WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 38 |

Непростые процессы происходили в самой Российской Федерации, призванной быть объединяющим началом в реорганизации страны на демократических началах. Всюду создавались различные партии и движения, требующие подлинной демократизации страны на основе роспуска КПСС и ликвидации ее диктата над жизнью страны. Набирала силы движение «Демократическая Россия». 20-21 октября 1990 года в Москве в кинотеатре «Россия» состоялся его съезд. На нем присутствовал 1181 делегат от республик, краев и областей РСФСР. В качестве основных идеологического принципа работы оргкомитета по созыву съезда были названы альтернатива руководству КПСС, а как организационный принцип обозначен «отход от любых способов насильственного решения национальных, социальных проблем и других вопросов». Среди требований выступивших ораторов были такие как отставка Союзного правительства, департизация Армии, КГБ, МВД.

Хотя и не было принято единого программного документа, в обращениях, декларациях и резолюциях в качестве основной политической задачи была поставлена задача разрушения СССР путем выхода из него РСФСР. Идея суверенитета России стала главной в работе съезда. В качестве конкретных мер по разрушению СССР были обозначены подготовка и проведение актов гражданского неповиновения с целью достижения отставки правительства Горбачева – Рыжкова, выражение поддержки курсу российского парламента и правительства на радикальную экономическую реформу и участие в работе по подготовке Конституции РСФСР.

Однако о наличии разногласий в демократическом движении свидетельствовал факт отсутствия на съезде А.Собчака, Г.Попова, С.Станкевича. Лишь на второй день его работы на съезд явился, но не выступил на нем Ю.Афанасьев2.

Эти и другие многочисленные факты свидетельствовали о том, что страну разъедали центробежные силы и сепаратистские настроения. И, естественно, ЦК КПСС и Президенту страны вместо организации инспекционных проверок в республиках, нужно был принимать конкретные и решительные меры по суверенизации республик и незамедлительно подписать новый Союзный договор. Разумеется, с большими элементами конфедерации. С определенным, однако, узаконенным в Договоре, возвратом к ситуации 1919-1921 годов.

Известия ЦК КПСС. 1990. №12. С. 94.

Известия ЦК КПСС. 1990. №12. С. 104-106.

Общественные движения, требующие выхода из СССР, имелись во всех Прибалтийских республиках. Недовольство положением своей республики в СССР имелось даже в самой России, которая навеки сплотила «союз нерушимых республик». Читатель А.Русаков писал об этом так: «Семь десятилетий мы, русские, работали на фактическое равенство наций. И в результате проглядели Нечерноземье, где сейчас нет условий для нормальной жизни. Русские разбрелись по национальным окраинам». «Как не быть в нашей стране места межнациональным конфликтам, если, например, Чукотка, как и другие автономные области Севера, не может самостоятельно распоряжаться своими природными богатствами Красная рыба, красная икра, пушнина, оленьи шкуры, моржовые клыки – все это отбирается министерствами и ведомствами и вывозится»1.

Академик АН Эстонской ССР Я.К.Ребане выразил обеспокоенность демографическими изменениями в своей республике, где до 1940 года процент эстонцев составлял 92 процента, который к 1959 году уменьшился до 75 и к 1989 году составил всего 62 процента. Это очень сильно повлияло на межъязыковую ситуацию. Он писал, что, исходя из того, что русский язык стал языком межнационального общения, сложилась тенденция рассматривать Эстонию как естественное продолжение России, отождествления национально-русского с интернациональным. Отрицательно оценил он также попытки объявить русский язык вторым родным языком, подменить принцип взаимного сближения народов принципом их русскоязычного слияния, свести значение национальных культур «лишь к архаикоэтнографической экзотике»2. В письме Л.Волошина из Украины, присланном в адрес ЦК КПСС говорилось: «Слишком далеко мы зашли в отрицании национального, десятилетиями выкорчевывали его из сознания народа.

Дошли, например, до того, что приходится дискутировать должен ли быть государственный язык у пятидесятимиллионного украинского народа. Здесь уповать на двуязычие не стоит. На деле оно приводит к тому, что человек не знает толком ни того, ни другого». В другом письме из Украины Г.Шраменко говорилось, что русский язык, ставший языком межнационального общения в результате неправильной национальной политики превратился «в фактор вытеснения национальных языков».

8-9 февраля 1989 года журнал «Коммунист» вместе с журналами «Коммунист Советской Латвии», «Коммунист Эстонии» «Коммунист» (Литва) провел в Риге круглый стол по вопросам межнациональных отношений. В нем приняли участие ученые, представители ЦК Компартий Коммунист. 1989. № 15. С. 48-50.

Коммунист. 1989. № 4. С.85.

республик Прибалтики. На нем в весьма острой форме обсуждались вопросы экономического суверенитета республик, вопросы федерализма, проблемы национальных языков, роли партии в жизни республик и страны и т.д.

Публикуя материалы этого круглого стола в журнале «Коммунист», редакция заявила, что она не во всем согласна с высказанными мнениями. Между тем, мнения высказанные участниками круглого стола были направлены лишь на совершенствование межнациональных отношений и созданию условий для реального суверенитета республик. И ни один из участников круглого стола не ставил вопроса о выходе из СССР. Одновременно с выступлениями ученых журнал опубликовал и программные положения народных фронтов Прибалтийских республик. В них также речь шла только об экономической самостоятельности республик, о свободном развитии культур и языков и не ставился вопрос о государственном обособлении.

Вопрос об экономическом суверенитете в программе народного фронта Латвии была обозначена так: «НФЛ требует отменить всесоюзное подчинение предприятий, организаций и хозяйств, банков, а также сетей, средств и систем транспорта, энергетики и связи, находящихся на территории республики»1.

Эти программные положения Народного фронта разделялись и участниками круглого стола. Академик АН Латвии А.Калнынш разъяснил, что речь идет не просто о выходе предприятий и хозяйственных организаций, расположенных на территории республики из союзного подчинения, а о хозяйственной самостоятельности республик, с тем, чтобы они имели право путем использования таких экономических рычагов как налоги, предельные цены, создание межотраслевых государственных объединений процентные ставки и т.д. сами определяли форму своей хозяйственной деятельности. Ученый высказался за то, чтобы при определении формы собственности четко указывалось, что это собственность народа той или иной республики.

Необходимость экономической самостоятельности доктором юридических наук Ю.Боярсом была обоснована тем, что в настоящее время лишь 5,процента фондов промышленности находились в распоряжении республики.

Академик АН Эстонии М.Бронштейн высказался еще острее: «Мы не хотим платить за повороты скверных рек, разного рода экономические авантюры, а хотим участвовать в программах в соответствии с нашими возможностями и сообща выработанными критериями. Он внес предложение рассматривать собственность народа республики как обособленную часть общенародной собственности. Однако против такой постановки решительно высказалась доктор экономических наук, член сейма «Саюдис» К.Прунскене. «Я, сказала она, - не согласна с академиком Бронштейном». И заявила: «Рассматривать Коммунист. 1989. №6. С. 63.

собственность республик как обособленную часть общенародной собственности можно лишь в том случае, если не признавать государственного суверенитета республик, понятие «народ» относить только к населению всего Советского Союза, а жителей конкретной республики народом не считать. Такой подход, по сути, уничтожает хозяина собственности». Заместитель директора НИИ экономики и планирования народного хозяйства Госплана Литовской ССР В. Астраускас заявил, что в республике уже разработан документ о региональном хозрасчете, который можно рассматривать как первый этап перехода к экономической самостоятельности. «Начав с 1990 года, - сказал он – в1992-м или в 1993-м мы должны идти к следующему этапу, на котором созреют условия и для решения валютных и финансовых вопросов». Поддержав идею четкого выделения республиканской собственности, лектор ЦК КП Латвии А.Гапоненко, сказал, что до сих пор распределение шло «из единого котла», и сейчас невозможно определить, где, чья доля». Профессор Латвийского университета доктор юридических наук А.Плотниекс также высказался понятия общенародной собственности. Он задался таким вопросом: «Но ведь ни одна республика ни одним актом не передавала ни землю, ни недра в общесоюзную собственность. В Договоре об образовании СССР ничего об этом не говорится. Тогда откуда это взялось» И сделал вывод: «каждый народ союзной республики является собственником своей земли».

Обсуждался вопрос о возможности возникновения таможен и национальных валют.

Возникли и острые дискуссии. Генеральный директор объединения «Двигатель» Яровой, присоединившись к мнению Астраускаса, высказался в пользу постепенного перехода к экономической самостоятельности и выразил опасение, что единовременный разрыв с хозяйственной общесоюзной структурой может привести к непредвиденным последствиям. Член правления Народного фронта Эстонии, заведующая кафедрой журналистики Тартусского университета М.Лауристин, заявив, что завод «Двигатель» для научной общественности «терра инкогнито», куда невозможно попасть, задала ему вопрос о национальном составе коллектива. Из ответа стало ясно, что там эстонцы составляют всего 3,5 процента, и потому сказал генеральный директор «чрезвычайно затруднителен перевод делопроизводства на эстонский язык, предусмотренный Законом о государственном языке».

Вопрос о языках вызвал также бурные дискуссии. Большинство выступивших ораторов высказалось за введение одного государственного языка, которым должен быть язык народа, образовавшей республику. Однако раздавались голоса и в пользу введения в республиках двух государственных языков. Так, А.Алексеев заявил так: «Все мы вправе иметь собственное мнение о том или ином законе. Мое мнение таково, что Латвийской республике, где полтора миллиона человек говорит на русском и примерно столько же на латышском, нужны два государственных языка». В программе Народного фронта Латвии говорилось: «Граждане, обращаясь в государственные органы, учреждения и организации, предприятия Латвийской ССР, могут пользоваться как латышским, так и русским языком и получать официальные документы на любом языке по своему выбору. В сфере социального обслуживания должны обеспечиваться свободное использование латышского и русского языков»1. Член-корреспондент АН Латвии И.Апине заявила, что «интернационализм не есть эквивалент перехода в национальных республиках на русский язык по принципам «чем быстрее, тем лучше» или «русский язык – второй родной»2.

Стало ясно, что вопросы экономической самостоятельности, так или иначе, упираются в вопросы взаимоотношений центра и республик.

Определяющей стала точка зрения о том, что сильные республики создают сильный центр, а не наоборот.

Обсуждение проблемы федеративных отношений началось выступлением директора института философии и права АН Латвийской ССР В.Миллер, который заявил, что «в республиках, в том числе и в Латвии много и резко говорят и пишут о несовершенстве федеративных отношений, явных перекосах в отношениях между центральными и местными властями». «Мы много говорим о расширении прав союзных республик и децентрализации управления, а между тем централизация продолжается». Он высказался в пользу подготовки нового союзного Договора. Преподаватель Таллинского университета Г.Хазак высказался за полномасштабную федерацию, в которой фундаментом должны быть республики и их суверенные права. Они должны добровольно отдавать часть своих прав Союзу. Он и Ю.Боярс выдвинули идею введения права «вето» для союзных республик в Совете национальностей Верховного Совета. Последний сравнив права советских республик с правами штатов США, сказал: «Если бы республиканские законодательные органы имели те же полномочия в Союзе, что и законодательные органы штатов, наши федеративные отношения были бы в значительно лучшем положении».

11.Русская идея.

В предыдущем изложении говорилось о том, что в 20-е годы великодержавный шовинизм выражался в стремлении преобразовать Коммунист. 1989. № 7. С.70.

Там же. С.71.

национальные республики в губернии и области, в наступлении на права республик и органов их государственного управления. На «рыскуловском» национальном совещании в 1923 году представитель Дагестана Наджмутдин Самурский обозначил это стремлении словами «Ванька прет!». В последующие годы эта тенденция лишь усилилась. И только с началом демократических преобразований в стране в республиках, как об этом говорилось в предыдущем изложении, развернулась активная, порой резкая, критика централистских и русификаторских тенденций национальной политики КПСС и Советского государства.

Эта критика снова возродила так называемую русскую идею, которая поразному понималась и воспринималась различными слоями русской интеллигенции. Общим для них являлась боязнь потери русского влияния, сферы влияния и воздействия русского языка в национальных республиках и в стране в целом. Некоторые исследователи, например Л.М. Дробижева, различают российский и русский национализм. Под первым Дробижева имеет в виду своего рода «гражданский национализм», направленный на защиту полиэтнического Российского государства. Русский национализм, по ее мнению, не связан только «с защитой, поддержкой, восстановлением русской культуры, с обращением к истории, наследию русской идентичности, но в некоторых вариантах и с идеями государственности: либо с идеей создания русского государства в составе РФ, либо с интерпретацией Российской Федерации как русского государства, призванного обеспечить в приоритетном порядке интересы русского народа и русской культуры»1.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.