустриальную в ходе довоенных пятилеток были положены официальные подсчеты о соотношении продукции промышленности и сельского хозяйства. В 1988-1989 гг. в печати появились статьи О. Лациса, Л. Гордона, Э. Клопова, Н. Шмелева, В. Селюнина и др., поставивших проблему содержания и методов индустриализации.

Ими было отмечено, что в эпоху индустриализации возникли инфляционные тенденции и произошли громадные подвижки в ценах.

Поэтому сравнения, основанные на обобщающих стоимостных показателях и характерные для советской историографии, оказались ненадежными. Исследователи завышали темпы роста, особенно в периоды заметного обновления продукции. Фактически даже накануне войны деревня вносила в национальный доход государства больше, нежели индустрия. И хотя тяжелая промышленность наращивала выпуск разного рода машин и механизмов, по-прежнему ручной труд превалировал (особенно на селе). Таким образом, из всего комплекса объективно назревших задач индустриализации к началу 1940х гг. была в основном решена одна, хотя и принципиально важная.

Решение остальных задач переносилось на последующие годы.

Источники и литература Гордон Л.А., Клопов Э.В. Что это было: Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-е годы. - М., 1989.

Лельчук. B.C. Индустриализация... // Переписка на исторические темы.

Диалог ведет читатель. - М., 1989.

Лельчук В., Ильин А., Кошелева Л. Индустриализация СССР: Стратегия и практика // Урок дает история. - М., 1989.

Лельчук B.C. 1926-1940 годы: Завершенная индустриализация или промышленный рывок// История СССР. - 1990. - № 4.

Финогенов В.Ф. В лабиринте мнений (К проблеме индустриализации)// В поисках исторической истины: Сборник статей. - Л., 1990.

3. «» Исследование истории коллективизации - этого драматического поворота в жизни деревни - в течение долгого времени основывалось на установках, закрепленных в партийно-государственных документах 30-х гг., затем в «Кратком курсе истории ВКП(б)», а в начале 50-х гг., дополненных работой И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Поэтому тематика работ первоначально сводилась в основном к характеристике «года великого перелома» (Н.Н. Черноморский, С.П. Трапезников, П.Н. Шаров и др.). Особое место в историографии 50-х гг. заняла монография М.А. Краева «Победа колхозного строя в СССР» (1954), явившаяся наиболее полным описанием аграрной истории первых 20 лет Советской власти, но теоретические положения ее не выходили за рамки «Краткого курса». Во второй половине 50-х-70-е гг.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.