WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 38 |

У нас происходят странные вещи. В 2005 году отпраздновали столетие Государственной думы и проигнорировали столетие первой русской революции. Вспомнили дитя, забыв про мать, породившую его. 7 ноября года провели парад в честь парада войск на Красной площади 7 ноября года. Забыв при этом, что этот парад состоялся в ознаменовании годовщины Октябрьской революции. Вовсе не случайно, что некоторые историки называют октябрь 1917 года забытым призраком. С целью принижения его значимости революции ее называют просто переворотом. Разумеется, что произошел переворот. Однако не только в России, но и в мире. Но именно как результат это великой революции. Представляются абсолютно не состоятельными и попытки некоторых авторов представить Октябрь как революцию, осуществленную на немецкие деньги. Все это не ново. Такого рода попытки предпринимались уже в 1917 году политическими противниками Ленина. И вообще не имеет абсолютно никакого значения то, какие деньги были у большевиков. Революцию финансировали и некоторые капиталисты. Однако это не означает, что она была осуществлена в их интересах.

Нельзя вычеркнуть из истории того, что было. Отменить состоявшиеся революции решениями парламентов или президентских указов невозможно.

Как говорят, даже боги не могут сделать бывшее не бывшим. Их нужно воспринимать как данность и учиться у них. Однако история учит только тех, Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.41 с.См. Например: Clements B.E. Bolshevik women // The Russian revolution: The essential readings.L; Toronto, 2001. Figes O., Kolonitskii S. Interpreting the Russian revolution: The language and symbols of 1917. - New Haven, L, 1999, Hanson St.

Time and revolution: Marxism and the design of Soviet justice.Chapel Hill; L, 1997, Hillyar A. Revolutionary women in Russia 1870-1917. A study in collectivebio graphy. - Manchester; N.Y., 2000 и др.

кто хочет у нее учиться и жестоко наказывает тех, кто не в состоянии и извлечь из нее соответствующие уроки.

Уже опыт первой русской революции давал возможность для недопущения последующей более грозной революции, о неминуемости которой предупреждали многие общественные деятели. Так, Московский городской голова князь В.И. Голицын писал в 1910 году в своем дневнике:

«Для меня не подлежит никакому сомнению близкое наступление революции». Разумеется, такого мнения придерживался не он один. Однако Романовы, также как и возвращенные во власть в результате реставрации монархии Бурбоны во Франции, ничего не поняли и ни чему не научились.

Между тем, у Николая II были все шансы для того, чтобы сохранить в стране монархию. Но не абсолютную монархию, на чем он настаивал, а конституционную, о необходимости которой говорили кадеты. С.Ю. Витте, автор многих демократических начинаний и в том числе и Манифеста октября, сетовал, что Николай не отвечает задачам, выдвинутым революцией 1905 года, и что если бы на его месте был человек типа Петра I, то удалось бы избежать многих бед, грозивших стране. Вспоминая о своей беседе с царем, он писал, что царь говорил так, как будто бы этой революции и вовсе не было и что теперь все благополучно.

Правда и сам Витте сильно колебался в определении направления политического движения: «вперед» или «назад». Министр просвещения И.И.

Толстой, признавая возможность такого выбора, говорил: идти вперед «по новому пути» или вернуться назад в старый строй «со всеми его опасностями и мерзостями». В правящих верхах одни говорили, что надо идти вперед по пути реформ, другие звали назад к отказу от преобразований. Министр внутренних дел П.Н. Дурново, советовал «тормозить машину» и «дать задний ход». Иначе говорил Петербургский генерал-губернатор П.Н. Трепов: «Раз император дал известные свободы и узаконил их, всякое с его стороны отступление явилось бы опасностью для династии». Член Государственного совета П.М. Кауфман призывал императора «забежать вперед», дав революционной волне «выход». Разнобой во мнениях, отсутствие четкой правительственной линии создал обстановку министерской чехарды.

Менялись министры. Ушел с поста председателя Совета министров Витте.

Его сменил И.Л. Горемыкин, побывавший на этом посту лишь в период работы I – Думы. П.А. Столыпин, сменивший его на этом посту, попытался совместить эти два подхода путем борьбы с революцией и проведением реформ. Его девизом был «революции – беспощадный отпор, стране – реформы». Он, выступая во II - Думе, имея в виду революционеров, говорил:

«Им нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия».

Однако идти одновременно и вперед и назад было невозможно. И вовсе не случайно, что это его попытка потерпела крах, а его самого повергла пуля террориста. Это был и его личный крах.

Между тем, рецепты необходимых для страны реформ диктовались самой жизнью. Речь, прежде всего, шла о взаимоотношениях Думы и монархической власти. С тем, чтобы Дума стала настоящим парламентом, типа палаты общин в Англии. С тем, чтобы были четко разграничены права царя и Думы. С тем, чтобы открылся простор для становления в стране гражданского общества.

Думы, несмотря на урезанный характер их прав, слабость и недостатки, стали важной вехой в становлении российского парламентаризма. Выборы в Думы способствовали постепенному изживанию монархических иллюзий, складыванию в России многопартийной системы, и элементов гражданского общества. В предвыборных кампаниях и в ходе работы самой Думы оттачивались такие важные вопросы, как агарный, национальный, однопалатная парламентская система, ответственное перед парламентом правительство, всеобщие, прямые и тайные выборы, равноправие всех граждан без различия национальности и вероисповедания, обязательное всеобщее бесплатное начальное образование и др. Здесь сталкивались интересы разных, порой противоположных, общественно-политических сил.

Мудрость руководителя как раз и заключается в том, чтобы выбрать тот единственно верный путь, всецело отвечающей интересам страны. Однако царь, как бы заблудился меж двух сосен и оказался не в состоянии понять, что процесс, начавшийся после революции 1905 года необратим, что это знамение времени.

Вместо того, чтобы «забежать вперед» и дать революционной волне выход, он и его администрация развернули гонения на политические партии, демократическую печать, на мусульман и евреев, беспощадно подавляли крестьянские выступления, устроили кровавую резню на ленских золотых приисках. В стране свирепствовали военно-полевые суды. Виселицы для приговоренных, разбросанные по стране, по имени главы правительства получили название столыпинских галстуков. Словом монархия рубила сук, на котором сидела.

Последним предупреждением для монархии явились февральские события 1917 года. И это был не бунт, не револьт, а настоящая революция.

Прислушавшись к этому предупреждению, можно было услышать требование необходимости создания ответственного перед парламентом правительства, проведения чрезвычайных реформ, направленных на улучшение материального положения трудящихся города и деревни. Однако и это предупреждение не было услышано монархией и ее окружением. Результат – Октябрь 1917 года.

Известно что, во время крутых исторических поворотов резко возрастает субъективный фактор общественного развития. Будь на месте слабовольного Николая II человек с сильной политической волей, события могли бы развиваться в ином направлении.

История предоставила возможность реализации альтернативы Октября и А.Ф. Керенскому. Нельзя сказать, что у него не было возможности предотвратить надвигающуюся грозу. Как писал известный историк Октября В.И. Старцев, он в достаточной мере был информирован, чтобы представить себе масштабы вызова, брошенного ему Лениным. У него не было недостатка в советниках, указывавших ему на срочные меры, которые могли бы предотвратить надвигающуюся революционную грозу и не допустить выхода вооруженных масс на улицы. Однако он рассчитывал не на политическое решение вопроса, а на силу, на юнкеров и казаков. Он полагал, что это будет лишь неким повторением июльских событий, когда ему путем расстрела мирной демонстрации удалось предотвратить приход к власти большевиков.

Однако оказалось, что недооценил возможности большевиков и не верил в эффективность их выступления. Однако просчитался и упустил время, еще оставшееся ему для политического маневра. Он не смог стать личностью, соответствующей вызову истории.

Такой человек, как писал находившийся тогда в России американский журналист Альберт Рис Вильямс, появился «как гром среди ясного неба, как какое-то наваждение». При этом он упомянул, о некоем поверье, распространенном на Западе перед началом первой мировой войны. В нем говорилось, что мир будет объят пожаром войны и тогда к 1915 году на севере Европы появится некто монголо-славянин, без военного образования писатель или журналист, в руках которого до 1925 года будет находиться большая часть Европы1.

Не останавливаясь на происхождении этого поверья, скажу только, что в эти годы возвысилась гигантская фигура Ленина. Разумеется, он не был ангелом, а человеком, который понимал, что великие вопросы времени решаются силой. И он видел эту силу в лице созданной им партии, которая в условиях быстро развивающейся революции, выдвинула лозунги, тотчас овладевшие массами. Не будь Ленина, как неоднократно признавался Л.Д.

Троцкий, не было бы и Октябрьской революции. К этому можно только добавить, что не стало Ленина и вместе с ним ушли многие позитивы революции. Я имею в виду новую экономическую политику, которая была Вилъямс Альберт Рис. О Ленине и Октябрьской революции. – М., 1960. С. 65.

свернута Сталиным. Неправ был Анри Барбюс, утверждая, что Сталин – это Ленин сегодня. Сталин был далеко не Ленин. Правы те, кто пишет, Сталин был опровергателем Ленина. В.М. Молотов говорил, что он был выдающимся, но не великим человеком и что по настоящему великим был Ленин. Величие его заключалось среди прочих его неординарных качеств и в том, что он не был догматом, а человеком хорошо понимавшим, что жизнь богаче любых теорий. Он и к марксизму относился именно с этих позиций.

Он всегда настаивал на творческом применении марксизма. Исходя из этого, он понял, что мировая революция не назрела, что федерализм в России неизбежен. Его самое главное прозрение, видимо заключалось в предвидении необходимости определенной конвергенции капитализма и социализма. Это – новая экономическая политика, которая, как он говорил, вводится надолго и всерьез. Разумеется, так оно и было бы продли судьба его жизнь хотя бы на 10-15 лет. Тогда из России нэповской действительно могла бы возникнуть Россия социалистическая. Субъективный фактор сыграл после его смерти злую шутку. Сталин свернул эту политику и развернул кампанию насильственной коллективизации, уничтожения наиболее работоспособной части деревни. В результате развитие сельского хозяйства оказалась заброшенной назад, а колхозная деревня так и не стала образцовой и передовой.

Между тем Китай, опираясь на идеи новой экономической политики, смог осуществить реальную конвергенцию капитализма и социализма и в силу этого превратиться в одну из самых быстро развивающихся стран современного мира. И это опять-таки проявление субъективного фактора, а именно возвышение в этой стране такого человека, как Дянь-Сяо-Пин.

В современном Вьетнаме также реализуется ленинские идеи новой экономической политики.

Ленин сегодня во многом и, к сожалению, во многом с подачи таких историков как Дмитрий Волкогонов, таких авторов детективных сочинений как Дашкова и таких телепередач как «Похороны Ленина» на телевидении воспринимается как предшественник сталинских злодеяний, как некое чудовище. Однако, придет время, когда как писал Владимир Маяковский, века дорисуют его недорисованный, но достоверный портрет.

Разумеется, нельзя идеализировать людей и особенно политиков и полководцев. На них на всех кровь, тысячи и миллионы человеческих жертв.

Разрушенные города и села и многое другое. Не исключение из этого числа и Ленин. Между тем, в западной историографии к нему проявляется более объективный подход1.

Haimson L. Lenin's revolutionary career revised: Some observations on recent dis Опыт российских революций учит многому. И главное тому, что революциям есть альтернатива. Важно их своевременное выявление и превращение в инструментарий реализации социально-экономических и политических реформ.

Партии в истории и политике Начну с напоминания о том, что партия – это группа людей объединившихся для достижения общих интересов, целей.

Партии оставляют огромный след в политике и истории. Именно они приводят в движение огромные массы людей, вовлекая их в политику и тем самым, оказывая во многих случаях решающее влияние на ход истории.

Возникает вопрос: когда появились политические партии Они в зачаточной форме имелись уже на заре человечества, когда люди начали осознавать себя как некую общность. Думаю, что не намного ошибусь, если скажу, что племя во главе с вождем представляло партию. Цель ее – выживание в упорной борьбе с природой и с соседними племенами. С возникновением государства появляются определенные группы людей, ставящих целью овладение властью или добивающиеся максимального влияния на существующую власть.

Организованные политические партии возникают уже в зрелом обществе, где четко выявляются интересы той или иной части общества. Возникает понятие верхов и низов, создаются условия заигрывания интересами низов.

Партии, как правило, говорят от имени народа, как сила, заинтересованная в улучшении условий жизни народа и более всего народных низов. На определенном этапе исторического развития появляются классовые партии.

Партии бывают разные. Большинство партий – это партии мирных обновлений общества, партии политических реформ. Такие партии имеются в большинстве стран. Их, как правило, в каждой стране по две крупных конкурирующих друг с другом и более мелких, не играющих сколь либо значительной роли в жизни общества. В Англии – это партии консерваторов и лейбористов, в США – партии демократов и республиканцев. Эти партии не ставят своей целью свержение существующего строя. И даже к изменениям конституции прибегают очень редко. Впрочем, в Англии нет даже писаной Конституции. Так что там и менять нечего. Эти партии знают, что если они у власти, то это не надолго. Знают они и то, что им рано или поздно придется уступить место у власти конкурирующей партии. Короче, знают, что нужно вести постоянную работу по привлечению масс на свою сторону. Эта работа cussions // Kritika: Explorations in Russian and European history. - Bloomington, 2004. Vol. 5. - N 1. - P. 55-80.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.