WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 57 |

При анализе организации производства мы имеем и ряд частных критериев и более общий критерий рациональности, сводящийся к оценке достижения задачи максимального снижения себестоимости, при условии, очевидно, неснижения качества и при условии, чтобы условия труда и быта пролетариата улучшились и чтобы, в частности, длина рабочего дня была в тех рамках, каких требует общая политика нашей социалистической рационализации.

Вы спросите, как же быть с человеком, что считать рациональной организацией его труда При организации труда человека нужно добиваться такой интенсивности этого труда, при которой бы гарантировалось ненакопление утомления, т. е. чтобы человек успевал отдохнуть во время перерыва.

Мы, конечно, должны, используя перерывы между рабочими днями и днем отдыха, сохранять «человеческую машину», причем на этих путях мы используем всякий материал психологических и физиологических исследований, в том числе, конечно, и разработки Атцлера и других физиологов.

Атцлер докажет, что человеку такого-то роста удобнее работать при такой-то высоте рукоятки над полом. Мы так и делаем.

Но что касается того, сколько часов работать и с какой скоростью, т. е. относительно нормы выработки, тут мы себе позволяем, кроме использования физиологии, иметь суждение и на базе моментов экономических.

Проблемы экономики, 1930, № 3.

Из организаций подобного типа прежде всего следует отметить Инициативную комиссию по организации научной постановки производства при ВСНХ, образованную в 1920 г. и преобразованную в 1922 г. в отдел научной организации производства; Центральное бюро организации производства при техническом отделе Главного управления военной промышленности ВСНХ (1921 г.); секцию НОТ при Высшем техническом комитете НКПС (1920 г.); Особое совещание по научной организации работ на транспорте при НКПС (ЦНОРТ, 1923 г.), преобразованное в 1924 г.

в секцию НОТ Трансплана НКПС и др. Повсеместно создавались специализированные консультационные бюро и конторы по рационализации.

О.А.Ерманский О критерии рациональности (в порядке обсуждения) //За рационализацию 1928. №2.Мировая литература по вопросам рационализации весьма богата количественно. Но с качественной стороны она страдает, прежде всего, одним коренным пороком: претендуя на научную постановку и разрешение задач по рациональной организации, она до сих пор не дает прямого открытого ответа на основной вопрос: что является критерием рациональности организации какой-либо работы В скрытой форме можно, правда, найти ответ на этот вопрос во многих книгах. Но этим удовлетвориться нельзя, во-первых, потому, что ответы даются различные и друг с другом расходящиеся, во-вторых, и потому, что каждый из этих ответов сам по себе не состоятелен.

Наиболее распространенный ответ на поставленный выше вопрос сводится к тому, что за критерий рациональности следует принять время: чем короче продолжительность выполняемой операции, иными словами, чем больше скорость, с какой выполняется данная работа, тем более рациональной надо ее считать. Однако если б действительно можно было Настоящая статья представляет собою часть доклада, представленного автором III международному Конгрессу по научной организации труда (в Риме 5—8 сентября 1927 г.). Мы призываем к обсуждению затронутого в статье вопроса на страницах журнала «За рационализацию».— Редакция.

рассматривать скорость или интенсивность затраты энергии как решающий критерий рациональности, то, очевидно, не следовало бы ставить никаких пределов этой скорости или интенсивности, и для того, чтобы повысить степень рациональности, следовало бы повышать скорость работы до крайней степени и пределом здесь ставить лишь абсолютную физическую невозможность дальнейшего повышения этой скорости.

Но совершенно очевидно, что с таким ответом, если его формулировать ясно и недвусмысленно, никто не захочет солидаризоваться. До такой последовательности не доходил даже и Тейлор со своим пресловутым Шмидтом, хотя у Тейлора всюду подразумевается минимальное время как единственный критерий рациональности проведения какой-либо работы.

Этого, впрочем, не делают не только с живым человеком, но и с мертвой машиной, со станком. Как известно, здесь-то именно знающий инженер никогда не позволит себе дать станку максимальную скорость, на какую он физически способен.

Есть и другой критерий, который выдвигается иногда в явной или скрытой форме: это - пространство. Этим хотят сказать: чем меньше длина пути, проходимого работающим органом при данном рабочем движении, тем рациональнее надо признать это движение. Нужно ли, однако, еще доказывать, что жизненный опыт опровергает это положение на каждом шагу Именно для того, чтобы добиться большей рациональности при выполнении рабочих движений, мы часто бываем вынуждены увеличить длину проходимого пути. Это делает каждый инженер, проектирующий железную или другую дорогу; это делает каждый турист при восхождении на гору; это делает каждый архитектор при постройке лестничной клетки в домах.

На самом деле и время, и пространство представляют не что иное, как формы, в которых развертываются явления бытия, т. е. взаимодействия сил природы. Производственная деятельность является именно такого рода взаимодействием сил человека (как части природы), материалов, машин и прочих факторов производства. Главнейшими элементами в производственной деятельности являются: 1) расходуемая при этом энергия всех производственных факторов,— обозначим ее буквою Е, 2) достигаемый благодаря этой затрате энергии полезный результат или совершаемая полезная работа,— мы ее обозначим буквою R. Как велики будут при этом оба эти элемента,— в этом заключается центральный пункт, вокруг которого вращается вся проблема рациональной или научной организации труда.

Тут именно мы чаще всего и встречаем молчаливо принятое допущение, что достижение максимального R в определенное время и является критерием рациональности. Но это — не что иное, как скрытая форма упомянутого уже выше критерия времени или скорости. Совершенно очевидно, что нельзя рассматривать как самую рациональную такую организацию работы, при которой получается максимальная величина R, но достигается ценою затраты огромного количества энергии. Можно, например, получить весьма большой результат благодаря хищническому использованию факторов производства (особенно—рабочей силы); но рациональным такое использование признать трудно.

Что же касается расхода энергии, т. е. Величины Е, то иногда мы встречаемся с готовностью именно эту величину принять за критерий рациональности: та работа должна быть признана, говорят нам, организованной более рационально, при которой тратится меньше энергии. Но с логической последовательностью следовало бы отсюда прийти к ничегонеделанью так как именно в таком случае расход энергии был бы наименьшим; к сожалению, однако, в этом случае и достигнутый полезный результат оказался бы ничтожным или вовсе отсутствовал бы.

Критерием рациональности нельзя, следовательно, признать ни R, ни Е. Таким критерием является только отношение между R и Е.; это отношение мы обозначим через букву m, так что мы будем иметь: R/E=m Именно величина m, показывающая, сколько полезной работы приходится на каждую единицу затраченной энергии, и является настоящим критерием рациональности, с какою организована данная работа. Мы можем также взять обратное отношение Е к R и это отношение обозначить буквою n, так что мы будем иметь:

Е/R=n Величина n показывает, сколько энергии затрачено на получение каждой единицы полезного результата. Критерием рациональности, стало быть, явится максимальная величина т или,— что одно и то же,— минимальная величина n. Получить елико возможно больше полезного результата на единицу затраченных сил или затратить елико возможно меньше энергии на единицу достигаемого полезного результата — таков принцип оптимума, который является основным принципом наилучшей или рациональной организации труда.

Только на этом принципе может быть построена действительно научная организация:

ведь получить вообще очень большое R возможно и без всякого научного знания,— для этого стоит только идти на затрату очень большого количества сил: точно так же не требуется никаких научных знаний для того, чтобы затратить наименьшее Е,— для этого стоит только удовлетвориться тем, что мы получим ничтожный полезный результат. А вот добиться максимального m (или минимального n) — это удается далеко не каждому: для этого требуется большое количество знания свойств и закономерностей всех факторов производства, чтобы иметь возможность их сочетать и использовать самым рациональным образом. Для этого требуется и знание основных принципов организации.

В отличие от Тейлоровского принципа максимального R наш принцип оптимума имеет характер не количественный, а качественный. Он дает нам критерий качественно лучшего, стало быть, более рационального использования всех факторов производства… За рационализацию, 1928, № О.А.Ерманский К постановке проблемы рационализации. Корни и смысл проблемы// Плановое хозяйство 1929,№ «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма». Этими пророческими словами начинается «Коммунистический Манифест», написанный творцами научного социализма 80 с лишним лет тому назад.

Призрак бродит по всему миру,— призрак рационализации,— можно сказать теперь, когда коммунизм из идейного «призрака» превратился в боевую задачу, вставшую перед всемирным пролетариатом; когда, с одной стороны, силы исторически осужденного капитализма пытаются путем «рационализации» уклониться от уплаты по векселю истории, а с другой,— рационализация стала главнейшим орудием спасения и победы той страны, которая сделала первый шаг вперед под знаменем коммунизма.

Капитализм пышно расцветал в ту эпоху, которую наблюдали Маркс и Энгельс, когда частнокапиталистическая основа хозяйства была единственно возможной рациональной формой использования растущих производительных сил, поднятия промышленной продукции на огромную высоту. Капитализм, как это предвидели Маркс и Энгельс, становится препятствием к дальнейшему росту производительных сил по мере того, как то же рациональное использование производительных сил требует иного пути социального развития.

Человечество долго шло по пути количественного увеличения создаваемых им ценностей. Качественная сторона, степень целесообразности организации процессов производства и использования сил приходила во все большее противоречие с растущим их количеством.

Капиталистический мир, покоящийся на анархии производства, все больше приближается к предельной точке своего количественного пути развития. Дальнейшее движение по этому пути беспорядочного количественного роста становится все более невозможным. Получается тупик, из которого выход лишь один — перемена типа развития: количественные изменения на данной ступени непременно должны перейти в качественные. В этом и состоит основа революционного характера переживаемой эпохи. Максимум производства, стихийный рост накоплений,— это то, что обеспечивается успехами техники за последние десятилетия; чего недостает нашему времени, что ему «до зарезу» необходимо, это — обеспечение не максимума, а оптимума, наилучшего использования и планомерного согласования элементов хозяйства, словом, рационализации хозяйственной, да и всякой иной деятельности.

Таким образом, рационализация, рациональная организация неизбежно стали лозунгом времени….

В отличие от институтов и лабораторий перечисленные организации осуществляли прежде всего рационализаторские функции. Проводя обследования заводов различных отраслей, они внедряли принципы НОТ и управления, рационализировали трудовые, производственные и управленческие процессы. Разумеется, занимаясь практической рационализацией, эти органы не только опирались на известные теоретические положения, разрабатываемые институтами и лабораториями, но и поднимались до собственных теоретических обобщений, имевших общехозяйственную значимость.

Особую роль в нотовском движении сыграли рационализаторские органы, созданные на предприятиях и учреждениях: опытные станции, орга-станции, оргбюро, бюро рационализации.

Данное направление нотовского движения освещено в литературе менее полно, чем другие, хотя именно в этих органах была сосредоточена основная рационализаторская деятельность в области труда и управления.

Условно можно выделить три основных этапа в истории становления специальных органов рационализации на предприятиях и в учреждениях. На первом этапе (1921—1923 годы.) они возникали как опытные станции, которые еще не были практико-рационализаторскими органами в строгом смысле слова.

В 1923-1924 гг. опытные станции начинают трансформироваться в орга-станции и оргбюро, знаменующие собой начало второго периода истории специальных рационализаторских органов на предприятиях.

Третий период развития рационализаторских органов, начинается с 1925 г., когда Первое Всесоюзное совещание по рационализации производства, а затем и XIV съезд ВКП(6) признали наиболее совершенной формой рационализации управления создание на предприятиях оргбюро, специальных отделов рационализации и т. д. На этом этапе начинается бурный рост положительно зарекомендовавших себя оргбюро, бюро рационализации. Они становятся действительно постоянной и неотъемлемой частью предприятий (учреждений).

Одной из наиболее ярких фигур в движении НОТ и социологии труда 20-х годов являлся Алексей Константинович Гастев (1882— 1941). Сначала его имя как революционера и активного пропагандиста марксистских идей получило известность в русском рабочем движении. Позднее он создает рабочие кружки и группы, за что неоднократно подвергается арестам и ссылкам, руководит боевой дружиной рабочих в г. Костроме, выступает на митингах с разоблачением эсеров и меньшевиков, а затем участвует в работе III и IV съездов РСДРП. Гастев имел за плечами не только революционный, но и большой производственный опыт — слесарь на заводах России и Франции (где оканчивает Высшую школу социальных наук), после Октября — один из руководителей на предприятиях Москвы, Харькова и Горького, наконец, секретарь ЦК Всероссийского союза металлистов. Известен он и как поэт, его литературное творчество высоко оценивали В.В.

Маяковский и А.В. Луначарский.

Для понимания теоретико-методологической позиции Гастева важное значение имеет его оценка системы Тейлора. "Мы, может быть, будем вынуждены строить свою организацию по Файолю, т.е. наскоро мобилизованно, по-военному. Может быть, современная действительность будет требовать от нас принятия сильно действующих волевых средств, но если мы думаем всерьез и надолго эту методику вводить в современную действительность... надо... ближе держаться к Тейлору" 196.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.