WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 27 |

Уже первые месяцы после вступления Франции в Рур показали, что достичь поставленной цели ей не удалось. Заставить Германию вносить репарационные платежи и продуктовые залоги она не смогла. В начале мая 1923 г. германское правительство предложило существенно ограничить репарации, сократив их со 132 млрд. марок до млрд. марок, подписать соглашение о гарантиях Германии от нападения с Запада эвакуировать французские войска из Рура. Позднее к этим добавились предложения Германии созвать международную конференцию и установить размер репараций, исходя из платежеспособности Германии. Английское правительство поддержало эту программу.

Франция резко протестовала, добиваясь неуклонного выполнения Версальского договора Осенью 1923 г. положение Германии осложнилось тем, что кампания “пассивного сопротивления” переросла в революционный кризис. Рабочее движение охватило почти все районы Германии (Саксонию, Тюрингию, порт Гамбург). В августе 1923 г.

правительство Куно ушло в отставку. В этот период хаос охватил всю Германию.

Наблюдалась огромная поляризация сил, так как активно действовали правые реакционные силы. 8 ноября 1923 г. в Мюнхене произошел фашистский путч. Хотя он был ликвидирован, а его главарь Гитлер попал в тюрьму, он показал, что в Германии поднимают голову крайне реакционные элементы, и Версальский договор находится под угрозой.

В этих условиях Франции не оставалось ничего иного, как принять план США и Великобритании. Известную роль при этом сыграло то, что Франция после войны была крупнейшим, после Англии, должником США и ей предстояло урегулировать условия погашения этого долга. Кроме того, неудачная Рурская авантюра привела к тому, что финансовая система Франции оказалась разбалансированной, и на нее обрушилась угроза краха франка.

Исходя из этого, 26 октября 1923 г. Франция объявила о своем согласии с планом Юза о создании комитета международных финансовых экспертов при условии, что конечное слово останется за Репарационной комиссией, а сумма репараций не будет сокращена. Решающую роль при этом сыграло то, что осенью 1923 г. произошло невиданное падение франка, и Франция была вынуждена обратиться к американскому банковскому дому Морганов за краткосрочным займом в 100 млн. дол.

В середине января 1924 г. были созданы и приступили к работе два комитета международных финансовых экспертов. Во главе первого был поставлен Ч. Дауэс, представитель банка Моргана. В него вошли от США Т. Ламонт, Г. Гувер, А. Гарриман, президент Рейхсбанка Я.Шахт, английский банкиры и представители банков других стран.

Этот комитет должен был изучить репарационную проблему и рекомендовать пути ее решения. Второй комитет, возглавлявшийся крупнейшим английским банкиром Маккенной, должен был подсчитать, сколько американских капиталов сбежало за границу и предусмотреть меры по их возвращению.

9 апреля 1924 г. комитеты представили свои доклады Репарационной комиссии.

Доклад первого комитета был назван “планом Дауэса”. Он предусматривал проведение мероприятий, которые должны были привести к восстановлению Германии, после чего американский капитал мог бы безопасно внедряться в ее экономику. В числе этих мероприятий была стабилизация германской валюты, определение источников покрытия репараций, разрешение проблемы трансферта, мораторий на репарационные платежи, прекращение оккупации Германии и т.д. План Дауэса также предусматривал, что для запуска в действие всего механизма восстановления экономики Германии ей нужно предоставить международный заем не менее, чем в 800 млн. марок, которые могли дать США. Источниками уплаты репараций должны были стать доходы госбюджета, которые формировались бы за счет косвенных налогов на предметы народного потребления (сахар, табачные изделия, пиво, водку, ткани, обувь) и прибылей от железных дорог и промышленных компаний. Они должны были выпустить акции и, получая по ним доход, обеспечить уплату репараций примерно по 960 млн. рейхсмарок в год.

Вся работа по сбору репараций должна была находиться в руках генерального агента по репарациям, который, таким образом, полностью заменил бы Репарационную комиссию. Так же как и Версальский мирный договор, “план Дауэса” не фиксировал общую сумму репараций и срок их погашения. Он предусматривал только, что ежегодные платежи (аннуитеты) должны были в 1924 - 1925 гг. составить 1 млрд. марок и, постепенно возрастая, составить в 1928 - 1929 гг. 2,5 млрд. марок. “План Дауэса” был принят на пять лет и в дальнейшем его должен был заменить более продолжительный план.

3.3. Лондонская репарационная конференция “План Дауэса”, был принят на проходившей в Лондоне с 16 июля по 16 августа 1924 г. международной конференции, на которой присутствовали страны-получатели репараций, Германия и США, представленные неофициальными наблюдателями, но в период ее работы в Лондон приехали Д.П. Морган, Т. Ламонт, министр финансов США Э.

Меллон, представители крупнейших банковских домов, которые приступили к финансированию Европы сразу же после окончания войны. В Европу прибыл государственный секретарь США Ч. Юз, который появился под предлогом получения почетного звания профессора права одного из университетов. Его сопровождала целая группа международных юристов и специалистов по вопросам финансов. Перед прибытием в Лондон он посетил многие страны Европы, и в том числе Францию, где после неудачного вторжения в Рур, организовавшее его правительство Пуанкаре ушло в отставку, и к власти пришло правительство “левого блока” во главе с Э. Эррио.

Пребывание в Европе столь мощной “группы давления” не могло не оказать влияния на участников конференции.

Американские финансисты, находясь за кулисами конференции, оказывали прямое давление на ее решения. Морган, например, потребовал, чтобы впредь Репарационная комиссия была лишена права решения вопроса о санкциях против Германии в случае ее уклонения от уплаты репараций, а французские и бельгийские войска выведены из Рура, он также предлагал обсудить вопрос о досрочной эвакуации Рейнской области и “дать удовлетворительную интерпретацию Версальского мирного договора”.

На конференции развернулась борьба почти по всем вопросам. Особенно острый характер она носила по проблеме “умышленного уклонения” Германии от уплаты репараций. Неофициальные наблюдатели от США и поддерживавшие их английские представители настояли на том, чтобы право определять санкции было передано из рук Репарационной комиссии генеральному агенту по репарациям, которым был назначен американский дипломат и финансист П. Джильберт. Так как Франция проявляла неуступчивость в этом вопросе, Юз и Меллон напомнили, что взятый ею в США заем в 100 млн. дол. в марте 1924 г., нужно будет погашать с сентября того же года, и Франция отступила. Таким же образом в результате силового давления Франция пошла на уступки в вопросе об эвакуации Рура (до 1 января 1925 г.) и по другим вопросам. 16 августа г. состоялось заключительное заседание конференции. Несмотря на яростное сопротивление, которое встретили Эррио в Национальном собрании Франции и канцлер В. Маркс в германском Рейхстаге, обе страны осознавали, что у них нет альтернативы “плану Дауэса”. Восстановление германской экономики за счет международного займа могло послужить началом уплаты репараций. “План Дауэса” спасал Германию от всеобщего хаоса, способствовал ее военно-промышленному возрождению.

В советской литературе бытует мнение, что “план Дауэса” был направлен на закабаление российского рынка германскими товарами и превращение ее в аграрносырьевой придаток Германии. Но при этом не следует забывать, что СССР, начиная индустриализацию, был заинтересован в получении из Германии, Англии и всех стран целого ряда товаров, в первую очередь станков, оборудования и мог расплачиваться за них продукцией своего сельского хозяйства и сырьем. Кроме того, при том жестком режиме, который установила Коммунистическая партия в первые годы советской власти, при наличии монополии внешней торговли речь о закабалении русского рынка вообще не шла.

“План Дауэса” по времени совпал с началом стабилизации капитализма в Европе и эрой “процветания” в США. Он на время снял остроту противоречий между Францией и Англией, США и Германий, которые не смогли устранить разногласия по столь важному вопросу как сохранение мира и безопасности в Европе. “План Дауэса” означал крах попыток французской дипломатии навязать силовое решение репарационного вопроса. Он также показал, что, несмотря на все заявления американских правительственных кругов об изоляции от европейских проблем, США не могли не принимать участие в решении проблем, от которых зависело установление гегемонии доллара в Европе.

Глава 4. Борьба за мир и безопасность 1925 - 1929 гг.

4.1. Восстановление Германии по ”плану Дауэса” После принятия “плана Дауэса” на короткое время международные противоречия были урегулированы. Германия, получив международный заем, начала выплачивать репарации, должники США продолжали вести переговоры об условиях уплаты своих долгов. В Соединенных Штатах 10 октября 1924 г. в течение 12 минут была проведена подписка на германский заем, которая дала сумму, гораздо большую, чем предусмотренные по плану 800 млн. марок. Вообще, после принятия ”плана Дауэса“, считая его достаточно гарантией ввоза капиталов в Германию, США начали инвестировать свои капиталы, и только за период 1924 - 1926 гг. направили в Германию 24 - 26 млрд. марок (около 5 млрд. дол.). По подсчетам германского автора В. Линка, только за 5 лет (1924 - 1929 гг.) Германия получила из США 135 краткосрочных займов на сумму 15 млрд. дол. В Германию направлялось 18 % всех экспортных капиталов США.

Одним из важных направлений финансовой деятельности американских монополий было финансирование частных германских компаний, особенно тех, с которыми американские монополии успешно сотрудничали до войны.

После Лондонской конференции американские монополии стали более активно вкладывать доллары в германскую экономику и восстанавливать связи с монополиями Германии. По данным американского автора И. Тененбаума, Германия уплатила странамполучателям репараций на 36 млрд. марок, а получила иностранных, главным образом американских, займов на 33 млрд. марок. Следовательно, германские репарации были почти полностью оплачены американскими монополиями, возвратившими вложенные в Германию средства за счет получения военных долгов своих союзников, внутренние ресурсы Германии целиком использовались ею на возрождение и развитие ее военнопромышленной мощи. Тененбаум подчеркивает: “Версальский договор, на который постоянно жаловался Гитлер, ни в коей мере не нанес финансового ущерба Германии.

После того, как Германия проиграла войну, иностранные, и, главным образом американские, инвесторы оплатили ее военные репарации. Эти зарубежные спекулянты позднее потеряли свои вложения, но именно они предоставили средства для гигантской программы вооружений третьего рейха”.

Как уже отмечалось, “план Дауэса” и последовавший за ним через пять лет “план Юнга” создали прецедент к пересмотру Версальского мирного договора. Они были разработаны представителями финансового дома Моргана, контролировавшего или связанного с теми компаниями, которые финансировали Германию. Личная уния представителей дома Моргана: Ч. Дауэса, О. Юнга, Т. Ламонта, Д. Морроу с президентом Рейхсбанка Я. Шахтом, крупнейшими германскими промышленниками и банкирами Мельхиором, Фегелером, Стиннесом, Тиссеном, Круппом и др. способствовала дальнейшему сближению между американским и германским капиталом. Займы Уоллстрита германским компаниям были использованы ими в первую очередь на создание крупнейших монополий, которые позднее помогли фашистам прийти к власти. В 1925 г.

был создан на деньги в основном американских банкиров снабжавший гитлеровскую армию в годы войны взрывчатыми веществами и отравляющими газами химический концерн “ИГ Фарбениндустри”. Ему американская компания “Диллон, Рид энд К” дала заем в 70 млн. дол. Компании “Ферайнигте штальверке” и “Альгемайне электрицитат гезельшафт” получили от американского “Нейшнл сити бэнк” займы по 30 и 35 млн. дол.

Были восстановлены связи германской компании Байера и химической компании США “Грассели кемикл”, по соглашениям 1924 и 1925 гг., они поделили мировой рынок красителей. ”Нейшнл сити бэнк” и компания “Дженерал электрик” финансировали фирму АЭГ. С 1923 г оказывал поддержку Гитлеру и был его личным поклонником автомобильный король США Г. Форд. Иностранные капиталовложения способствовали укреплению финансовой базы германского империализма, создавали возможности для стабилизации валютно-финансовой системы Веймарской республики. Именно благодаря им, в 1925 г. впервые за послевоенные годы государственный бюджет Германии был бездефицитным.

“План Дауэса” вызвал заметное поправение политических кругов Германии. После прихода к власти правительства В. Маркса, а вслед за ним кабинета Лютера, самого реакционного после свержения монархии, Социал-демократическая партия Германии оказалась в оппозиции, к власти пришла коалиция финансистов и аграриев. В начале г., вместо умершего Эберта, президентом Германии был избран кайзеровский фельдмаршал Гинденбург. В условиях действия “плана Дауэса” такое поправение политических сил Германии не было случайным, потому что этот план был направлен на пересмотр Версальского мирного договора.

В результате принятия “плана Дауэса” образовался тот порочный круг, от которого всегда отказывались Соединенные Штаты Америки: репарации оказывались тесно увязанными с межправительственными военными долгами. Получая финансовые средства у США, Германия из них уплачивала репарации странам-получателям, те, в свою очередь, за счет их должны были погашать свои долги Соединенным Штатам, а они из этих средства финансировали Германию. В итоге получалось, что все деньги оставались в Германии, и на них шло возрождение ее промышленности, особенно военной.

4.2. Признание Советской России странами Европы и Азии В эти же годы произошло серьезное укрепление позиций СССР: окончание интервенции и начало индустриализации, завершившееся восстановление народного хозяйства способствовали выходу России из международной изоляции.

Первой из стран Европы, официально признавшей Советский Союз, как уже отмечалось, была Германия. 7 февраля 1924 г. был подписан договор о взаимном признании между СССР и Италией, которая до войны покупала у России до 40% потребляемого зерна и импортировала уголь, нефть, лес. После подписания договора о признании и торгового договора с Италией возобновился вывоз этих товаров из России.

Для Муссолини эти переговоры имели не только экономическое, но и политическое значение, потому что в итальянском парламенте коммунисты и социалисты требовали немедленного признания СССР.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.