WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 60 |

Необходимо обратить внимание на то, что сам Ленин говорил о советско-польской войне как о наступательной с советской стороны, дающей надежду продолжить путь к мировой революции. Выступая на IX Всероссийской партийной конференции 22 сентября 1920 г., он заявил: «В мае-июне 1920. г. оборонительный период войны со всемирным империализмом кончился и мы можем, и должны использовать военное положение для начала войны наступательной с целью советизации Польши и Литвы» (См. Исторический архив. 1992. № 1. С.107). В году были ликвидированы основные очаги гражданской войны. Наступил апогей системы «военного коммунизма». Росло крестьянское недовольство продразверсткой, вспыхивали крестьянские восстания - таковы события этого этапа.

Шестой этап - 1921-1922 гг. Ликвидация последних локальных очагов гражданской войны и иностранной интервенции.

Подавление антибольшевистского Кронштадтского восстания и антисоветских крестьянско-повстанческих выступлений в Тамбовской, Воронежской, Саратовской губерниях, Поволжье, Урале, Сибири, на Дону и Украине. К этому же времени относится и ликвидация повстанческих отрядов батьки Махно. Характерными чертами этих выступлений были: народный характер, наличие многочисленных очагов борьбы и партизанская тактика боевых действий. На заключительном этапе войны проводились Волочаевская и Приморская операции по освобождению Дальнего Востока. Шла борьба с басмачеством в Средней Азии (вплоть до конца 20-х годов). Началась демобилизация Красной Армии, переход к НЭПу и выход страны из дипломатической изоляции.

* * * Наиболее острые споры идут по проблемам красного и белого террора. Нельзя сделать не бывшим то, что свершилось таково простое правило объективного исторического исследования. А вот в сталинские времена это правило сплошь и рядом нарушалось. Задача историков чаще всего сводилась к тому, чтобы уловить колебания «генерального курса» партийного руководства и соответственно расставлять акценты в своих исторических сочинениях. Так произошло и с трактовкой такого жестокого явления в гражданской войне, как белый и красный террор:

усиленно подчеркивались массовость, бесчеловечность и неоправданность белого террора и лишь вынужденность, оправданность и целесообразность революционного, красного террора.

Некоторые современные историки и особенно недостаточно информированные публицисты утверждают прямо противоположное, приводя в доказательство целый набор фактов красного террора. Споры о красном и белом терроре напоминают бокс в несколько раундов. Прав ленинградский ученый В.Г.

Бортневский в своем утверждении, что «этот бой» может длиться бесконечно, поскольку «защитники» как красного, так и белого террора всегда в запасе будут иметь новые «аргументы».

Коротко напомним об этих аргументах, не забывая, что обе враждующие стороны как бы соперничали одна перед другой в жестокостях, т.к. речь шла о борьбе не на жизнь, а на смерть, о самом физическом существовании противоборствующих сил.

Прежде всего надо каким-то образом определить понятия красного и белого террора. Под красным террором принято понимать временную (с июля по ноябрь 1918 г.) карательную политику Советской власти, направленную против свергнутых и разбитых, но сопротивляющихся эксплуататорских классов, против белогвардейцев. Под белым террором понимают все репрессивные действия антибольшевистских сил, в т.ч. и расстрелы красных командиров и комиссаров по приговорам военно-полевых судов, произвол белогвардейской контрразведки, карательные акции против большевизированных сел и деревень.

Эскалация насилия, начавшаяся еще в тяжелые годы первой мировой войны, пройдя революционный 1917 год, во время гражданской войны достигла своего апогея. Известно, например, что генерал Л.Г. Корнилов призвал участников Первого Кубанского («Ледяного») похода на Екатеринодар: «В плен не брать! Чем больше террора, тем больше побед». Колчак тоже в своей политике не отставал от Корнилова: «Моя цель, первая и основная, - стереть большевизм и все с ним связанное с лица России, истребить и уничтожить его».

После того, как петроградское советское руководство во главе с Г.Е. Зиновьевым не поддержало митинговые требования рабочих о введении массового террора в ответ на убийство эсерами известного тогда большевистского трибуна, члена Президиума ВЦИКа и редактора «Красной газеты» В. Володарского, В.И. Ленин резко выступил в поддержку рабочих. В письме к Г.Е.

Зиновьеву он писал: «Протестую решительно! Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это невозможно! Террористы будут считать нас тряпками. Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, и особенно в Питере, пример коего решает».

Предостережение Ленина вскоре подтвердилось. Летом и осенью начался разгул контрреволюционного террора: 6 июля мятеж левых эсеров в Москве, 6-21 июля антисоветские мятежи в Ярославле, Рыбинске, Муроме. В период вспышки антисоветских мятежей, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года бывший царь и его семья были расстреляны в Екатеринбурге по приказу Уральского областного Совета, санкционированному из Москвы.

После убийства эсером 30 августа председателя Петроградской ЧК М.С. Урицкого в городе прошли массовые шествия под лозунгами: «Они убивают личности, мы убьем классы», «За каждого нашего вождя - тысячи ваших голов». «Настал час расплаты» и др. В связи с убийством М.С. Урицкого и покушением на В.И. Ленина ВЦИК принял резолюцию, в которой говорилось:

«...За каждое покушение на деятелей Советской власти и носителей идей социалистической революции будут отвечать все контрреволюционеры и все вдохновители их. На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов». 5 сентября 1918 года (эта дата, от которой многие историки и ведут начало красного террора - П.Н.) принимается радикальное постановление СНК РСФСР, в котором прямо говорилось, что «подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». Итоговой цифрой расстрелянных за осенние месяцы 1918 г. называют (только по 20 губерниям) около 5000 человек. В то же время (июль -декабрь 1918 г.) лишь в 13 губерниях белогвардейцы и их власти по данным НКВД РСФСР расстреляли 22760 человек. Других обобщенных данных пока не установлено.

Можно было бы приводить еще многие факты репрессий, красного и белого террора, но в принципе картина не изменилась бы. Точных весов, на которых бы можно взвесить тяжесть красного и белого террора, вряд ли можно найти. Для осуществления репрессий и террора у каждой из противоборствующих сторон были созданы и действовали свои военно-карательные структуры.

Нередко практиковался и самосуд или прямой приказ о расстреле. К примеру, генерал П.Н. Врангель вспоминал, как он создавал стрелковый полк в своей дивизии из взятых в плен красноармейцев: «Выделив из их среды весь начальствующий элемент вплоть до отделенных командиров, в числе 370 человек, я приказал их тут же расстрелять. Остальным было выдано оружие».

Картины красного террора описаны в письмах В.Г. Короленко А.В. Луначарскому, в «Окаянных днях» И.А. Бунина, в потрясающей директиве Оргбюро ЦК РСДРП/б/ (январь 1919 г.) «О расказачивании».

Все уже известные материалы и документы открывают перед нами во всем своем кровавом ужасе страшное лицо гражданской войны, жестокой и беспощадной, с людским озверением, смертельной злобой, местью и расправами. И у нас нет нравственных оснований говорить об оправдании ни красного, ни белого террора. Так же, как и нет оснований обвинять в терроре лишь одну из сторон.

Сколько бы отрицательно мы ни относились к террору, этому неизбежному спутнику любой гражданской войны, тем не менее это наша история, и историкам еще предстоит комплексно и объективно исследовать идеологию, политику и практику террора, определить его место и роль в гражданской войне.

* * * Победа в войне оказалась на стороне Советской власти и Красной Армии. Она была обусловлена рядом социальноэкономических, политических и военных факторов. В гражданской войне, как и в любой другой, побеждает, как правило, тот, кто сильнее. В чем же оказались сильнее советская власть, большевики Во-первых, Советская республика, несмотря на круговую осаду и блокаду белыми армиями и интервентами, отрезавшими ее от продовольственных и сырьевых ресурсов, сумела довольно быстро сосредоточить и мобилизовать все имеющиеся у нее ресурсы (промышленные, продовольственные, человеческие и др.) для нужд огромного фронта. В годы гражданской войны большинство казенных военных заводов, размещавшихся в центральных районах России (Адмиралтейский, Балтийский, Ижорский, Обуховский, Сестрорецкий, Тульский, Ижевский и.др.), не попали в руки белых армий, а работали на снабжение Красной Армии вооружением и боеприпасами. Уже к середине 1919 года Красная Армия оказалась вооруженной не хуже бывшей царской армии. Для нужд армии использовались запасы вооружения, оставшиеся со времени первой мировой войны.

Во-вторых, на защиту советской власти в годы гражданской войны встали впервые почувствовавшие себя творцами истории миллионы ранее угнетенных и бесправных людей, поверивших в ее идеалы, цели и лозунги.

Выдающийся философ XX века, лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел, трезво и критически относившийся к большевикам, пробыв пять недель в 1920 году в разгар гражданской войны в России, так описал и осмыслил то, что ему пришлось увидеть: «Главное, что удалось большевикам, - это зажечь надежду... Даже при существующих условиях в России еще чувствуется влияние животворного духа коммунизма, духа созидающей надежды, поиска средств к уничтожению несправедливости, тирании, жадности, всего того, что мешает росту человеческого духа, стремление заменить личную конкуренцию совместными действиями, отношение хозяина и раба - свободным сотрудничеством».

«Дух созидающей надежды» помогал сражающимся рабочим и крестьянам, несмотря на неимоверные лишения, в т.ч. изза режима «военного коммунизма», голод, холод, эпидемии, найти в себе силы выдержать испытания тех суровых лет и победоносно закончить гражданскую войну.

В-третьих, советскому правительству, Советам на местах, высшим военным органам страны в тяжелейших условиях после четырех лет изнурительной первой мировой войны удалось создать сначала на добровольной, а затем на мобилизационной основе более чем пятимиллионную Рабоче-Крестьянскую Красную Армию и привлечь в нее десятки тысяч младших командиров, офицеров и генералов старой русской армии. Из их числа в ходе войны выдвинулись талантливые командующие и командиры: В.А. Антонов-Овсеенко, В.К. Блюхер, М.Д. Бонч-Бруевич, С.М. Буденный, И.И.

Вацетис, Б.М. Думенко, А.И. Егоров, А.И. Корк, С.С. Каменев, Г.И.

Котовский, С.Г. Лазо, Ф.К. Миронов, В.М. Примаков, А.Я. Пархоменко, С.К. Тимошенко, М.А. Тухачевский, В.И. Чапаев, И.П. Уборевич, В.И. Шорин, Я.Ф. Фабрициус, М.В. Фрунзе, И.П. Якир и многие другие.

В-четвертых, на стороне революционно сражающейся России были сочувствующие и солидарная поддержка многих трудящихся зарубежных стран, нередко выступавших под лозунгом «Руки прочь от России». Это движение солидарности сковало силы интервентов, ослабляло их напор. В 1918-1920 гг. в Советской России было создано 370 интернациональных отрядов, рот, батальонов, полков, бригад и дивизий.

Но не только сила и успехи характерны были для советской стороны. В годы войны Советская республика и ее вооруженные силы испытывали огромные трудности. В их числе усталость населения и солдат, вернувшихся с фронта для мирной жизни, нежелание вновь воевать. А отсюда трудности в комплектовании Красной Армии, частые случаи дезертирства, особенно в период успехов белых армий. Вооруженная борьба «красных» осложнялась экономической разрухой, а также колебаниями (от «красных» к «белым») среднего крестьянства, стонавшего от режима «военного коммунизма».

Колебания крестьянства решали судьбу Советской власти и власти Колчака-Деникина. Факт создания многомиллионной Красной Армии, в которой восемь десятых - крестьяне, свидетельствовал, что в конечном счете они в массе своей всетаки поддерживали Советскую власть. Это определило победу в гражданской войне.

Несмотря на общую меньшую численность белогвардейских военных формирований по сравнению с численностью вооруженных сил Советской республики, белое движение имело ряд преимуществ в войне:

Во-первых, преимущественно опытнейший, командный состав, прошедший через горнило четырех лет мировой войны. В числе руководителей белого движения находились два бывших главнокомандующих русской армией: Л.Г. Корнилов, М.В. Алексеев, а также опытнейшие генералы и адмиралы: А.В. Колчак, А.И. Деникин, П.Н. Врангель, М.Г. Дроздовский, П.Н. Краснов, А.П. Кутепов, В.О. Каппель, А.С. Лукомской, Е.К. Миллер, К.К. Мамонтов, С.Л. Марков, В.З. МайМаевский, И.П. Романовский, Я.А. Слащев, А.В. Туркул и другие.

О силовом динамизме противоборства «белых» и «красных», точно и образно сказал в предисловии к книге белого генерала Я. Слащева «Крым в 1920 году» Д. Фурманов: «В области специальной они (белые) были большими мастерами. И провели против нас не одну талантливую операцию. И совершили по-своему не мало подвигов, выявили не мало самого доподлинного личного героизма, отваги и прочего. Красная Армия имела перед собой не случайный сброд, а организованного, стойкого, часто отважного и решительного, прекрасно обеспеченного врага».

Во-вторых, поддержка белого движения со стороны бывших союзников царской России - стран Антанты, США, Японии и временно со стороны Германии. Эта поддержка выражалась не только в снабжении белых армий вооружением, снаряжением, продовольствием, деньгами и советниками, но и в организации непосредственной интервенции и оккупации значительных районов и жизненных центров страны, а также установлении военной и экономической блокады. В результате блокады практически были прерваны все морские и сухопутные сообщения Советской республики с внешним миром. Только к концу войны эта поддержка заметно ослабла.

Вместе с тем, у белого движения и руководителей его армий были свои сложности и трудности. Прежде всего организаторы и идеологи белого движения так и не смогли открыто с полной ясностью сформулировать и провозгласить общегосударственную политическую и экономическую программу, которая смогла бы привлечь на их сторону большинство народа России. Из различных манифестов, воззваний и публичных заявлений лидеров белого движения можно примерно так определить некоторые пункты этой программы:

1.»Сокрушение большевистского самодержавия и замена его...» 2. «Создание в стране временной сильной верховной власти для низвержения гибельной диктатуры черни», возрождение армии.

3. «Поднятие транспорта и производительных сил страны».

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.