WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 60 |

Без согласия императора говорить хотя бы об облегчении положения крестьян, а тем более об отмене крепостного права было нельзя. Таким образом, император уже в силу своего положения был вольным или невольным участником освободительного процесса, если говорить об отмене крепостного права - непременного условия достижения в будущем равенства всех сословий перед законом.

Царь должен был выбирать между мерами, способствовавшими или сдержавшими освободительный процесс. Вспомним, что даже А. А.

Аракчеев по распоряжению Александра I составил один из проектов освобождения крестьян! Значительную роль в освобождении крестьян и в достижении гражданских и политических свобод предстояло сыграть наиболее передовым представителям либеральной бюрократии.

Выдающееся место среди них в первой половине-XIX в. принадлежало М. М. Сперанскому. Можно назвать также Н. С. Мордвинова, П. Д. Киселева, Л. А. Перовского, целую группу сановников, непосредственно подготовивших крестьянскую и другие реформы 1860-1870-х годов: Я. И. Ростовцева, Н. А. и Д. А. Милютиных, К. Д. Кавелина, Ю. Ф. Самарина, А. П. ЗаблотскогоДесятовского и др. К ним примыкали по взглядам и формировали в либеральном направлении общественное мнение, а иногда и действовали в государственном аппарате выдающиеся общественные деятели, писатели и ученые: В. И. Даль, М. Е. Салтыков-Щедрин, П. П. Семенов-Тян-Шанский, П. И. Мельников (Печерский), Н. А. Серно-Соловьевич и т. д.

Либералы отражали интересы меньшей, но прогрессивной части дворянства. Заинтересованы были в реформах набиравшие силу буржуазные слои. Объективно реформы были нужны и крестьянству, и работным людям.

Участником освободительного движения была и та часть общества, которую составляло революционное, революционно-демократическое направление в общественно-политической жизни. Это наиболее решительная часть русской интеллигенции, непримиримо настроенная против самодержавия. Заметим, что долгие десятилетия роль и значение революционного движения в жизни дореволюционной России преувеличивались в ущерб другим направлениям общественно-политического движения - особенно либеральному. Между тем, революционное движение не только содействовало, но и тормозило освободительный процесс, когда дело доходило до крови, ибо вызывало и оправдывало реакцию.

Что же касается периодизации освободительного движения, то, исходя из сказанного выше, ленинский подход к ней не представляется единственно возможным. Грани трех его этапов хронологически В.

И. Лениным определялись как примерные, приблизительные. Кроме того, В. И. Ленин рассматривал освободительное движение преимущественно как революционное. Характерный для исторической науки советского времени догматизм превратил ленинские высказывания в незыблемую схему. И в этом сам В. И. Ленин был меньше «виноват», чем его толкователи.

Если учесть, что в освободительном процессе участвовал весь спектр передовых сил, то вряд ли гранью его может быть 1825 год - год восстания декабристов, тем более, что с разгромом восстания и само движение декабристов исчезло с исторической сцены. Можно ли в таком случае начинать историю освободительного движения с разгрома основной его силы - декабристов Логичнее начать ее с определения хронологической грани тех изменений в общественно-политической жизни, которые привели к восстанию декабристов и которые объясняют продолжение освободительного движения после разгрома этого восстания. Важно здесь отметить, что и деятельность декабристов никак нельзя ограничить только революционными рамками. Не случайно в дореволюционной историографии декабристов считали либералами по преимуществу. Их движение включало в себя самый широкий круг взглядов и воззрений, из которых потом развились различные направления общественной жизни: от либерально-бюрократических до социалистических. Конечные цели декабристов во многом совпадали с тем, о чем говорил и сам Александр I, и М. М. Сперанский, и другие их современники, а также последователи - ликвидация крепостного права и введение конституционного строя.

По всей видимости, освободительное движение надо считать прямым продолжением просветительства. Качественное отличие здесь в том, что передовые взгляды из области идей переходят в практические попытки изменить основы государственной, экономической и общественной жизни. Такие попытки имели место в России после Отечественной войны 1812 года и заграничных походов. Вспомним слова А. И. Герцена: «Подлинную историю России открывает собой лишь 1812 год; все, что было до того, - только предисловие».

Именно тогда, в 1814 гг., возникают легальные, полулегальные и нелегальные объединения, ставившие перед собой задачу преобразования России. В это же время и правительство во главе с Александром I пытается сдвинуть с мертвой точки вопросы о введении конституции и подготовке крестьянской реформы.

Можно в связи с этим вспомнить польскую конституцию и речь Александра I на открытии польского сейма в 1815 г., и разработку проектов отмены крепостного права. Безусловно, знакомство с Западом, приобщение к европейским порядкам в результате заграничных походов были сильным стимулом для передовых русских людей, которые с наступлением мира думают об изменении своей Родины.

Важнейшей задачей, без решения которой невозможно было преобразовать страну, была отмена крепостного права. Поэтому первый этап освободительного движения можно назвать антикрепостническим. И заканчивается он во время подготовки и объявления крестьянской реформы (1855-1861 годы), открывшей эпоху великих реформы 1860-1870-х гг. В России коренным образом меняются основы жизни людей.

Название первого этапа освободительного движения «антикрепостнический» - на наш взгляд, точнее отражает его содержание, чем «дворянский». Участники движения пытались решить общенародные проблемы, а большинство дворян в это время отстаивало лишь свои привилегии и незыблемость крепостнических порядков. Кроме того, движущие силы освободительного движения не ограничивались только дворянами.

Название второго этапа - «разночинский» - вызывает еще больше вопросов и сомнений. Именно с ортодоксально-классовой точки зрения такое название вряд ли правомерно, ибо понятие «разночинец» объединяло в себе представителей самых различных классов и социальных групп от аристократии (С. Перовская, П. Кропоткин) до рабочих (С. Халтурин, Д. Рогачев). Другое название этого этапа - «революционно-демократический» - сужает его содержание и движущие силы, ибо кроме революционеров за преобразование России боролись многие представители иных направлений общественной жизни. С точки зрения целей этот этап предпочтительнее назвать этапом борьбы за расширение сферы экономических, гражданских и политических свобод. В результате реформ 1860-1870-х годов эта сфера, безусловно, расширилась. Но до подлинной свободы было еще далеко. Россия не имела и конституции. Кроме того, после убийства народовольцами Александра II марта 1881 года наступает время политической реакции, затруднившее достижение стоявших перед освободительным движением целей. Однако борьба продолжалась, причем основную тяжесть ее вынесло на себе не разгромленное (хотя и не до конца) после 1 марта 1881 г. революционное народничество и зарождавшийся марксизм, а широкие слои либералов, в том числе тысячи земских деятелей.

Завершение второго этапа освободительного движения падает на время первой русской революции 1905-1907 гг., когда была закреплена многопартийность, возникла реальная, хотя и ограниченная свобода слова, действует Государственная дума и т. д. Несмотря на значительные достижения, освободительное движение не решило многих задач. По-прежнему стоит вопрос о введении конституции, о создании правового государства и многие другие. В начале XX века Россия сделала заметные достижения в области экономического развития, однако обостряется аграрный вопрос, остро стоят проблемы несоответствия между динамично развивающейся экономикой и консервативностью политической системы. Все это накаляет социальную обстановку. Беды страны достигают апогея в условиях первой мировой войны, что привело к революционным событиям в 1917 году.

Они открыли эру гражданской войны, закончившуюся гибелью старой России. Очевидно, этот третий этап освободительного движения можно назвать этапом социальных и политических потрясений.

Назвать его «пролетарским» нельзя, т. к. это сужает и классовое содержание этапа, и комплекс задач, стоявших перед Россией. Таким образом, предлагаемая нами периодизация освободительного движения выглядит следующим образом:

I этап - антикрепостнический: с 1814-1816 по 1855-1861 гг;

II этап - этап борьбы за расширение сферы гражданских и политических свобод: с 1861 по 1905-1907 гг;

III этап - этап социальных и политических потрясений как результат нерешенности задач освободительного движения: с 1907 по 1917-1920 гг.

Эта периодизация исходит не из классового подхода, а из реализации каких-то крупных исторических задач в поворотные моменты российской истории.

Источники и литература Бестужев А.А. Об историческом ходе свободомыслия в России // «Их вечен с вольностью союз»: Литературная критика и публицистика декабристов. - М., 1983.

Бокова В. Публикация, вступительное слово и комментарии к письмам М. И. Муравьева-Апостола «Непостижима дерзость безумцев» // Родина. - 1991. - № 11-12.

Власть и реформы. От самодержавия - к советской России. - СПб, 1996.

Герцен А. О развитии революционных идей в России // Письма в будущее. - М., 1982.

Гришанова С. Десять тезисов о трех этапах // Родина. - 1991. - № 5.

Давыдов М.А. Оппозиция его величества. - М., 1994.

Левандовский А.А. Время Грановского. - М., 1990.

Ленин В.И. Роль сословий и классов в освободительном движении // Полное собрание сочинений. - Т. 23.

Ленин В.И. Из прошлого рабочей печати в России //Там же. Т.25.

Лунин М.С. Взгляд на русское тайное общество с 1816 до 1826 года // «Их вечен с вольностью союз»: Литературная критика и публицистика декабристов. - М., 1983.

Межова К.Г. Об источниках формирования вольнолюбивых идей декабристов // История СССР. - 1989. - № 5.

Пантин И.К., Плимак Е,Г. Хорос В.Г. Революционная традиция в России. 1783-1883 гг. - М., 1986.

Политическая история: Россия - СССР - Российская Федерация. - Тт. I, II. - М., 1996.

Рабкина Я. А. К современному прочтению декабризма (Проблемы и тенденции) // История СССР. - 1988. - № 3.

Холмогорова Е. Декабрист Александр I // Знамя. - 1992. - № 8.

5.

Обычно история революционного движения начиналась с декабристов и это, вероятно, правильно. Однако движение декабристов, как уже отмечалось выше, нельзя сводить только к революционности. По своему содержанию оно было гораздо шире.

Здесь соединились различные взгляды, группы с разными идейными установками и интересами, по-разному понимавшими цели, задачи движения и пути их достижения. Права исследователь В.

Бокова, когда пишет, что «при желании - и без малейших натяжек - от декабристов можно провести маршруты куда угодно: к земскому движению 1860-х годов, к славянофильству, к теории официальной народности, к партии «Народная свобода», к «русскому социализму», к «аристократическому конституционализму», к правонационалистическим теориям, к российской религиозной философии, к социалистам-революционерам и т. д. И лишь в общем ряду - к социал демократии, в том числе и большевизму». В движении декабристов был заложен целый веер направлений общественно-политической жизни от консервативных до ультрареволюционных.

Да и судьба декабристов говорит о том же. Из декабриста Я. И. Ростовцева вышел крупный представитель либеральной бюрократии, возглавивший подготовку крестьянской реформы.

А вот М. Н. Муравьев стал генерал-губернатором, министром и жестоким усмирителем бунтов («вешатель»). Доживший до эпохи великих реформ либерал М. А. Назимов был членом дворянского губернского комитета, мировым посредником, а затем первым председателем Псковского губернского земства.

Среди декабристов можно увидеть и масонов, и прямых предшественников славянофильства, западничества или теории официальной народности, представителей самых различных литературных и научных направлений.

Что же касается революционности декабристов и восстания, то здесь расширился спектр оценок. Если раньше восстание декабристов представлялось как событие, с безусловной закономерностью вытекавшее из российской обстановки вследствие обострения классовых противоречий, то нынче высказывается мнение о том, что случайность и закономерность в событиях 14 декабря столь переплелись, что восстание могло и не состояться. Историк С. В.

Мироненко, например, замечает: «Как ни странно может показаться на первый взгляд, восстание 14 декабря принадлежит к числу тех исторических событий, у которых шансов не быть было гораздо больше, чем состояться». Это подтверждается и неготовностью декабристов к решительным действиям, проявившейся в день восстания, и поведением С. Трубецкого, и рядом других обстоятельств. Но в то же время высказывается мысль о возможной победе восстания, например, в книге Я. Гордина «Мятеж реформаторов» (Лениздат, 1989).

И все же мнение об обреченности восстания преобладает в трудах историков.

Не едины исследователи и в оценке возможностей военной победы в день восстания. Некоторые говорят, что контрреволюция все равно взяла бы верх, некоторые же склонны считать, что государственная машина стала бы работать на победителей.

Известно, что еще Г. В. Плеханов говорил о предрешенности поражения восстания, опираясь на мнение некоторых декабристов. Но известна также и позиция А. И. Герцена, считавшего возможным иной исход событий: «Кто первый овладеет местом, тому и повинуется безмолвная машина с тою же силою и с тем же верноподданическим усердием». Подобные же рассуждения характерны и для современных историков. Вот что пишет, например, Н. Я. Эйдельман: «Мятежники могли, конечно, взять власть - вероятность была, и, полагаем, немалая. Вот тогда захваченный ими госаппарат (как в 1700-х гг. преображенцами, семеновцами) тут же приказал бы всей России разные свободы:

конституцию (северяне настаивали на Земском соборе) и отмену крепостного права.

И что бы после того ни случилось - смуты, монархическая контрреволюция, народное непонимание, борьба партий и группировок, - многое было бы абсолютно необратимо». И Н. Я.

Эйдельман не одинок в этой мысли. В одной из книг мы читаем:

«К Сенату (декабристы - Е. И.) шли не на простое заклание. Думаем, они могли бы творить историю в случае военной удачи».

Но есть и другая, совершенно противоположная точка зрения:

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.