WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 38 |

«Япония не может оставаться навеки на своих островах. Будущее японского народа требует открытия дверей в Сибирь для переселения и дверей Китая.…В ее интересах разбивать по частям великанов европейского империализма»1. Турция в глазах Султангалиева страна, которая «переживает здоровый процесс национального возрождения». Имея в виду победоносное сопротивление странам Антанты, пытавшимся завоевать ее и уничтожить как государственный организм, он писал: «Тот, кто еще не верил или сомневался в этом, испытал его на своей шкуре. Штыки преданных делу национального возрождения Турции турецких рабочих и крестьян и турецкой прогрессивной интеллигенции научили, кого следует, думать реалистически». Большое место в освободительном движении будущего придавал Султангалиев Китаю, этому, как он выразился, «старейшему народу из всех старых народов мира», который «долго спал», «но, наконец, открыл глаза». Гражданские войны в этой стране он определил как фактор объединения разрозненных частей этой страны в единый кулак, «от которого едва ли поздоровится народам Запада».

Султангалиев ознакомил со своими тезисами Татарского историка Хади Атласова, который, согласившись с их принципиальными моментами, предостерег его от пробуждения Китая. Он сказал ему, что «пробудившийся после долгой спячки в течение многих веков многомиллионный Китай способен будет «в два счета» съесть и переварить в своем желудке, т.е.

ассимилировать слабые еще во всех отношениях тюркские народы в своем стремлении расширяться территориально на Запад». Атласов наступление Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С. 535.

Китая на европейские страны считал аксиомой и исходя из этого делал вывод, что «нельзя торопиться с национальным пробуждением Китая, но должны торопиться с национально-освободительным движением тюркских народов»1.

Однако при этом был прав Султангалиев, ибо он объективно оценивал тенденцию развития Китая, считая, что оттого, что кто-то торопит или не торопит развитие Китая, мало что зависело. И, действительно, современный Китай развивается грандиозными темпами и буквально на глазах нынешнего поколения превращается в одну из наиболее развитых мировых держав.

Процесс возрождения Индии он назвал более болезненным, чем возрождение Китая. Однако, указав, что речь идет о колонии «самого могущественного из европейских бандитов – Англии», выражал уверенность в том, что «как бы ни был страшен старый морской пират, не устоять ему против освободительного движения Индии». Так оно и случилось. Корона Британской империи, каковой являлась Индия, выпала из колониальной системы империализма.

Что стало началом конца империи, над которой, как любили говорить, никогда не заходило солнце. Не обошел вниманием Султангалиев освободительное движение Египта, Марокко и колоний России, которое, по его словам, усиливает общий хор революционных усилий к освобождению от гнета Запада». Более того, он выдвинул идею диктатуры колоний над метрополиями и создания вместо III Интернационала Колониального Интернационала.

Конечно, в эпоху научно-технического процесса эта диктатура не может реализовываться в виде территориальных приобретений или военного присутствия. Прошло также и время всяких Интернационалов. Однако современное мощное экономическое развитие Японии, Китая, Сингапура и ряда других стран Юго-Восточной Азии, стремительное проникновение новейших технологий и высококачественной продукции этих стран на мировые рынки свидетельствуют о том, как говорил Султангалиев, что они «по частям» разбивают гигантские монополии, веками диктовавшими им свою волю. Не приходится сомневаться в том, что Восток будет вносить нарастающий вклад в интеллектуально-технологическое преобразование мира.

Мышлению Султангалиева всегда было свойственно рассматривать явления и процессы в едином контексте общего, национально-особенного и отдельного, частного. Освобождение народов Востока от империалистического ига он рассматривал как составную часть мирового революционного процесса. А революцию в России как условие для достижения свободы ее угнетенными народами. В этом контексте ЦГА ИПД РТ. Ф. 109. Оп.5. Д.109. Л.163.

рассматривал он и судьбу своего родного татарского народа. Он по настоящему любил свой народ и страстно желал восстановления его государственности. Свободы желал он не только для татар, но и для всего российского Востока.

Указав на факты отделения от России Финляндии и Польши, возникновения национальных республик в ее составе, оценил их как борьбу за расширение прав суверенности. Однако его, оказавшегося в системе революционной власти Советской России, постоянно тревожил отход Советской власти от принципа свободного самоопределения народов. И у него, как он отмечал, «созрело решение создания самостоятельной партии на основе ревизии марксизма и ленинизма по колониальному и национальному вопросам»1. Еще более беспокоило его то, что и среди самих националов были люди приверженные идее национального нигилизма, считавшие, что главная задача революции не свобода народов, а победа социализма в мировом масштабе. Нации, по их представлению, временны и они отомрут по мере приближения человечества к коммунистическому будущему. По этой причине они отвергали и идею создания национальных республик. В лучшем случае рассматривали их как нечто временное. Такой подход в принципе соответствовал политике жесткой централизации, проводимой большевистской властью. Султангалиеву приходилось вести отчаянную борьбу, как с этими устремлениями, так и с проявлениями шовинизма в национальной политике большевиков. Он был свидетелем того, как друг за другом выстраивались республики и национальные образования одни бесправнее других. Свидетелем становления империалистического государства советского типа.

Между тем, Султангалиев считал, что для успешного продвижения революции в мировом масштабе нужно создавать маяки, на которых равнялись бы другие народы и страны. Один из таких возможных маяков он видел в Туркестане. По этому поводу он писал: «Советское самоопределение Туркестана, превращение его в более или менее самостоятельное советское государство с самым широким привлечением к этому трудящихся туркестанского туземного населения являлось в наших глазах одним из реальных и действительных средств нашего укрепления на Востоке и, следовательно, вовлечения его в орбиту начатой нами международной социальной революции»2. Однако Султангалиев видел иное, а именно, отказ этой республике в своей Компартии, военных формированиях, самостоятельном бюджете, отстранение руководства республикой Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С. 545.

Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С.457.

представителей туземного населения и замена их шовинистами и национальными нигилистами. Он и его сторонники полагали, что таким маяком могла бы быть Татаро-Башкирская республика. Не состоялась и она.

Возникла урезанная в правах и в территории Татарская республика. Не могла быть маяком и она. Лишилась прав, признанных за ней в дни, когда нужно было обеспечить переход ее войск на сторону Красной Армии, и Башкирская республика. Стали тиражироваться республики и национальные области, ничем не отличающиеся от обычных российских областей.

С созданием СССР возникла не только система ранжирования республик, но и жесткая централизация союзных республик в ежовых рукавицах Москвы. Выступая на XII съезде РКП(б), представитель Украины Х.Г.

Раковский сказал, что «центральные органы начинают смотреть на управление всей страной с точки зрения их канцелярских удобств» и что им «конечно, неудобно управлять двадцатью республиками» и что было бы гораздо удобнее, «если бы все это было одно». Борьбу Украины с центральным аппаратом он назвал «борьбой за существование». «После образования СССР получилась возможность обрушиться всем вместе на отдельные республики»1. Вовсе не случайны следующие строки из резолюции XII съезда ККП (б): «Союз Республик расценивается значительной частью советских чиновников в центре и на местах, не как союз равноправных государственных единиц, призванный обеспечить свободное развитие национальных республик, а как шаг к ликвидации этих республик, как начало образования так называемого «единого-неделимого».

Султангалиев видел, что в новых условиях еще более бесправными оказывались автономные республики, лишенные права непосредственного вхождения в СССР. Такими же бесправными оказались и закавказские республики, которые в СССР также не непосредственно, а через Закавказскую ССР. Султангалиев вхождение республик в Союз в составе Федерацией назвал «лишней проволочкой». Путь непосредственного вхождения республик в СССР он назвал «более правильным». Выступил он и против деления национальностей на тех, кто имеет право вхождения в Союзный ЦИК и тех, кто не имеет такого права, и сказал, что «разделение на пасынков и настоящих сыновей – безусловно, по нашему мнению, является ненормальным»2.

Отстаивая равноправие народов и их республик, он говорил: «В Союз Советских Республик входят Российская Республика и все автономные республики, бывшие независимыми республиками, все автономные области.

Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923. Стенографический отчет. М., 1968. С.580.

Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С. 409-410.

Нельзя говорить, что эта национальность доросла до того, что ей можно предоставить автономию, а эта не доросла». Ранжирование народов и республик по сортам он видел и в том, что одних из них, например, закавказские республики заставляют федерироваться между собой, а другим, например северокавказским народам, запрещают это делать. «Мы, - заявил он, протестуя против этой несправедливости, - бьем грузинских уклонистов за то, что они не соглашаются на образование Закавказской Федерации, и мы в то же время не разрешаем чеченцам и кабардинцам объединиться в одну федерацию». И поставил вопрос: почему федерация возможна для Закавказья и невозможна в отношении других частей».Султангалиев видел, что из этих, казалось бы, частных вопросов, выстраивается в целом национальная политика, состоящая из несправедливостей и неравноправия народов и осуществляемая насильственно принудительным путем. Он понимал, что республики, также как и в целом система советской федерации, создаются формально, и под федеративной декорацией вырастает жестко централизованное тоталитарное государство. Поэтому, зная ход развития истории, предсказывал будущее страны: «И сколько бы ни стремились панрусисты и их сторонники, /под какой бы маской они ни находились: под маской ли «демократов» или «коммунистов»/, к ликвидации этого движения, сколько бы они не старались низвести их роль до роли обыкновенных русских провинций, или к его ослаблению, этого им пока что не удается сделать и, видно, не удастся, какие бы хитрые махинации не выдумывались ими в борьбе за национальную самостоятельность и независимость, пока что давало лишь обратные результаты»2.

Интересен прогноз Султангалиева на будущее: «какой бы класс в России не стоял и не пришел к власти, никому из них не восстановить былого величия и могущества страны…Россия, как многонациональное государство и государство русских неизбежно идет к распадению и к расчленению. Одно из двух: или она /Россия/ расчленится на свои составные национальные части и образует несколько новых и самостоятельных государственных организмов или же власть русских в России будет заменена коллективной властью «националов»…Это есть историческая неизбежность как производное от сочетания. Вернее, произойдет первое, а если случится второе, то оно все рано явится лишь переходом к первому. Былая Россия, восстановившаяся под нынешней формой СССР, недолговечна. Она преходяще и временна»3. Он в качестве явственно выступающих государственных организмов обозначил Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С. 435-436.

Там же. С. 537-538.

Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С.538.

Украину с Крымом и Белоруссией, Кавказ в союзе с Северным Кавказом, Сибирь и Великороссию. Союз тюркских республик он обозначил словом «Туран». Поскольку в течение многих лет старались этого слова не произносить, боялись его как черт ладана, необходимо особо отметить, что Султангалиев в него не вкладывал никакого реакционного содержания. Туран – это прародина древних тюрков, а в устах Султангалиева - символ единства тюркских народов и обозначение возможности создания ими федеративных государственных объединений. В отличие от руководителей Советского государства, в принципе опровергающих федерализм, предпочитающих вместо него централизм и лишь оказавшихся вынужденными играть в «федерализм», Султангалиев вкладывал в это понятие реальное содержание.

А это рассматривалось как стремление к ревизии национальной политики Советского государства. Хотя, несомненно, что она нуждалась в такой ревизии. Оно и рухнуло в немалой мере потому, что такая ревизия не была проведена.

Как видно, Султангалиев опровергал марксизм-ленинизм теоретически и выступал против реализации его основных принципов в России практически.

Он верил в то, что говорил и делал. Пытался убеждать в своей правоте руководителей Советского государства. И когда это ему одному оказывалось не под силу, искал союзников. Прежде всего, среди своих соратников. С его теоретическими построениями соглашался лишь Юнус Валиди, бывший народным комиссаром земледелия в правительстве Татарстана. Именно его он первым ознакомил со своими «Тезисами». Некоторые предложения этого его надежного друга помогли Султангалиеву при завершении этого поистине исторического документа. Другие его соратники могли быть ему союзниками лишь в вопросах национально-государственного строительства.

Очень многое из того, что было выдвинуто Султангалиевым, ими не только не воспринималось, но и оценивалось как ревизия марксизмаленинизма. Поэтому, он долго не решался ознакомить их со своими «Тезисами». А.Енбаев и К.Мухтаров были ознакомлены с ними лишь в году, т.е. почти через два года после их написания. И они произвели на них впечатление разорвавшейся бомбы. Енбаев не был согласен с тезисом о том, что после социалистических революций на Западе произойдет столкновение между пролетариатом западных стран и колониальными народами. А К.Мухтаров вернул «Тезисы» через два дня, оценив их как контрреволюцию, и заявил, что если Султангалиев не откажется от них, он вынужден будет разойтись и порвать с ним1.

Мирсаид Султангалиев. Избранные труды. Казань, 1998. С.154.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.