WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 60 |

Русским чужд шовинизм, им не свойствен агрессивный национализм или презрение к другим нациям. В русской стихии поистине есть какое-то национальное бескорыстие, жертвенность, неведомая западным народам (Н.А. Бердяев). Русский человек исключительно уживчив с представителями других наций. Но наряду с этим, Россия, по выражению того же Н.А. Бердяева, - самая националистическая страна в мире, ибо выпячивает свою святость, подчеркивает свою праведность, доброту, истинность и божественность. Как ни странно, эти и другие противоречия сочетаются в русской душе, придавая ей действительно яркое своеобразие. В значительной мере эти противоречия, наряду с другими чертами русского характера представляют ту загадку, которую не может разгадать Запад уже много десятилетий, если не веков.

Впрочем, понять западного человека можно, если указать еще на одну противоречивость русского характера: сочетание указанной выше соборности, коллективности и вытекавший отсюда недостаток индивидуальности, независимости со стремлением вести самостоятельное хозяйство, а собственнические настроения как-то уживались с отсутствием гипертрофированной меркантильности и всепоглощающей страсти к копейке: «Душа России - не буржуазная душа, - душа, не склоняющаяся перед золотым тельцом, и уже за одно это можно любить ее бесконечно», - справедливо писал Н.А.

Бердяев.

Мессианизм и миссианизм - еще одна черта русского характера. Она проявилась уже в XVI веке, выразившись в теории инока Филофея о «Москве - третьем Риме». Но особенно ярко мессианская роль России подчеркивалась в XIX веке и выражалась в утверждении, что со временем Россия будет самой влиятельной страной в Европе и выработает наиболее высокие формы культуры. Эту мысль высказывали славянофилы, П. Я. Чаадаев, Н. Я. Данилевский, Ф. М. Достоевский, Вл. Соловьев. Иногда подобные взгляды приводили к возникновению утопичных предложений. Так например, Вл. Соловьев говорил о России как всемирной христианской монархии, а Е. Трубецкой - о Вселенской теократической империи во главе с Россией. Подобный утопизм постепенно уходил, но оставалось убеждение в том, что Россия внесет свой, основанный на исповедании истинного православия, вклад в мировую сокровищницу культуры. Еще П. Я. Чаадаев отметил: «...мы, так сказать, самой природой вещей предназначены быть настоящим совестным судом по многим тяжбам, которые ведутся перед великими трибуналами человеческого духа и человеческого общества». Важно отметить, что особая роль России в мире подчеркивалась не только русскими авторами. Чего стоит, например, следующее высказывание немецкого ученого В. Шубарта: «Запад подарил человечеству наиболее совершенные формы техники, государственности и связи, но и лишил его души. Задачей России является вернуть ее людям».

Распространенным было убеждение в том, что Россия не только особая, непохожая ни на какие другие государства страна, но и то, что это богоизбранная и богоносная страна. К великому сожалению, XX век не оправдал таких надежд. Пожалуй, наоборот, Россия показала примеры нигилизма, политического террора, тоталитаризма и нравственного падения. Почему так случилось, - об этом должен быть особый разговор. Важно лишь подчеркнуть, что, несмотря ни на что, многое из замечательных черт русского характера сохранилось, что говорит о его силе и жизненности.

Об отрицательном в русском характере много говорилось и в XIX, и в XX веках. В определенные моменты истории страны происходили крутые перемены, нарушавшие естественный ход ее развития, когда в практике человеческих отношений не только проявлялись худшие стороны русских людей, но и положительные их качества трансформировались, приобретая отрицательный знак. Так, массовое отлучение от религии, от привычных форм жизни (миграция в города, например, в результате т.

н. социалистического строительства), нарушение подчас элементарных понятий о справедливости и совести на фоне бесконечной доверчивости русского человека, сопровождались тяжелейшими катаклизмами в годы революции и гражданской войны, коллективизации и индустриализации, тоталитаризма и т. н. застойного периода. Лучшие черты характера русских людей беспощадно эксплуатировались, что в конечном счете стало причиной многих наших бед. Нельзя не вспомнить еще и чувства пассивности, выжидательности, смирения, веками питавшиеся тяготами, связанными с необходимостью жизнеобеспечения. Нельзя забывать и о том, что монархизм и сознание необходимости сильного государства приводили к аполитичности, добровольному отказу от участия в политической жизни. Здесь, отчасти, лежит причина того факта, что у руководства страной оказывались иностранцы, а бюрократия воспринималась как неизбежное зло, или как нечто чуждое и неорганичное. Интересное замечание по этому поводу сделал Н.А. Бердяев: «Власть бюрократии в русской жизни была внутренним нашествием неметчины». Это во многом объясняет отношение т. н.

простых людей и к бюрократии, и к засилию иностранного влияния в определенные моменты российской истории.

Заканчивая рассмотрение проблемы русского характера, следует подчеркнуть, что «отрицательные свойства русского народа представляют собою не первичную, основную природу его: они возникают как оборотная сторона положительных качеств или как извращение их». (Н.О. Лосский). Важно отметить, что русские люди в состоянии энергично и эффективно бороться со своими недостатками, о чем есть великолепные свидетельства в русской истории. Можно в связи с этим вспомнить ликвидацию недостатков в судебной области в ходе судебной реформы 1860-х гг., так что в конечном счете суд в России стал выше по качествам, чем во многих других культурных странах, да и взяточничества в нем было меньше. То же самое можно сказать и о ликвидации телесных наказаний, которые остались в России лишь на бытовом уровне.

Способность русского человека сделать себя лучше позволяет с надежной смотреть в будущее.

Источники и литература Бердяев Н. Душа России. - Л., 1990.

Его же. Духи русской революции // Из глубины: Сборник статей о русской революции. - М.: Изд-во МГУ, 1990.

Губанов В.М. Русский национальный характер в контексте политической жизни России. - СПб., 1999.

Ильин И.И. О русском национальном самостоянии // Проф. И.И. Ильин. О грядущей России: Избранные статьи. - Джордан-вилл, НьюЙорк, США, 1991.

Касьянова К. О русском национальном характере. - М., 1994.

Лосский Н.О. Характер русского народа. - Посев, 1957.

Мир России - Евразия. Антология / Сост. Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская. - М., 1995.

Сагатовский В.Н. Русская идея: продолжим ли прерванный путь - СПб, 1994.

Солоневич Иван. Народная монархия. - Минск, 1998.

Федотов Г. Лицо России // Он же. Судьба и грехи России. -1 том. - СПб, 1991.

Чаадаев П.Я. Философические письма. Апология сумасшедшего // Он же. Статьи и письма. - М., 1989.

2.

Дореволюционным историкам писать о царях, императорах было сложно не только в силу того, что самодержавие являлось фактором реальной действительности, но и с субъективной точки зрения - тоже, т. к. вольно или невольно они находились в рамках общих представлений того времени и о самодержце, и о самодержавии. Самодержавие тогда не могло еще быть предметом научного анализа, для этого оно должно было сойти с исторической сцены. Вот почему чаще всего в исторических сочинениях образ самодержца возвышался над реальностью, а тот или иной государь преподносился читателю как образец человека и государственного деятеля (речь идет о XIX веке). Если и допускались какие-либо критические моменты в отношении императоров, то они касались частностей и не снижали невероятно высокого уровня личности императора. Характерной для такого подхода к образу императоров является книга Николая Тальберга «Очерки истории Императорской России от Николая I до Царя-Мученика (Общество, политика, философия, культура)». - М., 1995. В том случае, если по каким-то причинам действия и образ царя, по мнению подобных авторов, не соответствовали их идеалу, то о нём предпочитали совсем не говорить. Очевидно, поэтому в данном сочинении нет очерка об Александре II - либерале и реформаторе, своеобразной «белой вороне», на фоне других объектов изображения указанного автора. Хотя книга Н. Тальберга была написана через много лет после эмиграции этого когда-то крупного чиновника и убежденного монархиста из России, она продолжает ту линию, которые выдерживали историки дореволюционной России, изображая царственных особ.

В исторической литературе и в учебниках советского времени за самодержавием прочно утвердилась характеристика темной и страшной силы, бескомпромиссно боровшейся со всем передовым и прогрессивным. Цари и члены царской семьи чаще всего рисовались реакционерами, прибегавшими к либеральным мерам только в силу необходимости, под напором классовой борьбы трудящихся масс и революционного движения.

Совершенно очевидно, что такой взгляд был весьма ограниченным и искажал историческую правду. Конечно, консерватизм действительно был присущ в большей или меньшей мере тем или иным царям, но этим далеко не ограничивалась их роль в жизни России. Кроме того, понятие «самодержавие» шире понятия «самодержец», хотя в сознании людей эти понятия отождествлялись.

Под самодержавием следует понимать не только (а иногда даже не столько!) царя, но и государственный аппарат в лице бюрократического чиновничества, консервативно-реакционную массу дворянства, карательную систему, генералитет и аристократию.

Эти силы весьма ограничивали абсолютную власть монархов, не давая ей осуществлять то, что нередко цари предпринимали (или намеревались предпринимать) для прогресса России. Тогда же, когда реформы начинались, консервативно-реакционные силы стремились их ограничить в своекорыстных целях, пренебрегая интересами большинства населения и России как государства. 4-5 тысяч высшей аристократии, чиновников и военных, обладавших огромной материальной силой, связанных между собой кастовыми, групповыми эгоистическими интересами, могли противодействовать царю и всерьез сопротивлялись нововведениям, если дело доходило до угрозы этим интересам.

Как правило, отрицательно характеризовались у нас не только цари, но и их окружение. Выпячивались историками и изображались еще более мрачными, чем на самом деле, фигуры таких государственных деятелей, как А.А. Аракчеев или К.П. Победоносцев. Зато замалчивалась или искажалась деятельность плеяды либеральных сановников XIX века,- за исключением М.М. Сперанского и С.Ю. Витте, о которых ничего не сказать было совсем уже невозможно. Сейчас этот пробел восполняется, и всем стало ясно, что в окружении царей всегда были умные, толковые люди, принесшие много пользы России.

Понятие «самодержавие» включает в себя прежде всего тот факт, что император не разделял ни своей власти, ни своих привилегий, ни своей роли в жизни государства ни с каким другим лицом, сословием, учреждением или установлением. В этом смысле самодержавие в некоторой степени отражало природу русского государства: все, в конечном счете, сводилось к высшей точке пирамиды власти - к императору-самодержцу. Для большинства русских людей он традиционно воплощал в себе идею государства и нации.

Императору принадлежали все права государственной власти, ему были подчинены все сферы управления, включая церковную. От него зависели и финансы, и штаты государственных учреждений, и вопрос о наделении кого-либо какими-либо наградами и титулами. Он был источником всех привилегий, почестей и наград и т. д. Он мог, с юридической точки зрения, все, в том числе утвердить, например, мнение меньшинства членов Государственного Совета - высшего законосовещательного органа в стране. Как имевший исключительную власть в стране, император мог решить все, в том числе и выходящие за рамки компетенции того или иного органа вопросы. Суд тоже зависел от государя так же, как и, предположим, смертные приговоры или помилования осужденных. Император являлся и верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами России. Особа монарха была изъята из действия общих законов государства.

Император и его семья содержались за счет казны, хотя это не исключало права собственности на многочисленные имущества, принадлежавшие, правда, не конкретным представителям ее, а всем членам семьи вместе.

Помимо того, что самодержавие было формой государственной власти, оно было также и формой общественного сознания.

В этом еще таилась сила монархов. Своеобразно это отразилось в статье I «Основных законов» «Свода законов Российской империи», где мы читаем: «Император Всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной воле его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает» (курсив наш - Е.И.).

Народ относился к царю двояко. С одной стороны, он действительно уважал самодержца, причем это уважение доходило до обожания и слепой веры в непогрешимость и справедливость монарха.

Такое отношение к царю поддерживалось и церковью, и патриархальными традициями русского народа. Наиболее сокровенные надежды населения были связаны с именем императора. С другой стороны, народ боялся императора как носителя высшей власти. Прекрасной иллюстрацией этого утверждения является сцена, описанная И.Е. Репиным в воспоминаниях «Далекое-близкое». Лето 1870 г.

Репин с друзьями-художниками провел на Волге, создавая своих знаменитых «Бурлаков». Однажды он рисовал группу деревенских детишек, а чтобы они позировали тихо и не баловались, одарил их пятаками. Все это насторожило местных мужиков и баб, и они с угрозами стали требовать у художников документы. Пришлось идти вместе с толпой крестьян человек в тридцать за «пачпортами». Поскольку крестьяне были неграмотны, послали за писарем. Причем агрессивность толпы постоянно росла. Прибывший на место действия писарь начал читать документ, скрепленный печатью: «Печать императорской Академии художеств». Далее И. Репин пишет: «Эффект вышел, превзошедший все мои желания.

Толпа вдруг замерла и попятилась назад; тихо, инстинктивно стали бойцы-дерзилы затасовываться друг за дружку, как будто даже все лица вдруг потемнели; глаза уже смотрели или в землю, или вбок, куда-то с явным намерением скрыться.

- Императорская печать... императорская печать... слышишь ты - как-то шуршало в толпе и, расходясь, таяло вместе с ней». На этом дело и кончилось. Одно слово - «императорская» произвело на крестьян такое страшное впечатление.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.