WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 38 |

Ленин говорил что они, не заказываются и, что они должны вырастать из конкретных условий той или иной страны. В задачу теоретиков марксизма входило изучение и выявление этих условий. В качестве таких условий они определили капиталистические порядки, где господствует эксплуатация человека человеком. Именно ликвидация этих порядков, где в непримиримости находятся труд и капитал, является задачей революций.

Цель – победа труда над капиталом и ликвидация частной собственности.

Эта цель по Марксу и Ленину может быть реализована лишь революционной партией. Вот почему Ленин основное внимание в своей деятельности посвятил теоретическому обоснованию и конкретной реализации создания революционной партии.

В революции 1905-1907 гг. социал-демократическая партия не смогла выступить ее вдохновителем и организатором. Не смогли стать таковыми и другие партии, прежде всего, такие из них наиболее значительные и влиятельные, как партия кадетов и эсеров. Поэтому можно сказать, что в этой революции не реализовался субъективный фактор. Партии, в том числе и большевики, оказались побежденными.

Однако Ленин говорил, что эта революция стала генеральной репетицией революции 1917 года. И писал, что разбитые армии хорошо учатся.

1917 год обозначил несколько вариантов исторического пути России. То, по какому из этих вариантов пойдет страна, зависел от соотношения общественных сил и политических партий. Каждая политическая партия стремилась навязать стране свой вариант исторического пути. Прав был П.В.

Волобуев, когда писал, что нельзя «изображать исторический процесс как улицу с «запрограммированным» односторонним движением» и что этот процесс многовариантен.

Победил тот вариант, который был предложен большевиками и, прежде всего, их вождем В.И. Лениным. Это тот конкретный случай в истории, когда от конкретной исторической личности зависело будущее страны, ее будущая история. Большевики победили потому, говорил Л.Д. Троцкий, что у них был Ленин. Другие партии потерпели поражение, ибо не располагали своим Лениным1.

Между тем и после прихода к власти большевиков, продолжали сохраняться некоторые альтернативы исторического пути России. Одной из таких альтернатив являлась ее многопартийное политическое развитие.

Однако это альтернатива располагала минимальными возможностями. Ибо большевики с самого начала не собирались делиться с кем-либо политической властью. Причем, они считали, что во власть пришли они навсегда, до достижения основной цели. До построения коммунизма.

Весь период советской истории, начиная с октября 1917 года и до года, т.е. до крушения коммунистических идеалов, большевистская партия по-своему творила историю. Во-первых, она добилась устранения со своего пути всех политических конкурентов. При Ленине были ликвидированы все партии, кроме большевистской партии. Сталин ликвидировал и тех конкретных лиц в самой партии большевиков, кто противился его личному курсу, осуществлению его видения истории. В том числе и ближайших соратников Ленина. Во-вторых, она ликвидировала все капиталистические элементы, включая и сельскую буржуазию, кулачество. В-третьих, она провела индустриализацию промышленности и коллективизацию сельского хозяйства. И, наконец, в-четвертых, она обеспечила себе монополию на истину.

Конкретные задачи намечались в пятилетних планах, которые предварительно утверждались на партийных съездах и только формально выносились на сессии Верховного Совета СССР и обретали силу закона.

Таким образом, партия большевиков сама по своему усмотрению начала творить историю. И в то же время сразу же присвоила себе монополию на создание писаной истории. Возникла специальная дисциплина история ВКП(б), переименованная в связи с изменением названия самой большевистской партии в историю КПСС. Возникли специальные научные учреждения, которые должны были воссоздать историю партии большевиков.

Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М., 1990. С. 273.

В 20-е годы создается общество по изучению истории партии (истпарт) с ее местными отделениями и многочисленными кадрами. Затем появился институт Ленина, в последствие преобразованный в институт марксизмаленинизма. В республиках на базе местных отделений истпарта были созданы институты истории партии.

В 80-е годы в университетах, в том числе и на историческом факультете Казанского университета были открыты отделения истории КПСС, где готовили специалистов по истории партии. На этом отделении и на несколько ранее созданном отделении научного коммунизма студенческая стипендия была на 15 процентов выше, чем на других факультетах и отделениях университета.

В Москве при ЦК КПСС существовала Академия общественных наук, куда по направлению местных партийных комитетов принимались партийные работники. Слушатели этой Академии наряду с изучением общественных наук, готовили и кандидатские диссертации. В том числе и по истории КПСС.

Специальность по истории партии в системе ВАК была обозначена номером 01.07.002. Второй номер принадлежал Отечественной истории. Хотя в настоящее время и нет специальности и предмета история КПСС, номер этот сохранился и под этим шифром осуществляется защита диссертаций главным образом по истории России.

Итак, произошло полное обособление истории КПСС от гражданской истории. Однако на практике работы по истории КПСС были своеобразно создаваемыми работами по отечественной истории. Однако историки партии должны были делать главный упор на показ руководящей роли большевистской партии в реализации планов партии. В центре и на местах в массовом порядке создавались однотипные работы, скажем под названиями руководство КПСС народным образованием в Саратовской области в годы девятой пятилетки. Разумеется, не исключались и другие пятилетки. В ходу были такие обозначения как «борьба КПСС за дальнейший подъем сельского хозяйства…», «партийное руководство развитием культуры…» и т.д. Всего не перечислить.

Эти работы должны были раскрывать постоянно возрастающую роль КПСС в жизни общества, доказывать «эффективность» ее работы. О недостатках, как правило, не рекомендовалось писать. Это можно было делать только по разрешению сверху. И речь могла идти только о недостатках местных партийных органов и отдельных партийных руководителей.

Существовали запретные темы. Так, не могло тогда появиться работа по массовым репрессиям. Можно было писать только о врагах народа, коими объявлялись и репрессировались сотни тысяч невинных людей. Можно было писать только о «разоблаченных агентах иностранных разведок». В работах описывалась «массовая поддержка» трудящимися массами мероприятий Советского государства и его карательных органов по осуждению врагов народа.

Кроме того, в партийные архивы и ряд фондов государственного архива был ограничен доступ. На большинстве документов КПСС, включая даже документы местных партийных организаций, накладывался гриф «секретно».

Рабочие выписки исследователей, работавших в партийных архивах, строго проверялись. Оттуда вырезывались целые куски, удалялись отдельные страницы и даже предложения и выражения. Разумеется, работать с этими источниками было нелегко. Воссоздать на их основе правду истории было невозможно.

Можно сделать вывод о том, что история партии так и не стала настоящей гуманитарной научной дисциплиной. В то же время нельзя сказать, что по графе истории партии не появлялись отдельные крупные научные исследования. Их появление зависело от выбора темы и личных качеств научного работника. Однако эти работы по своей сути посвящались строго самой истории партии или же проблематике гражданской истории.

Поэтому в числе тех историков, которые и считались историками партии, было немало таких, которые, по сути, и не являлись таковыми. Среди таких историков в Казанском университете нужно назвать академика АНТ покойного Р.И. Нафигова, создавшего ряд высококачественных работ по истории татарской общественной мысли, о Муллануре Вахитове и т.д. Это был поистине талантливый и очень плодовитый историк, труды которого были высоко оценены научной общественностью. С.М. Михайлова, также работавшая на кафедре истории КПСС, создала немало интересных трудов по истории дореволюционного народного образования и развитию общественнополитической мысли у татар. Профессор Р.Г. Хайрутдинов создал немало интересных трудов по истории Татаро-Башкирской республики и истории Татарстана.

Можно назвать немало имен историков, творивших под маркой специальности КПСС, но сумевших создать значительное количество исторических трудов, не потерявших своего значения и в наши дни.

Однако речь идет не об этих отдельных историках и их творениях, а в целом о предмете истории КПСС, который, по выражению некоторых авторов, оказался в положении «некоего политизированного мутанта», искусственно созданного из отдельных разделов других гуманитарных дисциплин и, прежде всего, из гражданской истории и обществоведения.

В связи с этим возникает вопрос: нужно ли писать труды по истории партии Разумеется, нужно. Однако, во-первых, в контексте гражданской истории, как ее составную часть. Во-вторых, с изложением всей правды об истории большевистской партии. В-третьих, с привлечением всех относящихся к предмету исследования фактов без единого исключения.

В то же время было бы неправильно вести речь только о предмете истории КПСС. По большому счету и гражданские историки находились на службе партии. Правда, не особо доверенных, однако, тем не менее, обязанных работать на основе марксистско-ленинской методологии.

Обязательными требованиями для них являлись принципы партийности и классовости. Партийность в те годы должна была быть воспринята как высшее выражение научной объективности. Понятие классовости относилось лишь к рабочему классу, как носителю общенародных интересов, как к наиболее сознательной части советского общества. И сама партия долгое время называлась партией пролетариата, партией рабочего класса. И в нее принимали, прежде всего, рабочих от станка. Доступ в нее был в определенной мере открытым представителям колхозного крестьянства, которое как это постоянно декларировалось, являлось союзником рабочего класса.

Гражданские историки отличались от историков партии возможностью более свободного выражения тем исследования и более свободной возможностью преподавания. Если историки партии преподавали, прежде всего, съезды и другие форумы партии, то гражданские историки могли говорить об этих форумах в контексте истории России и СССР. Если первые обязаны были точно соблюдать сетку часов лекций и семинарских занятий по отдельным темам, то для гражданских историков это было не обязательно.

Причем, надо иметь в виду, что история КПСС преподавалась всем студентам, независимо от их специальности. В том числе и студентамисторикам. Гражданская история, преподавалась лишь студентам-историкам, частично юристам и филологам.

По этой причине число историков, преподававших историю КПСС, было во много раз больше числа гражданских историков.

История и политика всегда взаимосвязаны, шли в прошлом, идут сегодня и будут идти в будущем вместе. Они не разлучны.

По этому разделу предлагаются следующие темы лекций:

• Предмет и задачи.

• Проблематика спецкурса.

• Состояние изученности различных аспектов проблемы.

• Источники и литература.

• История русско-ордынских отношений в политике.

• Историческая наука и перестройка.

• Политика творит историю.

Литература:

1. Авторханов А.Г. Империя Кремля. Советский тип колониализма / А.Г. Авторханов; послесловие С. Хациева. - Минск, 1991. – 107 с.

2. Алексеева Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука в России (1917 – 1923 гг.) / Г.Д. Алексеева. - М.: Наука, 1968. - 300 с.

3. Вандаловская М.Г. П.Н. Милюков, А.А. Кизеветтер: История и политика / М.Г. Вандаловская. - М.: Наука, 1992. - 285 с.

4. Вандаловская М.Г. Историческая наука российской эмиграции:

«евразийский соблазн» / М.Г. Вандаловская. - М.: Памятники исторической мысли, 1997. - 349 с.

5. Изморик В.С. Политический контроль в Советской России. 19181928 годы / В.С. Изморик // Вопросы истории. - 1997. - №7.

6. Литвин А.Л. Запрет на жизнь / А.Л. Литвин. - Казань: Татарское книжное издательство, 1993. - 224 с.

7. Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе / В.Т. Пашуто.

- М.: Наука, 1992. - 398 с.

8. Пискарёв В. Султанбеков Б. «Этот учебник не выдерживает большевистской критики» // Гасырлар авазы – Эхо веков. - Казань, 1996. - № 3-4.

9. Постановление бюро Татарского обкома ВКП (б) «Об ошибках в работе Татарского научно-исследовательского института языка, литературы и истории» // Гасырлар авазы – Эхо веков. - Казань, 1996.

- № 3-4.

10. Соколов В.Ю. История и политика (К вопросу о содержании и характере дискуссий советских историков 1920-х – начала 1930-х гг.) / В.Ю.Соколов. - Томск, 1990. - 115 с.

11. Соколов О.Д. М.Н. Покровский и советская историческая наука / О.Д. Соколов. - М.: Мысль, 1970. - 276 с.

12. Султанбеков Б.Ф. История в лицах / Б.Ф. Султанбеков. - Казань:

Татарское книжное издательство, 1997. - 128 с.

13. Тагиров И.Р. На изломе истории / И. Р. Тагиров. - Казань:

Таткнигоиздат, 2004. - 423 с.

14. Тагиров И.Р. Очерки по истории Татарстана и татарского народа (ХХ в.) / И.Р. Тагиров. - Казань, 1999. - 486 с.

15. Тоталитаризм как исторический феномен. Сборник статей. - М.:

Философское общество СССР, 1989. - 395 с.

Альтернативы в истории и политической жизни Альтернатива – это иные варианты развития. История изобилует альтернативами. Альтернативы бытовые. Альтернативы политические.

Альтернативы в прошлой истории: Говорят, что история не знает сослагательного наклонения. Это действительно так. Как говорят, даже боги не могут сделать бывшее не бывшим. Однако наука история знает и сослагательного наклонения. Она наряду с тем, что уже произошло и не может быть изменено, изучает и то, что могло быть, и ищет причины того, что не свершилось.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.