WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 60 |

Гражданская война - весьма сложное, но единое в своих противоречиях явление, где каждая из противоборствующих сил была полнокровной участницей исторического процесса. Более того, социальная ориентация каждого из ее участников определялась не только классовым положением, но и совокупностью действующих тогда конкретно-исторических факторов. Прежде всего встает вопрос, и далеко не простой: а какова была позиция в ходе войны почти 100-миллионного и неоднородного по составу российского крестьянства С кем было оно По-разному за прошедшие три четверти века отвечали на этот вопрос и советские, и эмигрантские, и зарубежные историки.

Известный буржуазно-либеральный экономист и публицист, один из лидеров партии кадетов, активный участник «белого» движения П.Б. Струве вообще отрицал сколько-нибудь заметное участие основного населения страны в войне. «Гражданская война, - писал он, - была состязанием двух меньшинств, при политическом безразличии «народа», т.е. большинства простонародья, «настроение которого колебалось так же, как колеблется погода».

Но наиболее непримиримые ответы даются в наше смутное и конвульсивное время. Понятно, что это связано с попыткой использовать эти разные ответы в конъюнктурно-политических целях бывшими и настоящими политиками и идеологами.

В последнее время навязывается, например, такая необоснованная точка зрения (и у нас и за рубежом), согласно которой гражданская война была якобы борьбой не трудящихся Советской власти с внутренней и внешней контрреволюцией, а борьбой большевиков с крестьянством.

Советский писатель-публицист В. Солоухин договорился до утверждения, что практически все население, состоящее до 90% из крестьян, выступило против большевиков, кроме узкого слоя «передовых рабочих». Это явная фальсификация. На самом же деле позиция крестьянства, да и большинства трудящегося населения в годы гражданской войны во многом определялась социально-экономической политикой, проводимой, с одной стороны Советами и большевиками, а с другой - белогвардейскими вождями и их правительствами.

В начале гражданской войны подавляющее большинство трудящихся оказалось на стороне Советской власти. Именно такая позиция большинства крестьянства помогла только что родившейся Советской власти успешно подавить в конце 1917 начале 1918 гг. такие крупные вооруженные антисоветские выступления, как мятеж. Керенского-Краснова под Петроградом, юнкеров в Петрограде и Москве, донских, южноуральских и забайкальских казаков, польских легионеров в Белоруссии и, наконец, захватить и ликвидировать Ставку Верховного Главнокомандующего русской армией в Могилеве. И это в то время, когда мятежники имели регулярные, прошедшие опыт войны войска (преимущественно казаки) и насчитывали в общей сложности до 300 тыс. штыков и сабель.

Но установленный в октябре 1917 года большевистский режим и начавшиеся в условиях гражданской войны четко классовые, антибуржуазные преобразования: радикальная национализация почти всей промышленности, запрещение торговли, рынка, продразверстка, попытка строжайшей регламентации всех сторон жизни, военно-приказная система, трудовая повинность - все это (да еще плюс допускавшийся произвол комбедов, продотрядов, ревкомов на местах) больно задевало интересы различных слоев населения и множило число недовольных. Наконец, все это подталкивало, мобилизовывало наиболее активные антибольшевистские элементы к вооруженной конфронтации, а крестьян и казаков на восстания (особенно в начале 1919 года) и вступление в армии Колчака и Деникина, во всякого рода банды и отряды. Трудно не согласиться с точкой зрения историка П. Шевоцукова о том, что «советской власти приходилось бороться не только с белогвардейцами, кулаками, но и со средним крестьянством, хотя в целом середняк при всех его колебаниях склонен был поддерживать новый режим».

Эта поддержка, поощряемая решениями VIII съезда РКП(б) в марте 1919 года об укреплении союза со середняком, в конце концов решила исход гражданской войны в пользу советской власти, несмотря на сложность взаимоотношений с крестьянством.

Кстати, это косвенно признают и вожди белого движения, в частности Деникин в своих воспоминаниях о «русской смуте», когда он говорит о своих тщетных ожиданиях (при приближении его войск к Москве) начала восстания в тылу красных. От Москвы его отогнали, а массового восстания он так и не дождался. Зато в тылу у Колчака (в Сибири, Забайкалье, Приамурье) развернулось массовое партизанское движение, несмотря на то, что там проживало крепкое крестьянство, то, которое по российским масштабам можно было бы отнести к кулакам. В чем дело Да в том, что колчаковцы проводили антикрестьянскую политику.

Глава колчаковского совета министров П.В. Вологодский в одном интервью признавался, что его правительство в своих политических заявлениях выступало «против всякого рода насилия», за общественную самодеятельность. Но исполнители на местах, воспитанные на старых навыках обращения с народом, творили безобразия, карали без разбора и старых, и малых, и виновных и невиновных, реквизировали крестьянское добро за мизерное вознаграждение. Такие действия сильно дискредитировали в глазах населения центральную власть. Военная же власть «не считалась с правительством и творила такое, что у нас волосы на голове становились дыбом».

И еще показательно в этом отношении свидетельство из лагеря интервентов. Один из антантовских «советников» и помощников Колчака, английский генерал Нокс докладывал своему правительству: «Можно разбить миллионную армию большевиков, но когда 150 миллионов русских не хотят белых, а хотят красных, то бесцельно помогать белым». Еще более категоричен в суждениях по этому вопросу историк-белоэмигрант И. Солоневич: «общего языка с народом ни одно из белых формирований не нашло». Как ни сложны и ни просты были отношения Советской власти и большевиков с крестьянством в годы гражданской войны, они нашли общий язык: крестьяне были согласны временно отдавать воюющему государству продразверстку, только бы избежать возврата помещиков.

Гражданская война достигла такого упорства и ожесточения, какое едва ли имело место в мировой истории. Она не могла не сказаться на деятельности политических партий, уцелевших после октября 1917 г. Драматически закончился краткий, но в целом позитивный опыт сотрудничества (в т.ч. и на правительственном уровне) партии большевиков с партией левых эсеров - выразительницей крестьянской социалистической идеологии. Выступление против Брестского мира, разрыв блока с большевиками, организация антисоветского мятежа 6 июля 1918 года привели к тому, что эта самая близкая к большевикам крестьянская партия не без их помощи перестала существовать, а вместе с ней было кончено с многопартийностью в правительстве.

Вынужденная стать воюющей, партия большевиков все более приобретала военизированный облик. Внутрипартийная демократия свертывалась и заменялась приказными методами, партийная дисциплина заменялась военной. Возникла идеология «военного коммунизма», рассчитывавшая на политическом и военном народном энтузиазме решить социально-экономические задачи. Позже Ленин признал, что «жизнь показала нашу ошибку».

Правые эсеры, меньшевики и другие «социалисты», опиравшиеся на поддержку буржуазно-монархических кругов, летом и осенью 1918 года встали в авангарде антисоветских сил. Это время в советской историографии определенно называют этапом «демократической контрреволюции».

Правые эсеры, меньшевики в коалиции с отдельными членами кадетской партии приняли активное участие в создании областных антисоветских правительств: в Западной Сибири, Самаре, Уфе, Омске, Ашхабаде, Архангельске.

К концу 1918 года в связи с усилением буржуазно-монархического белого движения большая чисть этих временных правительств деформировалась или же прекратила свое существование, многие эсеры и меньшевики - члены Учредительного собрания - как уже отмечалось выше - вскоре были арестованы или расстреляны колчаковскими властями.

После окончания гражданской войны в 1922 году большевики устроили судебный процесс над 34 членами ЦК партии эсеров, обвинив их в контрреволюционной деятельности. К середине 20-х годов эта партия перестала существовать.

По-разному оценивается роль партии кадетов (партии «народной свободы») в ходе гражданской войны. Длительное время кадеты однозначно считались организаторами антисоветского саботажа и инициаторами развязывания гражданской войны. СНК РСФСР в декрете и воззвании от 28 ноября 1917 года объявил кадетов партией врагов народа. Уйдя в подполье, кадеты сотрудничали со всеми внутренними и внешними врагами Советской власти. Преимущественно интеллигентская, кадетская партия не укрепила свои ряды в военные годы и уже к лету 1918 года фактически распалась на отдельные части, большинство ее членов бежало под защиту Добровольческой армии. Советская историография постоянно отводила кадетам, наряду с монархистами, главную роль в «белом деле», в организации всех контрреволюционных сил, в установлении на захваченных белогвардейцами территориях военно-диктаторских режимов. Но теперь столь однозначная оценка ставится под сомнение. Участие кадетов в подготовке контрреволюции не подлежит сомнению, но с точки зрения фактической роли в войне интеллигентов - оценка их, как вождей гражданской войны, представляется крайне преувеличенной: они находились на вторых и третьих ролях в белом движении.

Не избежала частичного падения своего авторитета в массах и правящая партия большевиков. Не случайно выплеснулось массовое недовольство крестьян в антисоветских мятежах (антоновщина) в Тамбовской и Воронежской губерниях, на подавление которого потребовалось направить 40-тысячное войско под командованием одного из лучших полководцев М.Н. Тухачевского. То же самое произошло и в период антибольшевистского восстания в Кронштадте.

Советская власть претерпевала политический и экономический кризис, колоссально усиливаемый страшным голодом. Поэтому нет оснований идеализировать ни большевиков, ни их противников. Обе стороны проявляли равное рвение в стремлении победить в братоубийственной войне, каждая считая себя абсолютно правой. В современной историографии гражданской войны нет единого, общепринятого мнения по вопросу о периодизации гражданской войны. Одни исследователи годами гражданской войны считают 1918-1920 (наиболее устоявшееся мнение), другие - с июля 1917 по 1922, третьи - с октября 1917 по 1922.

Что можно сказать об этих суждениях В каждой из них есть большая и меньшая степень убедительности. Однако более правы, очевидно, те, кто считает хронологическими гранями гражданской войны время с конца октября 1917 года (начало вооруженного похода войск Керенского и Краснова на Петроград) до конца октября 1922 года (полный разгром войсками Народно-революционной армии и партизанами Дальневосточной республики белогвардейских армий на Дальнем Востоке и освобождение от японских интервентов г. Владивостока).

Время же с лета 1918 года до конца 1920 года, когда гражданская война и интервенция слились в единое целое и военный вопрос выступал как главный, определяется как основной период гражданской войны.

В свою очередь, все пятилетие гражданской войны по военно-политическому содержанию, характеру военных действий и их результатам можно с определенной степенью условности разделить на следующие этапы:

Первый - начало гражданской войны (октябрь 1917 - май 1918). На этом этап идет борьба Красной гвардии и революционных солдат и матросов с антисоветскими мятежами Керенского-Краснова, восставшими юнкерами в Петрограде и Москве, Ставкой Верховного главнокомандующего в Могилеве, казачьими антисоветскими выступлениями на Дону, Южном Урале, Забайкалье, корпусом польских легионеров генерала Довбор-Мусницкого в Белоруссии.

Военные действия в это время носили очаговый характер, не было сложившихся фронтов и армий. В феврале-марте 1918 года Советская республика пытается отражать военную интервенцию германских войск, но неудачно и, как следствие, вынуждена была заключить позорный или, как Ленин его называл, «похабный» Брестский мир.

Второй этап - лето-осень 1918 года. Этот этап включает борьбу Советской республики с объединенными силами внутренней контрреволюции («демократическая контрреволюция», белогвардейские военные формирования), поддержанные интервенцией стран Антанты и Германии, чехословацкий мятеж. К концу лета 1918 года врагу удалось захватить 3/4 территории Советской республики, она оказалась в кольце фронтов. Для отражения совместных широкомасштабных военных действий белых армий и интервентов в Советской республике создаются первые фронты гражданской войны: Восточный, Южный, Северный и Западный район обороны. Идет дальнейшее ускоренное строительство РККА, которая добивается первых успехов.

К концу 1918 г. Красная Армия окончательно разгромила почти 100-тысячную так называемую «Народную Армию» учредиловцев и чехов на Волге. С «демократической контрреволюцией» было покончено. На смену самарскому Комитету Учредительного собрания («Комуч») против советской выступал куда более серьезный враг - адмирал Колчак со своей почти 400тысячной армией, поддержанный антантовскими союзниками.

Третий этап - конец 1918 г. и начало 1919 года, характеризуется окончанием первой мировой войны (ноябрь 1918 г.), прекращением австро-германской интервенции и освобождением оккупированных ранее территорий Украины, Белоруссии и Прибалтики, восстановлением в них советской власти. Одновременно предпринимается попытка усиления интервенции войск стран Антанты: в конце ноября англо-французские войска высаживаются в Новороссийске, Севастополе и Одессе, а в декабре занимают Баку и Батуми.

В ноябре в Омске устанавливается военная диктатура адмирала А.В.

Колчака, провозгласившего себя «верховным правителем» России и верховным главнокомандующим. Попытка Антанты развернуть свои войска на юге России окончилась полным провалом из-за антивоенных и революционных настроений среди иностранных солдат и матросов. «Мы у нее (Антанты - П.Н.) отняли ее солдат», - заявлял В. И.

Ленин. Этот этап войны характеризуется также усилением строительства РККА и углублением социально-экономических преобразований, возникновением системы «военного коммунизма».

Четвертый этап - весна 1919 - весна 1920 года. Завершается уход из России основных интервенционистских войск. Весна и осень года - критическая фаза и крупнейшие победные сражения РККА над белогвардейскими армиями Колчака на Востоке, Деникина на Юге, Юденича на Северо-Западе. 1919 год вошел в историю войны как год решающих побед Красной Армии. В это же время получает дальнейшее развитие система «военного коммунизма».

Пятый этап (весна - осень 1920 года) - советско-польская война и борьба с белогвардейской армией генерала П.Н. Врангеля. Полная победа над вооруженными силами внутренней контрреволюции и «гигантски неслыханное поражение» (Ленин) в войне с Польшей поддержанной Антантой.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.