WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 60 |

Аракчееву. Обличалась его грубость и трусость, невежество и спесивость, жестокость и сластолюбие. Но для царя Аракчеев обладал рядом ценных качеств: он неукоснительно выполнял царскую волю (ни о каком влиянии Аракчеева на императора говорить не приходится, хотя к этому были склонны многие, в том числе - историки), был с ним неизменно подобострастен, учтив и льстив. Сближала этих двух, вроде бы совершенно разных людей, и общая страсть к фрунто- и парадомании - парадам, смотрам, маршам, шагистике и военным упражнениям. К тому же, в отличие от большинства высших чиновников, Аракчеев был педантичен, очень работоспособен и организован. Все это, вместе взятое, объясняет тот факт, что Аракчеев до конца царствования играл роль самого приближенного к царю сановника, не имевшего равных при решении многих вопросов внутренней политики. Но была одна область деятельности, куда Аракчееву был путь заказан, - дипломатия. Она была еще одной страстью царя, удовлетворению которой он отдал много времени и сил. Некоторые его качества, которые квалифицировались как весьма отрицательные (хитрость, скрытность, лицемерие, упрямство и др.) сыграли на дипломатическом поприще положительную роль. Даже для Наполеона, личность которого была, конечно, более величественной, Александр I оказался непобежденным соперником. Наполеон так и не раскусил Александра I до конца. Только в ссылке он понял, с каким человеком когда-то он имел дело в Тильзите и Эрфурте. Да и трудно было предположить, что Александр I ради удовлетворения личной ненависти к Наполеону и завоевания славы освободителя Европы заставит после тяжелейшей войны 1812 года сражаться русскую армию еще два года во время заграничных походов, а истощенную Россию оплачивать эти ненужные народу походы.

Завершая характеристику Александра I, нельзя обойти вниманием легенду о превращении его в странствующего старца Федора Кузьмича. Легенда эта оказалась необычайно живучей.

Уже это одно говорит о том, что историческая почва для нее была очень богатой. А суть ее вкратце такова.

Александр I еще с молодых лет говорил о своем желании удалиться от государственных дел и вести жизнь частного человека. С годами нарастала усталость от тяжелого груза императорской ноши, усиливалось разочарование в жизни, людях, укреплялась религиозность, становились все более невыносимыми нравственные муки, связанные с памятью об отце, смерти которого Александр вольно или невольно способствовал. Эти и другие причины привели к тому, что царь добровольно и тайно удалился от дел, инсценировал свою смерть, принял схиму и через 10 лет вышел в мир уже новым человеком - странником Божиим, старцем Федором Кузьмичем. Вместо Александра в гробу было отправлено якобы тело похожего на него умершего человека.

После смерти Федора Кузьмича в Петропавловской крепости было в глубокой тайне произведено перезахоронение и останки императора нашли свое законное место в царской усыпальнице.

За долгие десятилетия обсуждения этого вопроса было много сторонников и противников такого поворота жизни царя, много было аргументов и за и против этой легенды. Сейчас так же трудно опровергнуть ее, как и доказать ее правоту. Можно совершенно определенно сказать, что личность Александра I была достойной этой легенды. Согласимся с Л.Н. Толстым в том, что «легенда остается во всей своей красе и истинности».

Подводя итог сказанному, вернемся к вопросу о том, насколько оказался способен Александр I выполнить роль человека, перед которым стояли сложнейшие задачи по руководству огромным государством в один из сложнейших моментов его истории.

Несомненно, Александр I искренне хотел реформировать страну, имея конечной целью отмену крепостного права, введение правовой системы и конституции. Либеральные идеалы, заложенные в его душе веком Екатерины, не были для него пустым звуком. Однако положение абсолютного монарха, развращенность безграничной властью объективно препятствовали неуклонному и систематическому проведению реформ в жизнь.

Очевидно, справедливо утверждение некоторых современников также о значительной доле мечтательности и отвлеченности от реальной жизни Александра I. Но дело не только в этом. Чрезвычайно ограничен был круг лиц, на которых мог опереться царь. Общая косность, невежественность, социальный эгоизм дворянства, групповые интересы высшей аристократии, верхушки армии, могущественного чиновничества, пассивность и политическая апатия народных масс стояли мощным препятствием на пути реформ. Вот почему реформаторские усилия царя, дав определенные результаты в области просвещения, печати, государственного управления, не завершились коренными изменениями в социально-экономическом, политическом, гражданском строе России. Самодержец сказался слабее самодержавия. В этом не только трагедия страны, но и в значительной мере трагедия личности царя. Не случайна его увлеченность внешнеполитическими делами и путешествиями. Помимо предрасположенности к участию в международных делах и наличия соответствующих для этого черт характера, можно говорить о том, что к этому его подталкивали огромные трудности на путях преобразования России.

I Великий князь Николай Павлович (1796-1855) был почти на 20 лет младше Александра. С ранних лет он отличался тяжелым характером, грубостью и приверженностью к военному делу и субординации. Воспитатели Николая были наголову ниже тех, кто воспитывал Александра. Первую скрипку в оркестре учителей играл генерал немецкой школы Лансдорф, в качестве «орудия воспитания» нередко применявший телесные наказания к великим князьям Николаю и Михаилу.

К светским наукам Николай не имел никакой предрасположенности и готовился к военной карьере. Получилось, что «он воспитан кое-как, совсем не по программе Руссо» (В.О. Ключевский). Консервативность была характерной чертой его, от либерализма он был прочно застрахован. Поделиться с кем-нибудь властью Николай органически не мог. Кое-кто отмечал «беспокойную суровость» его лица, внушавшего всем страх. Он был высок, с благородной фигурой, которую в течение всей жизни поддерживал корсетом. Один из современников писал: «У императора Николая греческий профиль, высокий, но несколько вдавленный лоб, прямой и правильный нос, очень красивый рот, благородное овальное лицо, военный и скорее немецкий, чем славянский вид».

Другие современники не раз отмечали его тяжелые глаза: «без всякой теплоты, без всякого милосердия, зимние глаза» (А.И. Герцен).

Он был сухощав, физически крепок, строен и ловок, со звонким «командирским» голосом, от которого люди иногда даже падали в обморок. Царь всегда требовал неукоснительного повиновения, дисциплины, соблюдения субординации. Приверженность армейским порядкам и бюрократическим принципам управления в сочетании с решительностью и сильной волей дали печальные для страны плоды. Проводя курс на милитаризацию гражданского управления, Николай в конце концов должен был признать, что Россией правит не он и не излюбленные им «бравые кавалеристы», а «сорок тысяч столоначальников». Начав свое царствование как палач, расправившийся с декабристами, Николай I закончил ее как банкрот, способствовавший поражению России в Крымской войне и приближению кризиса самодержавной России.

При всем этом Николай I не был злодеем и бездушным негодяем, как это старались представить в нашей историографии десятки лет, и был не глуп, обладал рядом привлекательных черт.

У него были свои представления о чести, морально-нравственные принципы, объясняемые христианским воспитанием и стремление принести пользу России. Хотя и со скрипом, он мог иногда ограничить себя, если дело доходило до необходимости соблюдения законов, сохранения справедливости и порядка. Так, Николай I придерживался положений польской конституции (вплоть до восстания в Польше 1830-1831 гг.), никогда не испытывая, впрочем, никаких симпатий к конституционным идеям и учреждениям. Он мог сочувствовать хорошим, полезным начинаниям. Как писал В.О. Ключевский, Николай I «одобрял все хорошие предложения, которые могли исправить дело, но никогда не решался их осуществить». Не решался в силу двух основных причин: сопротивления сил реакции и собственного консерватизма.

Приверженность раз усвоенным принципам и догмам была присуща царю, и, используя положение абсолютного монарха, он старался гнуть жизнь под себя. Кроме того, Николай старался входить во все и вся, лично вникая в дела до мелочей. Этому способствовала его необъятная память. Он помнил всех, с кем сталкивался, и старался проверять исполнение своих распоряжений. Вероятно, справедливы сказанные о нем одним из современников слова: «Он считал себя ответственным за все, что делалось в государстве, хотел все знать и всем руководить... и истощался в бесплодных усилиях объять необъятное и привести жизнь в симметрический порядок... его правление представляет собою только непрерывный ряд попыток (курсив источника - Е.И.) обуздать жизнь, попыток судорожных, каждый раз безуспешных и оттого более грубых, все более жестоких. Он не поработил Россию, а только калечил ее тридцать лет с целью порабощения».

Более всего несостоятельность политики Николая сказалась в попытках решить аграрный вопрос. Он отлично понимал то зло, которое несло в себе крепостное право, но видел и отчаянное сопротивление консервативно-реакционных кругов попыткам приблизить его отмену. Во многом поэтому все проекты, связанные с изменением положения крестьян, разрабатывались в глубокой тайне и остались на бумаге. Конкретные же меры в этом направлении отличались мелкими уступками и незначительными результатами, причем Николай I выпустил больше указов для защиты крестьян от произвола помещиков, чем все его предшественники. В попытках помочь крестьянам Николай I видел возможность хоть как-то сохранить статус-кво, не отменяя крепостное право. Но они были обречены, как и попытки сохранить прежнюю Россию. Следует согласиться с К.С. Аксаковым: «Правительство не может при всей своей неограниченности добиться правды и честности: без свободы общественного мнения это и невозможно. Все лгут друг другу, видят это, продолжают лгать и неизвестно, до чего дойдут. Всеобщее развращение или ослабление нравственных начал в обществе дошло до огромных размеров».

Была одна часть его жизни, где Николай I оставался человеком обычным, самим собой. Это была семья. Семьянин он был хороший, хотя это ему не мешало искать приключений в общении с представительницами прекрасного пола и даже иметь фаворитку, которая жила в самом Зимнем дворце, - В.А. Нелидову.

В частной жизни Николай мог блеснуть умом, оценить шутку, благородство человеческих поступков, быть иногда щедрым и понимающим других людей. Но роль императора чаще всего заслоняла собой то привлекательное, что в нем было.

Николай I царствовал в более сложной для внутреннего положения России обстановке, чем Александр I. И если реальная действительность способствовала определенным образом возвеличиванию фигуры Александра I, то для Николая I она оказалась строгим судьей. В атмосфере николаевского царствования не смогли проявить себя в полной мере талантливые люди, которые были в окружении этого императора. К таковым надо отнести министра финансов графа Е.Ф. Канкрина, графа П.Д. Киселева, М.М. Сперанского, который при Николае I не играл той роли, что при Александре I, но успешно работал в области юриспруденции. В рамках крепостного строя, бюрократизма и консерватизма самые благие намерения таких людей часто не находили осуществления, а иногда превращались в свою противоположность. Так было, например, со знаменитым III-м отделением императорской канцелярии.

Его глава, граф и генерал-адъютант А.Х. Бенкендорф, был преисполнен самых благородных намерении на честных началах, со штатом порядочных, «добромыслящих» сотрудников, с пользой для общества организовать работу этого органа. Ближайший сотрудник начальника III отделения, тоже граф и генерал-адъютант Л.В. Дубельт в унисон своему начальнику говорил о справедливости и высоких целях, которые он ставил перед собой. В конечном же итоге этот орган и приданный ему корпус жандармов («голубые мундиры») зарекомендовали себя совсем с другой стороны.

Есть какая-то закономерность в том, что Николай I сошел с исторической сцены бесславно, оставив после себя Россию в критическом состоянии, терпевшую поражение в Крымской войне и нуждавшуюся в коренном реформировании. После этого императора остались в истории жуткие сцены или забавные анекдоты, но не осталось красивых легенд.

В последнее время, однако, историки все чаще говорят не только о тяжелых и темных сторонах царствования Николая I, но и подчеркивают то положительное, что было сделано тогда:

реформирование государственных крестьян, составлявших чуть ли не половину сельского населения, кодификация законов, удачная денежная реформа, значительные успехи в области технического прогресса (железные дороги, паровой флот, телеграф), огромные достижения в литературе и искусстве и др.

Все это, с одной стороны, говорит о противоречиях царствования Николая I, а с другой - о том, что и тогда возможно было движение страны вперед. Вспоминаются в связи с этим слова А.С.

Пушкина из его письма П.Я. Чаадаеву по поводу «Философического письма»: «... и (положа руку на сердце) разве не находите вы чего-то значительного в теперешнем положении России, чегото такого, что поразит будущего историка» (1836 г.) Некоторые из исследователей склонны считать, что при Николае I Россия получила больше с точки зрения положительных изменений, чем при Александре I. Во всяком случае не только трудности, переживаемые страной, но и большая положительная работа, достижения в развитии общественно-политической мысли подготовили эпоху реформ Александра II.

II С именем Александра II (1818-1881) связано освобождение от крепостного права, почему он и назван был Освободителем.

Однако в равной степени с именем этого императора связаны и все другие реформы 1860-1870 гг. Трагическая гибель царя от взрывов, организованных народовольцами, чисто психологически вызывала (и вызывает до сих пор) чувство сострадания к нему, невольно возвышающее образ этого монарха. Не удивительно, что у людей сложилось представление об Александре II как о просвещенном, добром и либеральном царе. Способствовали этому и некоторые исторические параллели с Александром I: те же надежды общества и тот же либеральный курс, причем этот курс, хотя и со значительными отступлениями, проводился в течение всего царствования и имел огромные реальные результаты; та же личная привлекательность; тот же интерес к внешнеполитическим проблемам. Да и главный воспитатель наследника Александра Николаевича - поэт В.

А. Жуковский - неотделим от «дней александровых прекрасного начала». Поэт стремился воспитать наследника на возвышенных идеалах, как когда-то это делал Лагарп, обучая Александра Павловича.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.